18+
  1. Костин получит свой "газпром"?

Костин получит свой "газпром"?

Костин получит свой "газпром"?
Банк «Российский капитал» («дочка» АСВ) готовится стать мегасанатором. Предправления РК Михаил Кузовлев активизировал смену своей команды, заполняя вакансии топ-менеджмента бывшими сотрудниками Банка Москвы. Напомним, идея создания госкомпании по санации принадлежит главе ВТБ Андрею Костину – бывшему начальнику Кузовлева.

Создание отечественного мегасанатора - структуры, которая сможет участвовать в финансовом оздоровлении проблемных банков, произойдет на базе полностью подконтрольного АСВ «Российского капитала». А предправления РК Михаил Кузовлев намерен сделать его еще и полноценным коммерческим банком. Эксперты полагают, что убить сразу двух зайцев вряд ли удастся: чтобы банк мог брать на себя проблемные активы и при этом соблюдать нормативы ЦБ, могут потребоваться регулярная финансовая поддержка со стороны АСВ либо регулятивные послабления – но тогда РК уже не будет являться обычным коммерческим банком.

Отметим, РК занимает 39-е место по активам среди российских банков (на 1 сентября - 269,5 млрд. рублей), и с 2009 года сам находится на санации АСВ. Любое решение требует вливаний в капитал со стороны акционера, только так банк может соблюдать ключевые нормативы ЦБ, которые, впрочем, он может нарушать по праву санируемого учреждения.

«Финансовое состояние банка «Российский капитал» сложно признать блестящим, - пояснил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - В первом полугодии нынешнего года он получил убыток в размере 931,5 млн. рублей по российским стандартам и 3,6 млрд. рублей по МСФО. В августе банк семь раз нарушал норматив достаточности базового капитала (Н1.1), установленный ЦБ РФ. Так как в июле таких нарушений у него не было, можно предположить, что его операционные показатели ухудшились. Посмотрим, какие показатели банк продемонстрирует за сентябрь, а также за третий квартал».

Разногласия по реализуемой под руководством Кузовлева стратегии развития банка в итоге довели до конфликта среди его руководителей. Полторы недели назад совет директоров РК (представители АСВ) решил расторгнуть договор с предправления Михаилом Кузовлевым (который только в июне 2015 года возглавил банк), но уже через пять дней он был восстановлен в должности при дополнительной рокировке представителей АСВ в СД банка. Замминистра финансов Алексей Моисеев назвал эту короткую отставку «недоразумением» - то есть в процесс восстановления банкира в должности, похоже, вмешались чиновники высшего уровня. Поговаривают, этот вопрос могли решать в правительстве или даже в Кремле. Скорее всего, на нужные рычаги надавил глава ВТБ Андрей Костин – бывший шеф Кузовлева. Сообщалось, что конфликтующие стороны якобы смогли согласовать дальнейшую стратегию развития РК. Проблема в том, что, по слухам, господин Кузовлев собирался копировать модель Банка Москвы в «Российском капитале», а АСВ это не устраивало.

Суть разногласий Кузовлева с АСВ «Ведомости» объясняли чрезмерными амбициями банкира. По словам источника издания, близкого к СД госкорпорации, предправления РК приглашал на работу сотрудников, обещая большие оклады, а его команда требовала увеличения фонда оплаты труда на 30-50%. Но раз банк участвует в докапитализации через ОФЗ – увеличивать ФОТ не позволяют правила АСВ. Кроме того, «Российский капитал» арендовал у Банка Москвы, который ранее возглавлял Кузовлев, офис на Трубной. Расходы на персонал и аренду серьезно увеличивались. Но самое главное, считает собеседник газеты: недовольство Кузовлевым гендиректора АСВ Юрия Исаева заключалось в том, что, по слухам, амбиций Михаила Валерьевича хватило бы на то, чтобы в перспективе занять кресло руководителя госкорпорации! Остальные причины – чисто формальные.

Возвращение Кузовлева в РК сопровождалось масштабными увольнениями: в тот же день в отставку было отправлено все правление банка. На смену этим топ-менеджерам пришли давно знакомые Михаилу Валерьевичу сотрудники: вместе с возвращенным зампредом правления Владимиром Воейковым (был уволен вместе с господином Кузовлевым) совет директоров одобрил приход в банк Михаила Березова, ранее курировавшего финансовый блок в Банке Москвы, и Владимира Соболева, там же отвечавшего за комплаенс. Причем команда председателя правления РК и дальше будет пополняться выходцами из БМ – по данным «Коммерсанта», скоро в банке пройдет очередное заседание совета директоров, на котором будет определяться новая организационная структура, подразумевающая под собой масштабную смену кадров и рост зарплат топ-менеджемента. Спонсировать эти перемены, видимо, предстоит АСВ.

Более того, Михаил Кузовлев планирует активно участвовать во всех проектах по санации, хотя ЦБ неоднократно предупреждал, что функция РК – оценка активов и участие в санации банков только в случае, если не будет других желающих. Тем не менее, расширение штата и возвращение Кузовлева в банк могут говорить о том, что на высшем уровне вернулись к идее создания мощного системного игрока. В рамках этого процесса банк «Российский капитал» был включен в программу докапитализации за счет ОФЗ на сумму 5 млрд. рублей. Сейчас рассматривается вопрос увеличения этой суммы на 8 млрд. рублей.

