18+
  1. Пусть Следственный комитет рассудит

Пусть Следственный комитет рассудит

Пусть Следственный комитет рассудит
Журналисты Интернет-газеты «Век» не считают вмешательством в личную жизнь известного телеведущего Андрея Караулова обнародование его процесса торговли информацией. История с его телефонными переговорами, в которых он просит за снятие некоего видеосюжета с его интервью солидную суму «откупных», получила неожиданное развитие.

Сначала директор Национального исследовательского института проблем коррупции Сергей Сапронов послал запрос на имя генпрокурора Юрия Чайки письмо провести проверку сведений, опубликованных в СМИ. А затем на скандал в прессе обратили внимание в государственной думе: депутат Тамара Плетнева направила письмо руководству пятого канала с требованием провести служебное расследование в отношении своего телеведущего.

Об Андрее Караулове, как известно, говорят многое, и часто нелицеприятное. Достаточно процитировать Виктора Лошака, бывшего редактора «Огонька» и члена Большого жюри Союза журналистов, который так охарактеризовал то, чем занимается Караулов:

- Мне жалко журналистов. По деятельности Андрей Караулова судят обо всех журналистах. И это ужасно!

Публичная оценка такого интеллигентного и порядочного человека, как Виктор Лошак, говорит сама за себя. Но, тем не менее, сколько бы не рассуждали о нравственном и моральном облике телеведущего Караулова, в основном, все заканчивалось разговорами. Ну, или, в крайнем случае, судами о защите чести и достоинства. Караулов -признанный лидер среди журналистов в нашей стране по количеству таких исков. Причем от очень порядочных людей, например, таких, как великий хирург Лео Бокерия, главком ВВС РФ Владимир Михайлов, политик Григорий Явлинский… И так далее, список очень большой. С Карауловым хотел судиться даже Михаил Горбачев. Но, как правило, даже если Караулов проигрывает такие иски, то все заканчивается выплатой не очень больших денег – например, суд, признав ложь в отношении главкома ВВС, обязал выплатить ему всего 10 тысяч рублей.

При этом сам Караулов любит говорить о том, что он много судится, потому что занимается громкими журналистскими расследованиями. Но в нашей стране есть очень много имен, которые занимались тем же самым, и при этом умудрялись оставаться глубоко порядочными людьми. Например, покойные Юрий Щекочихин и Артем Боровик. В случае же с Карауловым, обратите внимание, речь идет именно о прямых и регулярных обвинениях во лжи. Он даже с позором был выгнан с телеканала ТВЦ с формулировкой «за систематическую ложь и нарушения журналистской этики». И, тем не менее, чисто в практическом плане суды о защите чести и достоинства - не очень действенная мера против такого человека, как Караулов.

Другая тактика с «систематической ложью» в исполнении Караулова - это обращение в Арбитраж с иском о компенсации материального ущерба или упущенной выгоды. Такой процесс сейчас пытается, например, выиграть компания «Финам», вчинившая иск автору «Момента истины» на несколько миллионов рублей. Но даже это не очень серьезная сумма – Караулов выпустил на огромную телеаудиторию десяток сюжетов с обвинениями в адрес владельца компании «Финам», причинив тем самым серьезнейший репутационный ущерб компании. При этом перспективы этого разбирательства весьма туманны.

В данном же случае речь идет о совершенно другом. Когда Караулов опубликовал свои письма, в которых пригрозил руководителю движения «Мир без нацизма» Борису Шпигелю подготовить фильм «Государственный преступник», мы поняли что все гораздо серьезнее. В данном случае разговор может идти об очень серьезном правонарушении – шантаже с целью вымогательства. Чтобы читатель понимал, шантаж в российской юриспруденции - не самостоятельное преступление, а средство совершения других преступлений. Шантажом называется угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. При этом шантаж как угроза разоблачения либо распространения позорящих сведений, чаще всего используется для совершения такого преступления, как вымогательство.

В свою очередь, вымогательство, согласно УК - это незаконное требование от кого-либо (например, личности или организации) совершения каких-либо действий (например, имущественного характера) под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества и распространения истинных или ложных сведений, позорящих или могущих причинить любой вред тем, кому это требование предъявляется, или их близким. Наказывается это преступление сроком от четырех до пятнадцати лет, в зависимости от степени тяжести.

