18+
  1. «Роспил» на таможне остановят «распилом»?

«Роспил» на таможне остановят «распилом»?

«Роспил» на таможне остановят «распилом»?
До 1 декабря 2015 года правительство РФ должно представить в Кремль свой вариант реформы контрольно-надзорной деятельности. И вновь заговорили о вероятном разделе функций ФТС между ФСБ и ФНС. Возможно, фискально-силовой фьюжн поможет, наконец, справиться с таможней, которая остается одним из чемпионов по коррупции.

О разделе или реструктуризации Федеральной таможенной службы и «скорой» отставке главы ФТС Андрея Бельянинова говорят не первый год, и это уже напоминает историю с пастушком, кричащем «Волки! Волки». Но именно сейчас президент РФ Владимир Путин поручил правительству сократить структуру контрольно-надзорных ведомств (КНВ), и кабмин уже вовсю прикидывает варианты оптимизации разного рода надзирателей.

Сам господин Бельянинов уверяет, что «первый раз» слышит о возможной передаче функций его ведомства силовикам и налоговикам. Источники РБК в правительстве пояснили: вероятно, таможенный контроль отойдет ФСБ, а ФНС займется контролем за поступлением средств в бюджет (обе службы и сейчас фактически участвуют в деятельности таможни). При этом, говорят, ФТС будет вообще упразднено, а Андрея Юрьевича таки ждет неминуемая отставка. Время, кажется, подходящее: объем отчислений таможенной службы в бюджет рухнул почти на 30%, а коррупция в процессе растаможки, по слухам, достигла таких размеров, что, видимо, ей уже жизненно необходима «пересадка» ключевого органа в лице ФСБ. Кроме того, борьба с избыточными полномочиями разросшихся КНВ традиционна для России в периоды экономической нестабильности.

Но поможет ли реорганизация ФТС в борьбе с коррупцией или товарно-денежные потоки просто переведут на других лиц? «Решение вполне в духе времени, в ситуации, когда грузовик с «санкционкой» приравнивается к подразделению диверсантов, именно ФСБ должна встать на страже таможенной границы, - рассказал «Веку» руководитель центра социально-политических исследований и проектов Сергей Поляков. - Другого выхода нет. Коррумпированность таможенников стала притчей во языцех еще в лихие 90-е. Не сильно изменилась ситуация и сегодня, несмотря на все усилия и экстренные меры, предпринимаемые правительством (уничтожение санкционной продукции), поток контрабанды остановить так и не удается. В условиях войны санкций способность государства обеспечить неукоснительное соблюдение режима таможенной границы является важнейшим фактором, влияющим на исход «битвы». Видимо, таможенные чиновники не сумели правильно оценить сложность текущего момента и не смогли отказаться от пагубных привычек мирного времени, а по законам военного времени к саботажникам пощады нет».

В настоящее время, когда вы пересекаете границу, то сталкиваетесь с двойным ее прохождением на территории России: вас досматривают пограничники и проверяют таможенники, напомнила «Веку» председатель Ассоциации Адвокатов России за Права Человека Мария Баст. «На мой взгляд, это чрезмерный контроль, - говорит адвокат. - Все-таки сборы платежей и контроль за этими сборами должен осуществлять налоговый орган, а контроль нарушения порядка пересечения границы должен осуществлять силовой орган, в чьих полномочиях проводить оперативно-розыскную работу. Я считаю, что оптимизация правильная.

При этом штат обоих органов придется расширять. В большей степени налоговый, ведь на сборы на границе требуется определенное материально-техническое оснащение и кадровое обеспечение. Скорее, это объединение таможни и налоговой, нежели таможни и ФСБ. Речь идет об оптимизации расходов и контрольно-надзорной деятельности. Естественно, два органа проще контролировать, чем три на степень коррупции. Однако последует расширение штата, поэтому говорить, что коррупция снизится, реждевременно, так как требуются меры не только оптимизации работы органов, но и правоохранительная деятельность в области противодействия коррупции контрольно-надзорных органов на границе», - заключает Баст.

«Полагаю, что не следует ждать организационного объединения ФТС и ФНС в принципе, а также распределения полномочий ФТС между ФНС и ФСБ ввиду специфики таможенной службы, - заявил «Веку» председатель Исполкома Российского союза налогоплательщиков, член ОП РФ Артем Кирьянов. - Исторически, несмотря на общую задачу наполнения бюджета государства, функции сбора налогов и взимание пошлин на границах не совпадали до степени смешения. Кроме того, считаю неверным передачу экономических функций в ведение специальной службы, основной задачей которой является обеспечение безопасности - слияние пограничных войск и таможенников совершенно точно не даст синергетического эффекта. Другой вопрос - объединение информационных массивов, баз данных таможенной и налоговой служб. Эта мера оправдана и направлена как на повышение уровня доходов бюджета, так и на противодействие экономическим преступлениям. Сегодня ФНС является признанным лидером в сфере внедрения информационных технологий, работы с большими массивами данных - это подтверждено и независимыми экспертами, и международными рейтингами; неудивительно, что объединение информационных платформ обеих служб будет происходить на площадке ФНС.

