18+
  1. Сенатский тромбоз

Сенатский тромбоз

Одна из наиболее заметных политических инициатив Дмитрия Медведева добавила забот региональным парламентариям. До 2011 года законодательные собрания всех регионов России должны определить порядок назначения своих представителей в Совет Федерации.

Работа эта идет спокойно, без особых эмоций и скандалов, как, впрочем, и обсуждение сенатской реформы. И, думается, не только потому, что спорить с президентом сейчас не принято. Просто тот, кому нужно остаться в «отреформированном» сенате, устроит это без особых проблем.

Нынешний российский сенат как только не называли, подчеркивая его структурные особенности: то «клубом миллионеров», то «почетной ссылкой»… Известный специалист в области конституционного права, профессор Ирина Конюхова еще в 2004 году дала этим метафорам вполне научное объяснение, отметив, что региональные интересы законотворчества в Совфеде «оказались подмененными другими, зачастую более частными интересами». «Как известно, в Совете Федерации представлены три группы членов, - писала тогда Конюхова. - Первая — те, кто действительно является выходцем из субъектов Федерации; вторая — представители крупного и среднего бизнеса и третья — бывшие высокопоставленные лица федеральной государственной элиты. Такой разнородный состав приводит к тому состоянию законодательной работы этой палаты, для которой неизбежно сочетание с иной, и прежде всего лоббистской, деятельностью в самом широком смысле этого слова».

Время подтвердило правоту этих оценок, причем, как выяснилось, Сенат стал не только площадкой для публичного лоббирования частных интересов, но и удобным способом сокрытия уголовных деяний. Пробить брешь в стене депутатской неприкосновенности силовикам удалось лишь однажды – это был громкий арест сенатора от Башкирии Игоря Изместьева, на котором «висело» несколько экономических преступлений и заказных убийств.

Но совершенно очевидно, что Совет Федерации, в состав которого за последние 10 лет входили не менее двух десятков представителей «золотого списка» Forbes, может дать правоохранительным органам куда более обильную пищу для расследований. Был умело «замят», к примеру, недавний скандал с известным банкиром и сенатором от Тывы Сергеем Пугачевым, которого политологи и журналисты заподозрили в подделке дипломов о высшем образовании. Настоящих документов Пугачев так и не предъявил, но в прессе прокатилась волна публикаций о том, что сенатор стал жертвой «информационной кампании».

Что касается неприкрытого лоббизма интересов частных компаний, на это был вынужден публично обратить внимание даже спикер Совфеда Сергей Миронов. Еще три года назад по его инициативе были отправлены в отставку сразу четыре сенатора, чрезмерно увлекавшиеся лоббизмом: Александр Сабадаш, представлявший интересы Ненецкого автономного округа, Аркадий Саркисян (Хакасия), Игорь Иванов (Приморский край) и Борис Гутин (Ямало-Ненецкий АО).

Но показательная «порка» ничуть не умерила пыл сенаторов-олигархов, которые особо и не скрывают целей своего присутствия в Совфеде. Например, сенатор от Мурманской области Андрей Гурьев, чье личное состояние оценивается в $650 млн. Владелец холдинга «ФосАгро» много лет использует сенаторский пост для упрочения положения главного предприятия своего холдинга – ОАО «Апатит» - монополиста на рынке апатитового концентрата. Андрея Григорьевича можно понять, ведь цель любого бизнеса – прибыль. И чем она выше, тем лучше. Но какой позитивный эффект дают эти прибыли жителям городов, где расположено градообразующее предприятие «Апатит»?! Успешность А. Гурьева как лоббиста никак не сказалась на благосостоянии жителей Кировска и Апатитов, да и остальных жителей Мурманской области. За годы сенаторства, которые Гурьев проработал в тандеме с выдвинувшим его губернатором Ю. Евдокимовым, регион скатился вниз по всем позициям. Область утратила инвестиционную привлекательность, убыль населения стала рекордной, особенно в тех же Апатитах и Кировске, рыболовецкий флота развалился, а положение уволенных в запас военных стало просто бедственным. Конечно, сенатору не под силу все это решить. Но можно было взяться хотя бы за одну проблему (например, в области самая плохая питьевая вода в стране!) – и сделать все для ее решения. Но, опять-таки, забота о регионе так и не стала приоритетной для крупного бизнесмена.

Очевидно, что решение Дмитрия Медведева изменить порядок формирования Совфеда было продиктовано желанием в очередной раз отдалить бизнес от власти и дать пропуск в сенат людям, действительно способным представлять интересы регионов. С этой целью Совет Федерации решено формировать за счет членов региональных заксобраний.

Понятно, что получить заветное место в региональном ЗАКСе, чтобы потом «прыгнуть» оттуда в Совфед, для нынешних состоятельных лоббистов – не проблема. И депутатская неприкосновенность, и лоббистские возможности – слишком лакомые для олигархов привилегии, чтобы так легко от них отказываться. Но создавать в регионах конкуренцию «денежным мешкам» и политическим «дембелям» всех мастей, пусть на первых порах даже искусственно, просто необходимо. Иначе Совфед зарастет тиной, и будет представлять не страну, а самое себя.