Мысль о создании мегасанатора еще в начале года активно популяризировал глава группы ВТБ Андрей Костин. «Предлагается создать единого квазигосударственного санатора, который очищал бы проблемные банки, контролировал их и потом продавал на рынке», – говорил он. По мнению Костина, привлечь к этому следует «Российский капитал», который стал бы «банком плохих долгов». Но для этого, само собой, потребуется докапитализация.

Эксперты полагают: восстановление Кузовлева в должности означает, что ему (и Костину, в том числе) в итоге удалось добиться от государства карт-бланша на воплощение этой идеи. Теперь, похоже, санационные амбиции господина Кузовлева будут реализованы в полной мере. И хотя зампред Центробанка Михаил Сухов еще в июне говорил, что «речь не идет о монополизации рынка – участие банка «Российский капитал» в финансовом оздоровлении должно осуществляться при сохранении приоритета частного капитала и при экономических условиях, наиболее выгодных для оздоровления», возможно, этими рамками Михаил Кузовлев не ограничится. Тем более, что конфликт в РК и его разрешение, по мнению многих участников рынка, не лучшим образом характеризуют ситуацию вокруг санационных процессов, которые в последнее время активизировались в российской банковской системе.

«Я не помню на рынке случаев, когда бы топ-менеджер такого уровня после увольнения восстанавливался в должности. Судя по информации об этой ситуации, этот случай нетипичен и здесь явно имеют место какие-то другие мотивы» - заявил «Коммерсанту» партнер Odgers Berndtson Алексей Сизов. Говорят, админресурс бывшего топ-менеджера ВТБ и его покровителей оказался сильнее позиции АСВ. «На финансовое оздоровление банков уже направлено более 1 трлн. рублей, но результат не виден и спросить не с кого», - говорит начальник аналитического управления «БКФ» Максим Осадчий. Очевидно, центр принятия решений по банковским санациям отныне будет смещаться в сторону РК.

«Судя по всему, перед госбанками поставлена задача создать не один, а целую сеть крупных финансовых институтов, которые будут конкурентоспособными по отношению к иностранным банкам, - заявил «Веку» гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.- Эльвира Набиуллина, ЦБ и, скажем так, заинтересованные структуры уже объявили о создании аналога SWIFT на территории России. Речь идет о создании конкурентоспособной национальной банковской системы, которая, конечно, будет связана с мировой, но функционировать будет автономно. Необходимо создание более мощных финансовых институтов (для чего и поглощаются эти банки). Ведь российские банки при всей своей глобальности - не конкурентны по отношению к мировым. Сейчас есть шанс под эту санкционную сурдинку и ужесточение правил игры на рынке (чем занимается ЦБ) вот эти институты и создать, используя отдельные части, наиболее интересные банковскому крупняку».

По мнению политолога, речь не о том, чтобы вырастить очередной «Газпром», а о том, чтобы создать цепь «газпромов» в финансовой сфере. И причастны к этому будут не только Кузовлев-Костин, но и Герман Греф как глава Сбербанка.

«Да, создается санирующий банк – в какой-то степени это выгодно государству, потому что лучше, чтобы была единая система санации, чем выделять миллиарды частным банкам для этих целей, - заявил «Веку» президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. - А санирующий банк может масштабированно это делать. Но вспомним, что Эльвира Набиуллина все-таки ближе к Грефу, а не к Костину (если говорить о том, кто будет «первой скрипкой» в санационных процессах – ред.). Костин, с одной стороны, пытается найти запасной аэродром, с другой - санация как бизнес сейчас не очень выгодна с экономической точки зрения. Поэтому я сомневаюсь, что ВТБ от этого очень много выиграет. Потому что банки приходят с большими разрывами (одно дело, когда разрыв в несколько миллионов, другое – миллиардов), а денежных средств в необходимых объемах в ближайшее время, может быть, выдаваться не будет. И это может стать большой проблемой. Так что Греф и Костин не от хорошей жизни этим занимаются. У ВТБ хватает проблем с «Лето-банком», который ему удалось пристроить (будет преобразован в Почтовый банк и начнет работу в отделениях Почты России), но есть и еще масса проблем. Я думаю, сейчас Костин был бы рад от этой идеи (создания мегасанатора) отказаться. Так что, думаю, здесь нет попытки развести шикарный бизнес на теме санаций».

Но, как считают некоторые наблюдатели, публичное противостояние АСВ и Михаила Кузовлева в действительности происходит из-за борьбы за финансовые потоки санируемых банков. «Чую, этот мегасанатор нужен, чтобы присваивать остатки сгоревших банков, - заявил «Веку» один из отраслевых экспертов. - Идет драка за бюджет на рекапитализацию банковской системы. В кризис банки стали убыточные, даже надежные, типа «Пробизнесбанка» с большой депозитной базой, хорошим кредитным портфелем грохаются. На их спасение можно получить кредиты от ЦБ. Сейчас этим АСВ занимается, но, похоже, Андрей Костин хочет оттяпать себе часть рынка».

