18+
  1. Владимир Стрелков, ректор СГТИ: "ВУЗ это не коммерческая палатка"

Владимир Стрелков, ректор СГТИ: "ВУЗ это не коммерческая палатка"

Владимир Стрелков, ректор СГТИ: "ВУЗ это не коммерческая палатка"
Недавно был принят закон о двухуровневом высшем образовании. О необходимости его принятия говорят на протяжении всего времени, что идет реформа образования. Между тем некоторые частные вузы уже давно ввели у себя подобный вид обучения.

Однако в чем отличие коммерческого вуза от государственного до конца тоже не ясно. Понятно, что одними из критиков государственных вузов являются частники. С другой стороны, всем были памятны скандалы в Рособрнадзоре, когда вскрылись факты незаконной выдачи лицензий частным учебным заведениям. Чтобы разобраться в ситуации, мы обратились к ректору Столичного гуманитарно-технологического института Владимиру Стрелкову.

Век: – Владимир Иванович, чем отличается обучение в частном вузе от государственного?

– В стандартах образования. Только в средней школе эта проблема стандартов всё же ещё не столь заметна, но вот в вузах она уже становится чрезвычайно выпуклой. Всё дело в том, что школы и вузы исходят из представления: образование – это искусство. Но если мы обратим внимание на элитарный характер искусства, то поймём, что в искусстве доминирует форма. Что-то может быть отображено в архитектуре, что-то в литературе, что-то в музыке… А наука принципиально отличается от искусства тем, что в ней доминирует не форма, а содержание. Однако учителя в школах и педагоги в вузах смещаются в сферу искусства и создают аляповатые произведения, которые у многих школьников и студентов вызывают смех.

Век: – Может, Вы приведете примеры подобных аляповатостей?

– Да возьмите ту же подготовку методических пособий, которые пишутся какими-то цветными карандашами-фломастерами.

Век: – Вы хотите сказать, что в коммерческих вузах стандартов образования нет?

– Конечно, есть! Мы же по государственным лицензиям работаем. Стандарт образования присутствует и у нас. Но в коммерческом вузе стандарт образования всё же легче ввести в стандартную форму. А когда имеется стандартная форма информации, остаётся лишь менять содержание. За счёт этого образование интентифицируется в 3-5 раз. То есть его продуктивность достигает 70-80%, а в обычном вузе 15-20%. Представьте себе, в моём последнем выпуске на спецфакультете психологии из двадцати пяти человек двадцать четыре получили пятёрки. Ни на один грамм оценку мы не натянули никому! Девушка, которая четвёрку получила, рыдала. А вы представьте, чтобы наши студенты или школьники из-за четвёрок рыдали?

Век: – Вы обрисовали очень радужные перспективы коммерческого образования. Но, скажем, в вашем университете есть факультет юриспруденции. Прокуратура сейчас страдает от нехватки кадров. Вот только при этом на работу туда может устроиться только человек с государственным дипломом. Почему так происходит?

– Проблемы возникают из-за настороженности и недоверия к негосударственному образованию. Недавно я был на совещании ректоров негосударственных вузов России, где поднималась эта проблема. Но понимаете, при этом руководители крупнейших негосударственных вузов в обращение к замминистру образования, который присутствовал на этом совещании, претензий не выражали, а только просили о помощи. Возмущенный замминистра заявил, что ассоциация негосударственных вузов – откровенные иждивенцы. Вместо того чтобы сформулировать проблемы и предложить пути их решения, они постоянно что-то просят. Например, налоги снизить. По всей вероятности, во многих частных вузах корпус ряда руководителей, администраторов и преподавателей слабее, чем в вузах государственных. Именно поэтому ряд структур, в частности прокуратура, с предубеждением относятся к выпускникам коммерческих вузов. Проблемы в коммерческом образовании есть. К государственным вузам, действительно, гораздо строже контроль. Например, треть ректоров государственных вузов после проведённых аттестаций были уволены. Когда к замминистру обратились с просьбой уравнять коммерческие и государственный вузы в правах, он ответил: «Нет проблем. Но тогда мы вас будем так же строго контролировать».

