18+
  1. Абрахэм Дискин, Иерусалимский университет

Абрахэм Дискин, Иерусалимский университет

Израиль проиграл, потому что он - демократия. Мировая пресса продолжает обсуждать судьбу израильских солдат, похищенных экстремистской палестинской группировкой ХАМАС и ливанским движением Хезболлах.

По одной из версий, капрал Гилад Шалит, похищенный ХАМАСом, был перевезен из сектора Газа в Египет в преддверии ожидаемого обмена пленными между Израилем и палестинскими экстремистами. В Израиле, однако, палестинские заключенные считаются не пленным, а уголовными преступниками, поэтому сама возможность их обмена на кого бы то ни было является предметом дискуссии. Своим мнением о последних событиях на Ближнем Востоке с газетой Век поделился Абрахэм Дискин, профессор кафедры политических наук Иерусалимского университета, автор множества публикаций по ближневосточной тематике.

Господин Дискин, возможен ли в принципе обмен пленными между Израилем и ХАМАС?

- Если план обмена капрала Шалита на палестинских заключенных, находящихся в израильских тюрьмах, действительно существует, то в этом нет ничего нового. В прошлом у нас было много случаев наподобие этого. Людей похищали, захватывали самолеты, на борту которых находились не только евреи. Во всех случаях Израиль был готов заплатить сотнями заключенных, включая тех, кто был вовлечен в террористическую деятельность. Прецеденты бывали, лишь иногда Израилю удавалось провести удачные операции по вызволению своих граждан. Но в случае с Шалитом и теми, кого похитила Хезболлах, израильское правительство сказало хватит и начало крупномасштабную военную операцию в Газе и Ливане. Однако, в конце концов, Израиль снова проявил готовность сдаться. Это, конечно, негативно сказывается на имидже страны. Я всегда выступаю за уступки и уважение противоположной стороны, но не верю в соглашения с нашими арабскими партнерами, особенно с ХАМАС, движением, призывающим к уничтожению Израиля. С ними можно подписать какой-то документ, но не добиться мира. В конечном счете, освобождение палестинских заключенных может лишь вдохновить экстремистов на новые атаки.

- Но почему же в таком случае Израиль не решил проблему силовым путем? Почему не была выиграна, как по крайней мере кажется, война в Ливане?

- Видите ли, Израиль демократическое государство. Те средства, к которым спокойно прибегают диктаторы, он использовать не может. Разумеется, у израильского правительства была возможность уничтожить все живое в Южном Ливане. Однако оно и так подвергалось слишком большой критике. В Израиле все открыто для СМИ, любая операция становится достоянием гласности, обсуждается и может быть раскритикована международным сообществом. У тех, кто принимает решения в Израиле и в Хезболлах, - разные ценности. Экстремисты оказались готовы применять против Израиля все средства, бомбить наши города на севере, не делая различия между мирными жителями, в том числе арабами, живущими там, и военными.

- Что же теперь будет делать израильское правительство, отпустит ли оно из тюрьмы лидера движения ФАТХ на Западном берегу Марвана Баргути и генерального секретаря Народного Фронта освобождения Палестины Ахмеда Садата, как того требуют экстремисты?

- Хотя Израиль и выпускал тех, кто был вовлечен в террористическую деятельность, но он все же старается не освобождать тех, кто лично совершал убийства и чей срок заключения далек от окончания. Таково правило. Я сильно сомневаюсь, что Баргути и Садат будут освобождены. Возможно, после того как Гилад Шалит окажется на свободе, израильское правительство отпустит какое-то количество заключенных, но это не будет прямая сделка.

-Каково будущее созданной не так давно партии Кадима, правительству которой пришлось вести не слишком успешную войну в Ливане? Не вернется ли к власти более правый Ликуд?

- Формирование другого правительства вряд ли возможно, пока Кадима сохраняет единство, а правые партии не имеют большинства в Кнессете. Трудно поверить, что правые вступят в союз с левыми, чтобы оттеснить Кадиму от власти. Досрочные выборы сейчас также маловероятны, ведь предыдущие прошли всего несколько месяцев назад. Выборы возможны только в случае коллапса правительства, раздоров внутри Кадимы. Пока этого нет. Для премьера Эхуда Ольмерта куда опаснее судебное преследование /по делу о незаконных сделках с недвижимостью, Век/. Вообще, политических скандалов в Израиле сейчас больше, чем было 10, 20 или 30 лет назад. Это тоже отчасти является следствием открытости израильского общества для СМИ. Впрочем, нечто подобное уже происходило в конце 1970-х, когда после обвинений лидеров правящей левой партии МАПАЙ в коррупции, включая премьер-министра Ицхака Рабина, Ликуд во главе с Менахемом Бегином стал правящей партией /незадолго до выборов 1977 года Ицхак Рабин ушел в отставку из-за скандала, связанного с нарушением его женой израильского финансового законодательства,Век/. Подобные скандалы, действительно, могут приводить к смене руководства страны.