18+
  1. Лоуренс Россин, Коалиция по спасению Дарфура

Лоуренс Россин, Коалиция по спасению Дарфура

Лоуренс Россин, Коалиция по спасению Дарфура
Судан должен согласиться с резолюцией ООН. Конфликт в Дарфуре, западном регионе Судана, продолжается, несмотря на усилия международного сообщества, прилагаемые для его разрешения.

Жертвами гражданской войны там стали сотни тысяч человек, до 2,5 млн. вынуждены были покинуть свои дома. Стремясь положить конец войне, ряд неправительственных организаций учредили Коалицию по спасению Дарфура, стремящуюся привлечь внимание к проблеме. Однако данная организация подвергается критике за, как некоторые считают, односторонний подход и чрезмерное недоверие правительству Судана. За разъяснением позиции Коалиции по спасению Дарфура и анализом ситуации в регионе в целом газета Век обратилась к ее международному координатору г-ну Лоуренсу Россину, бывшему послу США в Хорватии. Он также являлся первым главой миссии США в Косово, а до 2004 года был специальным советником президента США и директором департамента стратегического планирования и Юго-восточной Азии в Совете национальной безопасности, занимал также ряд других постов.

- Господин Россин, коалиция по спасению Дарфура поддерживает идею размещения там миротворцев ООН для защиты местного населения. Но суданское правительство не желает принимать военнослужащих западных стран ни в какой форме, поскольку к Западу вообще и к США, в частности, отношение в Судане негативное. Как решить эту проблему?

- В резолюции Совбеза ООН 1706 предусматривается создание миротворческой миссии в Дарфуре, которая должна состоять примерно из 17 тыс. военнослужащих, а также из полицейских сил, численностью 5,5 тыс. человек. Поскольку Судан в свое время подписал Устав ООН, он обязан выполнять резолюции Совета Безопасности. Многие возражения суданской стороны сомнительны. План миротворческой операции был разработан совместно Африканским союзом (АС), представителями России, Китая, США, ЕС, Лигой арабских государств и другими участниками переговоров в столице Эфиопии Аддис-Абебе в ноябре 2006 года. Принятое там решение о создании так называемых гибридных (смешанных) сил АС и ООН было подтверждено в посланиях друг другу генерального секретаря ООН Кофи Аннана и президента Судана Омара аль-Башира в декабре 2006-го. Таким образом, президент аль-Башир в действительности принял план урегулирования, подразумевающий формирование гибридного миротворческого контингента в Дарфуре из сил АС и ООН. Затем, однако, он пересмотрел то, на что согласился, фактически вернувшись к неприятию любой роли, которую ООН может играть в соответствии с резолюцией 1706, пренебрегая, таким образом, решением Совета Безопасности.

- То есть, на ваш взгляд, у суданского правительства нет действительных аргументов в этом споре?

- Утверждение, будто Судан не может принять солдат западных стран ни в какой форме входит в обычный набор суданской пропаганды и является ложным. Представители ООН публично заявили, что миротворцы для отправки в Дарфур будут набираться преимущественно из африканских стран и неафриканских мусульманских государств, а не из западных. Возражение Хартума особенно абсурдно, учитывая, что 10 тыс. миротворцев ООН в южном Судане уже способствовали реализации там мирного соглашения. Утверждать, будто миротворцы ООН в состоянии играть позитивную роль в одной части Судана, но никак не могут быть приняты в другой просто нонсенс.

Метод решения этой искусственно изобретенной проблемы, таким образом, состоит в оказании на Хартум дипломатического и, если потребуется, политического давления разными странами, в том числе Россией. Необходимо, чтобы суданское правительство перестало воздвигать искусственные препятствия для миротворческой миссии и выполнило резолюцию Совбеза ООН 1706. Это требование тем более справедливо, что международное сообщество уже пошло на многие компромиссы, приняв во внимание обеспокоенность Хартума. А он продолжает идти на попятную и откладывать принятие решения, в то время как в Дарфуре все так же происходят убийства и беженцы покидают свои дома.

- Недавно президент Судана сравнил миротворцев ООН, которых предполагается разместить в Дарфуре, с коалиционными войсками в Ираке, неспособными восстановить порядок в этой стране. Однако Судан, по его словам, готов был бы принять больше миротворцев АС, которым ООН может оказать техническую помощь. Почему бы так и не сделать?

- Нельзя сравнивать гибридный миротворческий контингент АС и ООН, который мог бы быть размещен в Дарфуре в соответствии с резолюцией Совбеза 1706 с коалиционными войсками в Ираке. Правовое основание для развертывания сил, их тип, мандат и состав совершенно различны. Сравнение их президентом аль-Баширом является очевидным пропагандистским приемом, призванным отвлечь внимание от сути дела. Ни у кого нет возражений против того, чтобы в гибридных силах АС и ООН было больше африканских военнослужащих, чем их нынешнее количество в Дарфуре. Но предложение, согласно которому лишь военнослужащие АС могут осуществлять текущие миссии по обеспечению безопасности при выполнении ООН лишь вспомогательных функций полностью противоречит тому, что было разработано в ходе переговоров в Аддис-Абебе в ноябре с участием представителей Судана, России и других стран и о согласии с чем аль-Башир проинформировал Кофи Аннана в декабре. Это последний пример того, как президент Судана пересматривает, заново определяет то, с чем он согласился, дабы избежать выполнения своих обязательств.

