18+
  1. Уехал Гриша Перельман…

Уехал Гриша Перельман…

Уехал Гриша Перельман…
На фоне трагедии Новороссии и нарастающего понимания тяжелых последствий от экономических санкций Запада незамеченной прошла одна незначительная вроде бы новость. Григорий Перельман, замечательный математик и большой оригинал, уехал работать в Швецию.

ЦитатаВ России не нужны ни великие математики, ни великие физики, ни, вообще, грамотные людиКонец цитаты Как сообщила одна российская газета, его пригласила на работу какая-то частная фирма, предложив приличную зарплату, и он согласился. Гриша Перельман – человек с большими амбициями, очень высокой самооценкой и ни в коем случае не конформист. Для него ничего не значит премия в миллион долларов, для него важно, как с ним общаются. Политес, как говорили в прежние времена. Российская Академия наук предлагала Грише звание академика, но не уговорила. Жил Гриша трудно и бедно, на мамину пенсию, но отказывался от предлагаемых ему денег. Видимо, что-то ему не нравилось в том, как предлагают. А шведы нашли подход к амбициозному и капризному великому математику. Учиться надо у шведов.

А несколькими годами ранее уехали в Англию два российских физика, Андрей Гейм и Константин Новоселов, завершили там работу над своим открытием – графенами(причем, честно сказали, что в России на это им потребовались бы долгие годы), и получили за это Нобелевскую премию по физике и рыцарские звания от английской королевы. Учиться надо у англичан.

Лучшую российскую теннисистку Машу Шарапову ее отец увез в Америку – жить и тренироваться – еще в детстве. Потому что, по его мнению, там лучше и жить, и тренироваться. Маша стала богатой, знаменитой и продолжает жить и тренироваться в Америке. Учиться надо у американцев.

Великая российская прыгунья с шестом Елена Исинбаева живет и тренируется в Монте-Карло… Вы уже догадываетесь, что нужно учиться еще и у монтекарловцев.

Этот список уехавших заграницу великих россиян можно было бы продолжать и продолжать. По экспертным оценкам за последние десять лет из России эмигрировало около двух миллионов человек. И это не самые худшие, не самые бездарные, а вовсе даже наоборот.

Однако, учиться на опыте заграницы воспитанию собственных талантов мы, увы, не сможем. Потому что наша образовательная система практически уничтожена. Пресловутый ЕГЭ ее добил окончательно. Последним яростным борцом за спасение российской средней и высшей школы от варварских реформ различных фурсенок и ливановых был великий математик академик Владимир Игоревич Арнольд. Он и с просветительскими лекциями выступал, и с чиновниками встречался, объяснял им пагубность примитивизации образовательной системы. Порой ему это удавалось. Как-то раз он стал спорить с одним из лоббистов этих «реформ» Я.Кузьминовым о необходимости оставить в школьной программе логарифмы. Тот упорно настаивал на том, чтобы логарифмы убрать. Убрали же астрономию, и ничего, солнце на землю не упало. Сдался Кузьминов лишь после того, как Арнольд привел ему железный с точки твердокаменного рыночника Кузьминова аргумент – не зная логарифмов, невозможно работать на фондовом рынке. Ура – наши школьники смогут работать на фондовом рынке, — Кузьминов оставил логарифмы в программе средней школы.

Теперь бороться с антинаучной революцией(словечко В.И. Арнольда) в образовании и в целом «в науке и технике» просто некому. Академик Арнольд и его соратник по команде гениального Андрея Колмогорова великий математик Израиль Гельфанд умерли во Франции, где им было лучше жить и тренироваться, то бишь читать лекции.

Нынешняя российская средняя школа конкурирует по коррумпированности с гаишниками и врачами. Про высшую школу говорить просто тяжело. Я преподавал в течение трех лет в одном из ведущих российских технических вузов, где готовят специалистов для стратегических отраслей промышленности, затем заведовал лабораторией в одном из ведущих экономических университетов. В стратегическом вузе коллеги удивлялись (втихомолку) тому, что со студентов поборами не занимался, а в экономическом заставляли, хоть и безуспешно, футболками торговать.

Кстати, если уж упомянул о спортивных наших звездах. Тренерская-то школа советских времен приказала долго жить, а российская так и не родилась. А это ведь тоже наука.

Особо скажу о военной науке. Еще год назад я был уверен, что российские реформаторы под предводительством известного специалиста из мебельторга успешно похоронили и эту отрасль. Академия Генерального штаба была практически уничтожена, количество кафедр было сокращено на порядок. Некоторые аспиранты и докторанты не успели даже свои научные работы и диссертации забрать, Сердюков везде прошел как Мамай, все разорил и пожег. Большинство ведущих военных вузов было закрыто. Гитлер просто в гробу, поди, прыгал – от радости.

Однако, откуда ни возьмись, появились вежливые зеленые военные человечки, появился победоносный полководец Стрелков, неуловимый грозный командир батальона «Призрак» Безлер, легендарный полевой командир Моторола. Радует, конечно, что хоть воевать мы не разучились. Однако, радует это не всех россиян. Тревожатся предводители российских элит, которые, собственно говоря, являются бенефициарами разорения отечественной науки и образования. Талантливые командиры ополченцев, как и следовало ожидать, неуправляемы, самодостаточны и независимы. Поэтому на них и напустили вполне управляемого провокатора Кургиняна.

Как бы то ни было, в армию Стрелкова стекаются добровольцы со всей России. Самые лучшие, самые смелые, самые талантливые. Значит, надо теперь учиться и у Стрелкова…

Только вот что-то мне подсказывает, что российские начальники ни у кого учиться не собираются. Их это пока не заботит. Значит впереди у них большие неожиданности.

Владимир Прохватилов,

Президент Фонда реальной политики(Realpolitik),

эксперт Академии военных наук