18+
  1. Ульману дали срок заочно

Ульману дали срок заочно

Ульману дали срок заочно
Северо-кавказский окружной военный суд поставил точку в так называемом «деле Ульмана». Бойцы спецназа ГРУ капитан Эдуард Ульман, лейтенант Александр Калаганский, прапорщик Владимир Воеводин и майор Алексей Перелевский были признаны виновными в убийстве шестерых мирных жителей в ходе второй чеченской кампании в 2002 году.

Ульман получил 14 лет тюрьмы. Другие фигуранты этого дела отделались меньшими сроками.

Александра Калаганского приговорили к 11 годам, Владимира Воеводина — к 12 годам, Алексея Перелевского – к 9 годам заключения. Стоит отметить, из всех вышеперечисленных лиц на судебном заседании присутствовал лишь Перелевский. В апреле 2007 года Ульман, Воеводин и Калаганский скрылись и были объявлены в розыск. Между тем, по мнению адвокатов последних, их подзащитные не самовольно укрываются от правосудия, они похищены кем-то из заинтересованных лиц. Депутат Госдумы Дмитрий Рогозин также подтвердил эту версию, добавив, что фигуранты «дела Ульмана», возможно, доставлены на территорию Чечни.

Как установило следствие, в январе 2002 года разведгруппа спецназа в количестве 12 человек под командованием Ульмана в районе населенного пункта Дай Шатойского района Чечни обстреляла автомашину «УАЗ», водитель которого не отреагировал на приказ остановиться. Сидевший за рулем директор Нохчи-Келойской школы был убит, двое пассажиров получили огнестрельные ранения.

Спецназовцы вывели из машины оставшихся в живых пятерых чеченцев. Оперативный офицер от спецназа при руководителе операции майор Перелевский (а руководителем являлся полковник Владимир Плотников) приказал уничтожить пассажиров «УАЗа», а сам автомобиль сжечь, чтобы не обнаружить расположение бойцов. Что и было сделано: лейтенант Александр Калаганский и прапорщик Владимир Воеводин открыли по задержанным огонь. Позднее Перелевский утверждал, что приказ о расстреле исходил от Плотникова. Последний этот факт категорически отрицал. Ульман и другие обвиняемые по этому делу также не признавали свою вину.

11 мая 2004 года коллегия присяжных вынесла вердикт о невиновности подсудимых, на основании которого суд их оправдал. Однако в Верховном суде отменили приговор. 19 мая 2005 года присяжные вновь признали военнослужащих невиновными, но Верховный суд опять не поддержал оправдательный приговор. Дело было направлено на очередное рассмотрение, но теперь уже коллегией профессиональных судей.

6 апреля 2006 года Конституционный Суд РФ постановил, что до формирования в Чечне суда присяжных дела в отношении военных по преступлениям, совершенным на территории республики, не могут рассматриваться присяжными. Запрос в КС РФ был направлен президентом Чечни и рядом потерпевших по «делу Ульмана». В августе 2006 года начался третий судебный процесс над группой Ульмана, завершившийся в этом году вынесением приговоров «пустым местам».

Кстати, ранее упоминавшийся Дмитрий Рогозин выступает общественным защитником по делу двух офицеров МВД РФ, обвиняемых в расстреле трех чеченцев в начале 2003 года. Рогозин представляет интересы подсудимого Сергея Аракчеева.

Касательно «дела Худякова и Аракчеева» следствием установлено, что разведгруппа под командованием вышеназванных лиц в январе 2003 года в Грозном остановила автомобиль КамАЗ, в котором ехали трое жителей селения Лаха-Варанды. Как выяснилось, Худяков вывел их из грузовика, приказал лечь на землю и убил выстрелами в голову. Потом для сокрытия улик разведчики столкнули грузовик с телами на обочину, облили бензином и подожгли. Паспорта убитых были уничтожены.

Кроме того, как утверждает следствие, по приказанию офицеров бойцы разведгруппы остановили автомобиль ГАЗ-3110 с пассажирами. Худяков обыскал водителя, отобрал у него ценные вещи, а потом приказал отвезти в расположение части, где провел допрос, в ходе которого трижды выстрелил ему в ногу.

Худякову и Аракчееву были предъявлены обвинения по нескольким статьям УК РФ, в том числе по пунктам «Убийство», «Превышение должностных полномочий» и т.д. Так же, как и участников «расстрельной команды Ульмана», Худякова и Аракчеева оправдывали два раза, и каждый раз дело снова направлялось на новое рассмотрение.