18+
  1. Хитрая хартия

Хитрая хартия

Экстремизм нынче ходовой товар. Экстремистом может стать кто угодно и в любой момент. Достаточно высказаться как-нибудь неудачно в адрес власть предержащих или сделать что-нибудь эдакое, что не по вкусу нынешним хозяевам жизни.

За примерами далеко ходить не надо. Студенты социологического факультета МГУ им. Ломоносова имели наглость заявить, что их, во-первых, не устраивают бытовые условия (в частности, отсутствие факультетской столовой, вместо нее был ресторан, который, по данным студентов, принадлежал сыну декана), во-вторых, качество обучения. Сыновний ресторан ликвидировали, зато декан факультета прилюдно обвинил «мятежных» студентов в экстремизме, которые на западные деньги, ни много, ни мало, готовят «оранжевую революцию» в России.

Декана понять можно: у него спёрли лакомый кусок из-под носа (хотя многие другие пока еще остались в его распоряжении). Но сама форма «разоблачения» недовольных говорит о многом: внедряемая в общество сверху идеология из некоего монархически-тоталитарного коктейля с лозунгами 37-го года (тогда были враги народа, теперь – экстремисты) становится всё более жизнеспособной. Для этого есть все предпосылки.

Кремлевское движение «Наши» активно запугивает население угрозой исходящей от внешних врагов (которых, разумеется, нимало), выявляет агентов этих врагов внутри страны и называет их имена. Соответствующий закон принят, ярлыки готовы, компетентные органы готовы предоставить законодательную базу, а суды судить. Словом, театр абсурда становится реальной жизнью. Теперь, вероятно, задача идеологов экстремизма в том, чтобы одного за другим засудить десяток другой «экстремистов», а с остальными, которые сомневаются, но опасаются, заключить соглашение, которое подтвердит, что, несмотря на сомнения, они не возражают с тем, как поставлена борьба с вышеупомянутым грехом.

На днях стало известно, что администрация президента склоняет партии подписать добровольное обязательства не сотрудничать с политиками-экстремистами. Задумка проста. Например, вынесут приговор нацболам, и всякий, кто пожмет руку Лимонову, автоматически, не дожидаясь решения суда, попадает в лагерь экстремистов. А там делай с ним, что хочешь! Переговоры ведутся в строжайшей тайне.

Тем не менее, стало известно, что инициатором подписания документа — Хартии о противодействии экстремизму — выступили единороссы после встречи лидеров 10 зарегистрированных партий с Владимиром Путиным в декабре 2006 г. Авторство текста хартии принадлежит чиновникам администрации президента, рассказал один из тех, кто поставил под документом подпись.

В январской версии хартии предлагалось во время агитации “не допускать экстремистских заявлений и действий, способных подорвать общественно-политическую стабильность, внести раскол в российское общество“, отказаться сотрудничать с организациями, пропагандирующими “расизм, национальное превосходство, разжигающими религиозную и социальную рознь“, выступать в СМИ, в которых “представляют слово лицам и организациям, допускающим экстремистские заявления“, публично осуждать такие СМИ. Предлагалось также “не участвовать в демонстрациях митингах, шествиях … проводимых с использованием экстремистских лозунгов“.

После многочисленных консультаций с «оппозиционными» партиями текст хартии несколько изменился. Из текста исчезло упоминание о “социальной розни“, а осуждать предлагается лишь те СМИ, которые “в качестве редакционной политики дают место экстремистским заявлениям“. Партиям позволено принимать в свои ряды и поддерживать на выборах тех, кто публично отказался от экстремистской деятельности. Исчез и абзац об отказе от действий, могущих “привести к насилию, подорвать общественно-политическую стабильность, внести раскол в общество“.

В январе прошлого года 12 партий подписали Антифашистский пакт. Но то был документ против проявлений экстремизма на национальной почве. “Хартия же должна ограничить любое побуждение к хулиганским действиям вроде провокационных нападений на милицию во время участившихся “маршей несогласных“. Эксперты считают, что нынешняя активизация подписания хартии связана с предстоящим «Маршем несогласных». “Другая Россия“ хочет привлечь максимальное число участников, а хартия заблокирует участие либералов.

За последний год антиэкстремистское законодательство ужесточили. В июле 2006 г. Путин подписал поправки в закон “О противодействии экстремизму“, расширив перечень таких деяний. В декабре вступил в силу запрет баллотироваться на выборах разного уровня “разжигателям социальной, национальной или религиозной розни“.

9 марта депутаты Госдумы приняли инициативу, по которой экстремисты не могут заседать в парламенте. На сегодняшний день хартию подписали “Единая Россия“ и “Справедливая Россия“, а также «Яблоко». Зампредседателя Сергей Иваненко напомнил, что именно лидер “Яблока“ Григорий Явлинский предложил разработать такой документ на встрече с президентом. “Раз мы выступили инициаторами и свои предложения внесли, не подписать не могли», — объясняет Иваненко. В общем, получается, что «яблочники» стали заложниками собственной инициативы.

Остается только догадываться, куда она их заведет. Хотя, впрочем, некоторые предположения уже есть. 18 апреля в Мосгорсуде начнется рассмотрение дела о признании экстремистской ликвидированной полтора года назад Национал-большевистской партии, с которой так или иначе сотрудничали многие из тех, кто поставит подпись под хартией.