Относительно борьбы с коррупцией в отдельно взятом ведомстве могу сказать, что принципиально это возможно. Прежде всего, необходима четкая алгоритмизация функций службы и сотрудников, информационная прозрачность деятельности, максимальное обезличивание контактов субъектов предпринимательской деятельности и сотрудников службы. Условно можно сказать, что чем выше степень технологизации процесса, тем меньше риск коррупционных проявлений. Ярким примеров выхода ведомства из коррупционного пространства с использованием указанных принципов также является ФНС России, к которой в последние годы практически нет претензий по коррупционной составляющей. Представляется, что и ФТС идет по этому пути, хотя, возможно, и недостаточно быстро. Но простым расформированием ведомства проблему коррупционной емкости таможенных функций не решить», - говорит Кирьянов.

Россияне неоднократно могли удостовериться в том, что ФТС под управлением Бельянинова превратилась в настоящий «вертеп» с коррупцией, лоббизмом и рукоприкладством, в котором Андрей Юрьевич, скорее, блюдет свои личные интересы. Одна история с «Ростэком», созданном в 90-е для строительства и эксплуатации объектов таможенной инфраструктуры, чего стоит.

К 2012 году этот государственный монополист на рынке брокерских услуг на таможне через «дочек» владел терминалами и СВХ по всей стране (не менее 20-30% рынка внешнеэкономической деятельности РФ, сообщали «Ведомости), затем «Ростэк» распался на десятки частных компаний, которые были «унаследованы» экс-коллегами Бельянинова, его подчиненными или родственниками сотрудников ФТС. Давний знакомый Владимира Путина, бывший офицер КГБ Андрей Юрьевич и его бывший сослуживец по Новикомбанку Александр Повстяный в свое время сделали «Ростэк» влиятельнейшим звеном российской таможни, фактически «отжав» СВХ у частников и направляя оформление документов только на терминалы «карманного» ФГУП.

«Мы давно говорим, что с этим ФГУПом нужно покончить. Если мы хотим иметь честную таможню, а не ту, которая приватизировала много километров государственной границы!» - взорвался, наконец, в 2012 году глава ФАС Игорь Артемьев.

В итоге «Ростэку» пришлось часть предприятий ликвидировать, часть – продать. Но, говорят наблюдатели, на деле изменилась лишь форма собственности компании, а руководят ею те же люди. Повстяный и его команда, по слухам, до сих пор владеют многими терминалами, СВХ, таможенными складами и перевозчиками по всей стране – наследством «Ростэка». «Ведомости» выяснили, что 35 действующих и бывших директоров структур «Ростэка» за последнюю пятилетку обзавелись частными компаниями, оказывающими таможенные услуги или получающими госконтракты от подразделений таможни. Причем, когда ростэковских «дочек» упраздняли, они показывали большие убытки, но после превращения их в ООО (под руководством одних и тех же бывших госслужащих) резко стали сверхприбыльными. А «Ростэк» так и остался у таможенной кормушки, сменив ряд вывесок – ФТС распорядилась, чтобы в любом случае участникам внешнеэкономической деятельности было его не обойти.

Самое интересное, что среди партнеров «Ростэка» и структур Повстяного оказались и родственники Бельянинова. Так, структуры, связанные с супругой руководителя ФТС Людмилой Бельяниновой, владеют 14% ЗАО «Ростэк-строй», созданного в 2010 году. Партнер Повстяного по финансово-правовому бюро «Белый кит» и директор «Ростэк-дюфримола» Артем Морозов был гендиректором и владельцем 66,67% в фирме дочери Бельянинова Светланы (ООО «Маэстро»), ликвидированной в 2011 году. «Белый кит», как сказано на его сайте, оказывает юридическую поддержку внешнеэкономической деятельности, помогает найти нужных контрагентов и «организовать получение классификационного решения ФТС России при ввозе многокомпонентных грузов в несобранном или разобранном виде», сообщало издание.

Уголовные дела на сотрудников ФТС возбуждались одно за другим. Так, бывший советник руководителя «Ростэка» Александр Романов подозревался в том, что через подконтрольных ему руководителей филиала «Ростэк-Брянск» получал ежемесячное незаконное вознаграждение от нескольких внешнеторговых фирм – следствие предполагало, что за 2010-12 гг. он получил десятки миллионов рублей. И это только от одного ЗАО, а всего их было больше полусотни! В прошлом году Романов был приговорен к пяти годам лишения свободы. Однако это дело не стало первым «Оборонсервисом» и господин Бельянинов сохранил свой пост.

«Рыба» уже вовсю «гнила с головы» - ФТС превратилась в механизм по извлечению коммерческой прибыли в пользу ограниченного круга лиц. «Правильная» растаможка через структуры «Ростэка» - гарантия того, что в Россию можно провести любой ширпотреб, да хоть атомную бомбу, писала «Наша версия».