И вот теперь еще раз давайте вернемся к тому, как развивалась вся эта история с письмами Караулова. Сначала телеведущий в видеоролике, отвечая на вопрос журналиста, очень подробно анонсирует программу, о том, как он будет расследовать деятельность бывшего сенатора Бориса Шпигеля. Причем, обратите внимание, как он это делает – подробно по пунктам перечисляет некие, довольно грязные слухи в отношении Шпигеля. Причем делает это, внимание, изначально ангажировано, поскольку Караулов заранее четко расставил акценты - он, внимание, сообщает всем посредством запросов и публикации на сайте программы, что будет расследовать именно хищение государственных средств в неких банках путем невозврата кредитов. То есть он уже заранее определил, кто прав, кто виноват. А ведь это, согласитесь, противоречит самому духу расследования. Ведь расследование - это процесс, в котором просто по определению невозможно знать конечный результат или истину. Журналист или, допустим, следователь для того и предпринимает это действие (расследование), чтобы выяснить эту истину. А тут Караулов, как бы заранее сообщает, какую именно истину он собирается искать. И даже сообщает название фильма: «Государственный преступник».

А после этого следует странная запутанная история, которую мы описывали. Сначала Караулов официально объявляет эти свои запросы «фальшивыми», а затем как бы ненавязчиво просит «двадцаточку» за удаление этой информации из Интернета. Ничего себе, цепочка. Знаете, если это не шантаж с целью вымогательства, то с нашей точки зрения очень и очень близко к этому. И как мы считаем, окончательно доказывает именно опубликованный ответ Караулова на нашу статью. Обратите внимание, Караулов в своем письме вновь анонсирует программу, причем вновь фактически угрожает, что будет расследовать именно вот это и это. И даже, не дожидаясь результатов расследования, сообщает о названии своего фильма: «государственный преступник», Вот так, ни больше, ни меньше.

И знаете, здесь очень интересный момент, посмотрите, Караулов грозит обратиться в Следственный комитет, но внимание, не для того чтобы следователи проверили подлинность данной записи, где он просит деньги за снятие информации своего интервью из интернета. А просто просит фактически наказать нас за вмешательство в его частную жизнь. Очень тонкий момент: если бы такую запись смонтировали в отношении меня, по идее, я бы в припрыжку побежал в соответствующие органы с заявлением на грубую клевету. А тут такое закругленное «вмешательство в личную жизнь». То есть, как бы он признает де факто, что возможно что-то и говорил, но вот вывешивать это нельзя, потому что, видимо, для Караулова процесс торговли информацией - очень интимный и личный процесс.

Кстати говоря, судя по всему, телеведущий очень не любит Следственный комитет, хотя и грозит нам обращением туда. В свое время Караулов проиграл позорнейший иск депутату Илюхину. Так вот в рамках того разбирательства Илюхин обратился в Следственный комитет, попросив его официально проверить сведения, которые в отношении него указал Караулов. Более того, Илюхин добровольно и публично предложил сложить с себя на время проведения проверки СК этих сведений свою депутатскую неприкосновенность. А Караулов, между прочим, обвинил депутата в очень серьезной коррупции.

То есть ведущему как бы здесь и флаг в руки, его оппонент полностью разоружился перед ним. Но не тут то было: Караулов, говоря образно, начал первым публично кричать «караул!» Он категорически отказался встречаться со следователем Следственного комитета, и более того, обратился в Союз журналистов с криками о помощи – мол, грубо давят на великого журналиста. Любопытно, правда, очень о многом говорит. Караулов же ведь сам опубликовал эти сведения в отношении Илюхина, а когда началась серьезная проверка, сиганул в кусты! То есть получается, что его программа как бы на самом деле вовсе и не для борьбы с коррупцией, в прямом смысле этого слова, а для каких-то других целей. Так как в случае с Илюхиным Караулов отказался доводить дело до логического конца, а именно участвовать в уголовном антикоррупционном расследовании, возбуждения которого на словах так добивался в своей программе.

И вот здесь мы говорим еще раз: Следственный комитет - это просто отлично. Мы тоже журналисты, как и Караулов. И раз в стране началась борьба с коррупцией, то давайте бороться с коррупцией и в рядах журналистов. Чем мы лучше? Мы готовы предоставить Следственному комитету все наши источники, и, более того, сейчас официально говорим, что эти источники связаны с ближайшим окружением тележурналиста Караулова. И он (источник, а по сути свидетель) очень многое может рассказать о том, как вообще развивалась эта история. Если мы виноваты в чем-то с точки зрения закона и уголовного права, то готовы понести наказание.

И я думаю, обращаться за защитой в Союз журналистов Караулову теперь будет затруднительно. Во-первых, повторюсь еще раз, потому что мы тоже журналисты, а во-вторых, с нашей точки зрения, журналистское сообщество тоже очень устало от этого субъекта из «Момента истины». Так как мне, точно также как и Виктору Лошаку, очень не приятно, что обо всем профессиональном цехе судят по деятельности телеведущего Андрея Караулова! Пусть нас рассудит Следственный комитет, если суды ничего с телеведущим сделать не могут.