18+
  1. Я себя под Берия чищу…

Я себя под Берия чищу…

Я себя под Берия чищу…
Портреты на стенах рабочего кабинета способны многое сказать о его хозяине. Прошли времена, когда кабинеты госслужащих охраняли только портреты вождей – от Ленина и Сталина до Брежнева и Горбачева.

Сегодня рядом с изображениями Президента и премьер-министра над рабочими столами начальников можно увидеть образы великих деятелей культуры, политиков, полководцев…

Симпатии к той или иной личности естественны. И тут – по пословице: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

«Двое в комнате. Я и Берия – фотографией на белой стене», - мог бы написать генеральный директор ОАО «МРСК Северного Кавказа» Петр Андреевич Сельцовский, обладай он частичкой дара стихотворца, воспевшего серпастый-молоткастый советский паспорт. Потому что именно портрет сталинского наркома внутренних дел украшает личный кабинет энергокороля Северного Кавказа.

Выбор Петра Андреевича кажется странным. Даже несмотря на то, что большой отрезок деятельности у него прошел в системе органов безопасности.

В самом деле, поместить в красный угол потрет человека, признанного виновным в организации массовых репрессий в СССР, фактически преступника, если учесть к тому же, что хозяин кабинета – глава госкомпании… Тут любые объяснения будут бессильны.

Я себя под Берия чищу…

Тем более странным это выглядит на Северном Кавказе. В округе, на территории которого работаем возглавляемая Петром Сельцовским энергокомпания, доля жертв политических репрессий среди населения едва ли не больше, чем в остальной России. Достаточно сказать, что существенная часть жителей четырех северо-кавказских республик – Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии – в 40-е годы были репрессированы по этническому признаку: чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, все до одного, были выселены с Кавказа и смогли вернуться к родным очагам только через тринадцать лет.

И до сегодняшнего дня государственные праздники – 23 февраля для чеченского и ингушского и 8 марта для балкарского народов – являются траурными днями: именно на эти числа были намечены мероприятия по депортации. Намечены Лаврентием Берия, который лично руководил этими бесчеловечными акциями сначала в Грозном, а потом в Нальчике.

Чем, как не оскорблением памяти о близких, может служить портрет преступника, освящающий кабинет руководителя электросетевой компании на Северном Кавказе. Знают ли руководители северо-кавказских республик, родители которых либо они сами родились в ссылке в Средней Азии и Казахстане, что встречаются и садятся за стол переговоров с человеком, образец для которого – кровавый палач их сородичей?

Сегодня всеми признано, что кавказский регион, помимо еще не исчерпанного конфликтного потенциала, несет в себе потенциал добрососедства, основанного на проверенных временем традициях взаимоуважения между населяющими его народами. Любому облеченному властью руководителю необходимо знать и о первом, и о втором. Общеизвестно, что только на основе взаимного уважения можно строить на Кавказе любое дело, и именно на неуважение традиций, несправедливость, оскорбление здесь реагируют особенно остро.

Слышал ли об указанных фактах биографии своего кумира кандидат политических и доктор социологических наук Петр Сельцовский?

Если не знает, то непонятно, чего стоят его научные знания.

Если знает, и, тем не менее, числит среди объектов для подражания такую одиозную личность, то какова степень искренности и убежденности в истинности отстаиваемых в его научных исследованиях принципов?

Любопытно, что его работа на соискание научной степени доктора социологических наук называется «Кадровая политика в системе государственного управления как фактор укрепления национальной безопасности России». Среди перечня научных положений, сформулированных автором на основании проведенных исследований, на сайте Энциклопедии «Ученые России» указывается: «В плане приращения знания в области социологии приоритетное использование методологии институционального и социокультурного подходов позволило диссертанту, во-первых, обновить и уточнить понятийно-категориальный аппарат исследования (определение безопасности как социального процесса и национальной безопасности в единстве ее основных составляющих – личностной, общественной и государственной безопасности, а также категорий кадровой политики государства, потенциалов субъектов управления и обеспечения безопасности страны); во-вторых, раскрыть социально-гуманитарное содержание моделей и технологий безопасности, обосновать необходимость перехода от авторитарно-мобилизационных к инновационно-демократическим методам управления как основному звену становления безопасного характера развития личности и общества; в-третьих, разработать положения, предложения и рекомендации по совершенствованию концепции и стратегии обеспечения национальной безопасности России, трансформации государственного управления, кадровой политики как основ укрепления безопасности страны».

В какой степени представления автора позволили раскрыть в диссертации «социально-гуманитарное содержание моделей и технологий безопасности» – вопрос дискуссионный, а вот практика реализации им кадровой политики явно противоречит декларируемым моделям и подходам.

За все время работы во главе энергокомпании к руководству ею Петр Андреевич не привел ни одного специалиста из числа коренных кавказских народов. Ни один здравомыслящий человек не поверит в то, что достойных для этого среди кавказцев нет. Более того, из руководства компании представители коренных этносов вытесняются, и высказывания типа: «Кавказцы пусть у себя в горах руководят, а здесь должны руководить русские» не редкость для тех, кого энергокороль Северного Кавказа привел с собой к управлению.

Кстати, в последнее время общественность проявляет повышенный интерес к авторству и научной ценности изысканий остепененных руководителей разного ранга. Не исключено, что героя этого повествования и нас с вами ждут сюрпризы…

Недоверие – сродни оскорблению. Но, видимо, оскорбления – в арсенале рабочих приемов ученого и руководителя Петра Сельцовского.

Межнациональный мир и поступательное развитие СКФО – главные цели государственной политики России на Северном Кавказе. Насколько согласуются с ними методы работы Петра Сельцовского, для многих уже ясно. Рано или поздно на них должны обратить внимание во властных структурах. И чем раньше, тем лучше…