Безусловно, догадываясь о деятельности руководства, не хотят остаться в стороне от наживы и сотрудники таможни рангом пониже. В январе нынешнего года по коррупционному делу о взимании денег с иностранных граждан были арестованы несколько сотрудников таможни в аэропорту «Домодедово». Начальник смены поста Владимир Гаврилов и двое его замов - Дмитрий Верещагин и Светлана Чернова подозреваются в том, что получали дань за недосмотр грузов из Вьетнама. Ранее за взятки были задержаны еще двое сотрудников той же домодедовской таможни – Виктор Мирошкин и Рафик Велиметов. Местные таможенники, по версии следствия, придумали тарифы для различной «помощи» приезжим и за сутки могли собрать до полутора миллионов! Кстати, в 2012 году бывший начальник этого поста Рудольф Зимин приобрел себе пентхаус в «Москва-Сити» (примерная цена около $3 млн.), что при его официальном годовом доходе в 1,5 млн. рублей выглядит совсем уж вызывающе.

Начальника Омской таможни Алексея Бочкарева (наряду с начальником Сибирского таможенного управления Юрием Ладыгиным) подозревали в организации каналов контрабанды на сибирском направлении и обвиняли в превышении должностных полномочий с применением насилия: он оскорбил и избил своего подчиненного – начальника организационно-аналитического отделения Игоря Масленникова. Но руководство ФТС ограничилось лишь выговором Бочкареву, а позднее суд приговорил его к трем годам колонии условно. А разговоры о том, что на Омской таможне работает контрабандная схема по ввозу в Сибирь низкокачественного казахского топлива, самопального алкоголя и опасного китайского ширпотреба, судя по всему, так и остались без внимания следователей.

Бывшего генерал-лейтенанта ФТС Алексея Шашаева подозревали в организации конкурса на поставку программного обеспечения для ведомства с заранее определенным победителем - «СБЛ-Техноложис». Стоимость госконтракта была завышена до 332 млн. рублей (на 125 млн.); по версии следствия, это делалось для того, чтобы коммерсанты отдали организаторам тендера «откат» в размере 15% от выплаченных им средств.

В 2014 году вспыхнул скандал в Северо-Западном таможенном управлении (СЗТУ) – у начальника Балтийской таможни Сергея Соколенко были изъяты документы по госконтракту с частной фирмой. Согласно договору подрядчик должен был провести тепловизионное и энергетическое обследование ряда объектов СЗТУ. Работы оценили в 500 тыс. рублей, бюджетные деньги были перечислены, но контракт так и не был выполнен. Вполне вероятно, госсредства банально вывели через «тендерную» схему. Виновные, судя по всему, пока не найдены.

Эксперты сокрушаются: с таким ФТС Россия стремительно теряет позиции в Таможенном союзе, хотя должна была стать локомотивом развития Альянса. Поставщики товаров, говорят, все чаще предпочитают провозить грузы через белорусскую и казахскую таможни – лишь бы не иметь дела с нашей ФТС. Возможно, власти действительно осознали, что без усиления ФСБ на границе и в процедурах контроля за внешнеэкономической деятельностью уже просто не обойтись?

По словам директора Института современного государственного развития Дмитрия Солонникова, идея оптимизации административных структур все больше и больше захватывает умы руководства страны. «Так, недавно Федеральная служба по тарифам была включена в Федеральную антимонопольную службу. Несколько дней назад заговорили о возможности объединения Министерства финансов и Министерства экономического развития. Сейчас прошла информация о возможном разделении полномочий ФТС, - напомнил «Веку» политолог. - Все это могли бы быть звенья одной цепи, оптимизирующей систему управления страной. Но решения принимаются явно бессистемно, не связаны друг с другом и с какой-то общей стратегией. Нет ни единого документа по реформированию органов государственной власти в РФ, ни дорожной карты таких изменений, ни ясной цели, зачем все изменения проводятся.

В этих условиях возникает впечатление, что никакой стратегической цели никто и не преследует, а каждый раз решаются какие-то частные задачи. Кого-то из чиновников отправить в отставку, ликвидировав его должность, кого-то, наоборот, усилить, дав ему новые полномочия и контроль над новыми финансовыми потоками. Именно эти аспекты, прежде всего, и приходят в голову, когда речь идет о ликвидации ФТС», - отмечает Солонников.

И если исторически, еще в царское время Таможенная служба входила в состав Министерства финансов в виде различных департаментов, то соединение ее сейчас с ФНС вроде бы выглядит логично, продолжает эксперт. «Передача же части функций ФСБ – это, скорее, дань актуальной повестке дня сегодняшнего сложного политического момента, когда «кругом враги, а внутри измена». Поможет ли данная реорганизация повышению эффективности – можно будет узнать только из практического опыта. Один из законов Мерфи гласит, что любая реорганизация бюрократического аппарата ведет только к его увеличению. Очень многое будет зависеть от субъективных кадровых решений и назначений. Уберут ли одну аббревиатуру, расширив общие штаты, а также количество проверок и необходимых к заполнению документов (ровно в два раза). Или реально произойдет сокращение работающих котролеров и их контролирующих действий», - подчеркивает Солонников.

Последние новости