В дополнение ко всему, АС, учитывая еще и его решение направить 7 тыс. своих миротворцев в Сомали, сам по себе не может предоставить ни квалифицированных военнослужащих для Дарфура, ни организационные возможности для управления и контроля, необходимые, чтобы сделать AMIS (так называют контингент АС, расположенный в основном в Дарфуре, The African Union Mission in Sudan - прим. ред.) или гибридные силы надежным и эффективным инструментом защиты местного населения. АС это знает, и президент аль-Башир тоже, из чего можно сделать вывод, что позиция последнего сформулирована данным образом, чтобы отложить, и, в конечном счете, предотвратить размещение гибридных сил АС и ООН, на которое он согласился в прошлом году. Тем самым будут созданы соответствующие условия, чтобы аль-Башир мог осуществлять свои крупномасштабные нападения на ни в чем не повинное мирное население Дарфура как напрямую, так и при помощи связанных с суданским правительством ополченцев из Джанджавид.

- Вы были главой миссии США в Косово и обладаете соответствующим опытом в деле урегулирования подобных конфликтов. Но косовский путь решения проблем является как раз тем, чего боится суданское правительство. Возможно ли, что Судан после международного вмешательства в конфликт в Дарфуре распадется так же, как Сербия, фактически лишившаяся Косово? Развал Судана привел бы к еще большим проблемам.

- Нет веских оснований, чтобы ставить знак равенства между проблемами Дарфура и Косово. В последнем случае Совбез ООН отреагировал на полную неспособность сербского правительства в 1999 году добросовестно участвовать в переговорном процессе, поддержанном Контактной группой (основные страны, заинтересованные в урегулировании ситуации на Балканах - прим. ред.) и резолюцией Совбеза 1244. Та резолюция приостановила осуществление Белградом суверенитета над Косово и, не предрешая результата, поставила конечное определение правового статуса края (то есть того, кто, в конце концов, будет обладать там суверенитетом) в зависимость от курируемого ООН политического процесса, приближающегося сейчас к завершению под руководством Марти Ахтисаари.

Россия, вместе с другими членами Контактной группы, была вовлечена в эту цепь событий. Я работал в тесной связи с представителями России, ЕС и другими участниками переговоров в качестве официального представителя США, был на конференциях в Рамбуйе и Париже в 1999 году, в которых Сербия определенно отказалась искренне участвовать, и все мы разделяли этот вывод в марте 1999-го.

- В случае с Суданом дело обстоит иначе?

- Конечно. Резолюция Совбеза ООН 1706 недвусмысленно признает требование поддерживать территориальную целостность Судана и его суверенитет и не содержит положений о пересмотре правового статуса Судана в какой-либо форме. Ни одна страна, голосовавшая за эту резолюцию, или работающая над тем, чтобы положить конец убийствам в Дарфуре и самому конфликту, не заняла противоположной позиции. Повстанческие группы в Дарфуре также не настаивают на отделении провинции от Судана. В действительности все, кто стремится положить конец конфликту и убийствам в Дарфуре, подчеркивают, что самой большой угрозой территориальной целостности Судана, насколько это касается дарфурской проблемы, является продление конфликта самим суданским правительством, вместо того, чтобы соблюдать перемирие, на которое президент аль-Башир согласился в январе. Хартуму следовало бы прекратить свои бесполезные усилия, направленные на то, чтобы добиться военной победы при помощи непрекращающихся нападений на мирных граждан, и добросовестно участвовать в действиях, направляемых АС и ООН для оживления мирного процесса в Дарфуре.

- Какое влияние на развитие ситуации, по вашему мнению, оказывают тесные связи Хартума с Москвой и Пекином? В СМИ циркулирует информация о поставках российского оружия в Судан, а Китай заинтересован в получении суданской нефти. Возможно, в интересы России и Китая просто не входит осложнение отношений с суданским правительством из-за Дарфура?

- Коалиция по спасению Дарфура не обладает независимой информацией по поводу поставок российского или китайского оружия в Судан. В целом же, на наш взгляд, в качестве постоянных членов Совбеза ООН и Россия и Китай заинтересованы в том, чтобы положить конец пренебрежительному отношению президента аль-Башира к Совету Безопасности. Сохранение подобного положения дел подрывает международный порядок. В добавление к этому, мы полагаем, что разрастание конфликта и дестабилизация ситуации, чем чреват отказ Хартума от добросовестного сотрудничества с АС и ООН и нежелание защитить массу беженцев, представляет наибольшую угрозу для прочных экономических отношений с Суданом. Китай и Россия смогут добиться там реализации своих долговременных экономических интересов, развивая сотрудничество с другими представителями мирового сообщества, стремящимися добиться мирного разрешения конфликта в Дарфуре. Сам Судан, в таком случае, станет более, а не менее стабильным и единым.