18+
  1. Войну с контрафактом начали с Поносова?

Войну с контрафактом начали с Поносова?

Незадолго до вступления России в ВТО (напомним, что, по словам главы Минэкономразвития Германа Грефа, это может произойти в октябре-ноябре 2007 года) российские власти усилили борьбу с контрафактной продукцией. Только вот смахивают их действия больше на очередную кампанию, нежели действительно на продуманную акцию.

Напомним, что начало ужесточению мер по борьбе с подделками и пиратством было положено сразу после новогодних каникул не где-нибудь в Москве или Санкт-Петербурге, где уровень присутствия на товарных рынках контрафакта чрезвычайно высок, а в глухом районе Пермского края, где виноватым местными правоохранительными органами был назначен директор сельской школы Александр Поносов. Жуткое экономическое преступление этого бедолаги заключалось в том, что в поступивших в его учебное заведение 12 компьютерах (за их поставку отвечало Управление капитального строительства Пермского края) было установлено нелицензионное программное обеспечение.

По оценкам тамошних экспертов, самому богатому человеку планеты, главе корпорации Microsoft Биллу Гейтсу директор российской сельской школы нанес тем самым ущерб в размере 266 тыс. российских рублей (около 10 тыс. долларов США). За это Александр Поносов, который наверняка разбирается в компьютерах, говоря языком автомобилистов, на уровне чайника, был препровожден в кутузку и теперь ему грозит шестилетний срок заключения в местах не столь отдаленных.. Заметим, что правоохранительные органы Пермского края не смутили ни то обстоятельство, что компьютеры поступили в сельскую школу с уже установленным ПО (можно быть уверенным, что ее директор вряд ли, даже хорошенько поднатужившись, смог бы определить лицензионное оно или нет), ни тот факт, что поставлены компьютеры были региональным Управлением капитального строительства и по документам проходили вместе с партами и стульями, причем программное обеспечение нигде не упоминалось.

Зачем проводить тщательное расследование этого дела, искать истинных виновных в установке на предназначавшиеся школьникам компьютеры пиратского ПО, тратить время, срывать сроки выполнения разнарядки по выявлению фактов незаконного использования интеллектуальной собственности (можно предположить, что таковая теперь имеется во всех региональных правоохранительных органах России), когда козел отпущения вот он, под рукой, сидит в школьном директорском кресле? Не исключено, что именно по такому принципу и поступили правоохранители Пермского края. А может быть причина кроется совершенно в другом? Как заявил в связи с этим Веку член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, сегодня в России, к сожалению, контрафакта, как и многие другие экономические преступления, крышуются чиновниками и правоохранительными органами. И в этом сегодня состоит неуязвимость этого явления. То, что сегодня, в преддверии вступления России в ВТО, силовые ведомства начали проводить активно освещаемую в СМИ кампанию по искоренению контрафакта с российского рынка, причем начали с директора сельской школы, у меня лично вызывает раздражение, - заявил парламентарий. Свое утверждение Геннадий Гудков подкрепил характерным примером.

Недавно служба безопасности немецкой компании Кнауф (имеет на территории России несколько предприятий, выпускающих гипсокартонные листы, а также сухие строительные и отделочные смеси) совместно с одним из муниципальных правоохранительных органов Санкт-Петербурга провела проверку по факту появления на рынке северной столицы контрафактной продукции, маркированной товарным знаком этой фирмы. Был обнаружен завод, который подделывал продукцию Кнауф. Однако, закрыть его не удалось, так как из ГУВД Санкт-Петербурга поступила команда дело прекратить.

Заметим, что на поприще борьбы с контрафактной продукцией активность в последнее время проявляет и Федеральная таможенная служба (ФТС), которая на днях с гордостью подвела на своем интернет-сайте итоги борьбы с поддельной продукцией за 2006 год. Сообщение свидетельствует о том, что в минувшем году таможенники по заявлениям правообладателей товарных знаков 126 раз приостанавливали производство контрафактной продукции. В апреле-июне и октябре-декабре 2006 года подразделения ФТС России провели две специальные операции по выявлению и пресечению незаконного перемещения через таможенную границу РФ контрафактной продукции. По их результатам заведено 130 дел об административных правонарушениях, возбуждено 2 уголовных дела, а еще 12 уголовных дел, по которым переданы иски в суд, таможенники передали по подследственности в правоохранительные органы. И, наконец, ФТС похвасталась тем, что таможенные органы задержали более 3 млн. единиц контрафактных товаров на сумму 38 млн. рублей.

Всего же, по данным ФТС, в 2006 году было возбуждено 750 дел об административных правонарушениях в сфере контрафактной товарной продукции, еще 65 дел касались нарушений в сфере авторских и смежных прав. При этом, как сообщает Федеральная таможенная служба, основными товарами, задержанными по делам о незаконном использовании брендов, являются кондитерские изделия, в том числе конфеты, спортивная одежда и обувь, парфюмерия и бытовая химия, видеокассеты, CD- и DVD-диски. Приведенные цифры Геннадия Гудкова не впечатлили.

Пояснив Веку, что контрафактная продукция с фальшивыми документами поступает в Россию из стран Восточной Европы (наибольший объем из Польши), он заявил, что сегодня российскую таможню сгубила система электронного декларирования, которая позволяет дельцам обходить таможенные препоны. Можно сегодня об этом с горечью говорить, но объем контрафактной продукции, поступающей на российский рынок, в последнее время продолжает нарастать, - сообщил член комитета Госдумы по безопасности. По убеждению парламентария, нынешнее российское законодательство в отношении производителей контрафактной продукции слишком либеральное.

Однако, каждый раз, когда группа депутатов Госдумы предлагает ужесточить законодательство в отношении не только производителей контрафактной продукции, но и тех, кто ее хранит, реализует и распространяет, то в ответ слышит, что мы так полстраны под суд подведем. От этого и складывается порочный круг, - говорит Геннадий Гудков. Его можно разорвать правоприменительной практикой, но на это я не надеюсь, учитывая коррумпированность наших правоохранительных органов. Я могу надеяться только на то, что законодательство в отношении тех, кто изготавливает контрафактную продукцию, будет ужесточено а также на более жесткий контроль со стороны различных ассоциаций, объединяющих отраслевых товаропроизводителей.

Как уже отмечалось, скорое вступление России в ВТО заставило силовые органы активизировать борьбу с контрафактом. Как напоминает Газета.RU, одним из главных условий согласия США на присутствие нашей страны во Всемирной торговой организации было именно улучшение ситуации с интеллектуальной собственностью в России. Пользуясь международной необходимостью, ФТС хочет получить дополнительные полномочия. Ведомство, в частности, предлагает дополнить Таможенный кодекс правом таможенных органов приостанавливать выпуск товаров без заявлений правообладателей.

Кроме того, недавно ФТС предложила штрафовать невнимательных покупателей, которые приобрели контрафактную продукцию. Насколько эти меры помогут в борьбе с подделками, сегодня, когда соответствующие законы еще не приняты (а будут ли они вообще приняты?) и не вступили в силу, судить трудно. Одно настораживает: предложения ФТС настолько идеально вписываются в российскую коррумпированную систему, что могут стать очередной кормушкой для отечественных чиновников и правоохранительных органов.

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»