Век: – Вы на это готовы?

– Лично я готов!

Век: – Владимир Иванович, недавно в Рособрнадзоре произошёл скандал, связанный с «липовыми» дипломами, когда оказалось, что создан ряд несуществующих вузов. Как Вы к этому относитесь?

– Так эти структуры сами сотрудники Рособрнадзора и создавали. Они, кстати, до сих пор на своих местах сидят. Та же прокуратура изменит отношение к выпускникам коммерческих вузов только после того, как они будут поставлять только настоящих высококвалифицированных специалистов.

С другой стороны, сейчас существует очень жесткая, методически выверенная программа выдачи лицензий коммерческим вузам. Для её получения, прежде всего, нужно утвердить образовательные учебные программы, иметь утверждённый план, библиотеку по каждой из дисциплин. Всё это подвергается глубокой экспертизе. Юристы подвергают тщательной проверке всю документацию. Кроме этого руководители Федеральной службы по образованию и науке обязательно знакомятся с готовностью учебных помещений и лабораторий. Я проходил процедуру лицензирования от и до, и у меня не создалось впечатления, что это простой процесс «для галочки».

Век: – А вот в Интернете время от времени появляются объявления: «Продам ВУЗ»?

– ВУЗ можно продать только тогда, когда он полностью готов к ведению деятельности. Если есть лицензия, есть документация, есть помещения, есть преподавательский состав, есть студенты, то почему вуз нельзя продать? Коммерческий вуз - это же чья-то собственность.

Вот только после того как вуз сменил хозяина-собственника, всю процедуру лицензирования ему придётся проходить заново. С нуля! С того, что в Минюсте надо заново регистрировать устав. ВУЗ - это не торговая палатка и не производство.

Век: – Действительно, не во все ВУЗы так легко попасть. Даже ЕГЭ придумали. Кстати, каково Ваше отношение к ЕГЭ?

ЕГЭ является инновационным методом контроля общешкольного образования. Это прогрессивный метод по сравнению с тем контролем, который осуществляют педагоги и преподаватели. Другое дело, что он не совсем отработан, поскольку базируется на единственное теории «программированного обучения». А ведь существует ещё шесть теорий обучения. Более прогрессивных и более продуктивных! Причём, большинство из их них принадлежат нашим учёным: «Теория поэтапного формирования умственного развития Гальперина», «Теория проблемного обучения Матюшкина», «Теория обучения взрослых Кулюткина», «Теория управления образованием Якунина». Жаль только, что система образования никак не изменилась.

Век: – Может, целесообразно выбор предложить: кто хочет – пусть сдаёт ЕГЭ, кто не хочет – обычные экзамены?

– Так и тот, и другой методы несовершенны. И в том, и в другом случае мы ставим учащегося в невыгодное положение к оценке его знаний. На занятиях мы как-то попытались понять, что надо делать для того, чтобы иметь хорошую успеваемость в вузе. Выяснили – для этого нужно всего лишь прочитывать каждый день в течение пяти лет от 22 до 30 страниц текста. Прочитали – ответили урок – сдали экзамен – почти всё забыли… То есть, мы заведомо ставим школьников и студентов в невыгодное положение. Усвоить такой объём информации могут только самые одарённые учащиеся.

Век: – Многие видят нынешние проблемы российского образования в том, что были объединены некогда разные ведомства, такие как Минобразования и Миннауки. Сейчас пошли разговоры о том, чтобы эти организации вновь разделить. Как Вы к этому относитесь?

– Оптимальный вариант – Министерство образования и науки. В противном случае наука будет убегать далеко вперёд, и образование её никогда не догонит.

Век: – И все же, кто сегодня лидер - частный или государственный ВУЗ?

Судите сами. На сегодняшний день в Москве 180 коммерческих вузов и 190 государственных. Поэтому государству нужно пересмотреть свое отношение к «частникам».