Михаил Кузовлев большую часть своей карьеры проработал в структурах группы ВТБ. В 2004 году он стал председателем правления приобретенного ВТБ «Гута-банка». Одновременно с этим в 2004–2008 годах он был исполнительным управляющим директором Russian Commercial Bank (Русский коммерческий банк) - дочернего банка ВТБ на Кипре. С 2008 года был назначен зампредом ВТБ, а в 2011 году возглавил Банк Москвы, санатором которого стала группа ВТБ.

Как известно, БМ перейдет в состав ВТБ к маю 2016 года: все его основные пассивы и активы будут объединены с ВТБ 24. До сих пор Банк Москвы, хотя и был частью ВТБ, работал под собственным брендом, занимаясь кредитованием малого бизнеса и розницы. Еще в 2011 году ВТБ просил у государства 150 млрд. рублей на оздоровление БМ, чтобы избавить опорный банк столицы от активов его экс-президента Андрея Бородина. «Великолепная сделка жуликов из ВТБ. Купили банк, теперь просят 150 ярдов у государства, чтобы избавиться от «плохих долгов». Пусть эти деньги даст тот, кто принимал решение о покупке - Костин и прочие - из личных средств...», - писал блогер IVAN1. Бывший глава БМ Бородин, напомним, отвергал все обвинения в махинациях с кредитами и наличии огромной «дыры» в балансе и говорил, что выделенные из бюджета деньги на «спасение Банка Москвы» на самом деле предназначались для поддержки самого ВТБ.

Руководство ВТБ, по его словам, пыталось изобразить ситуацию в БМ хуже, чем она была на самом деле – таким образом уходили в тень собственные проблемы. В том же 2011 году был объявлен масштабный план санации на 395 млрд. рублей. ВТБ смог ввести своих топ-менеджеров в руководство столичного банка только после того, как Бородин продал собственный пакет в 20,3% акций Банка Москвы миллиардеру Виталию Юсуфову за $1,1 млрд.

Тем не менее, неоднозначное спасение БМ стало поводом для дискуссий об эффективности банковского надзора в России. План финансового оздоровления банка пришлось продлить еще на три года, до 2018-го. Но механизм санаций, разработанный под БМ, уже показал свою неэффективность. Санатору предоставляли кредит на 10 лет под 0,51% годовых, однако в прошлом году стало ясно, что это слишком дорого обходится государству и идет вразрез с политикой ЦБ. В новых экономических условиях угроза банкротства нависла над самими санаторами – регулятор мог остаться у «разбитого корыта» сотен миллиардов невозвратных кредитов.

Тогда и созрела мысль о создании одного (или нескольких) крупного государственного банка-санатора. Но каким образом Михаил Кузовлев собирается повторить на базе РК модель Банка Москвы, пока непонятно: объемы капитала банков разительно отличаются, а завышенные требования новой команды не могут быть выполнены АСВ, у которого фонд страхования вкладов фактически пуст. К тому же вспомним, что РК убыточен: в первом полугодии его убыток по МСФО составил 3,6 млрд. рублей против чистой прибыли 86,2 млн. рублей г/г. Но мало кто верит, что Кузовлев будет ждать распоряжений АСВ – он явно ищет большей самостоятельности.

«Участвовать в санации на самом деле очень выгодно даже сейчас - через санатора будут идти огромные финансовые потоки, причем за госсчет. Это абсолютно новый вид бизнеса, и крайне важно, чтобы стратегия санатора совпадала с точкой зрения крупного кредитора, - пояснил «Веку» один из участников рынка. – Причем интереснее делать это через отдельную структуру, во главе которой стоит надежный человек, который будет соблюдать корпоративные интересы, к примеру, ВТБ. «Касса» АСВ тает – к середине мая в фонде было всего около 40 млрд. рублей, а с тех пор лицензий лишились еще несколько банков. И вот уже АСВ идет за кредитами на выплаты вкладчикам лопнувших банков в ЦБ».

Очевидно, что создание единого банка-санатора приведет к дальнейшему огосударствлению банковского сектора и к его монополизации, поскольку на рынке снизится конкуренция, считают многие. Но госбанкам создание этой, по сути очередной госкорпорации, выгодно: неликвидные активы будут уходить в РК, а доходные части банков можно будет передавать крупным игрокам.

Правда, никакой четкой стратегии развития «Российского капитала» пока нет. У игроков рынка множество вопросов: если банк станет обычным посредником по передаче средств между государством и санируемыми банками – в чем его особенная роль? С этим и без того справлялись бы АСВ или Центробанк.

Но, вспомним, у Андрея Костина есть весьма мощная команда бывших подчиненных: глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев – бывший замглавы – предправления ВТБ и предправления Газпромбанка Андрей Акимов – экс-советник Костина. То есть, по сути, основа будущей госкорпорации по санации. Зато у Германа Грефа есть Эльвира Набиуллина. Перспективы АСВ в этой истории кажутся и вовсе призрачными...

Последние новости