18+
  1. Дело о красном рейдере

Дело о красном рейдере

Борьба с коррупцией и рейдерством стала одной из главных тем политической риторики последних месяцев. Не случайно Дмитрий Медведев начал разговор о необходимости уважения и защиты права собственности еще будучи кандидатом в президенты, и неоднократно возвращался к нему уже после победы на президентских выборах.

Причем, до недавнего времени модно было пенять на несовершенство законодательства, на то, что нет закона о коррупции, а новые законы, мол, не успевают реагировать на инициативы рейдеров. Возможно, все это так. Но все чаще специалисты говорят о том, что и имеющихся законов вполне достаточно для того, что бы навести элементарный порядок в этой сфере. Проблема же заключается в отсутствии правоприменительной практики, а если еще проще, то в нежелании иной раз представителей даже правоохранительных структур соблюдать уже существующие законы, кодексы, нормативы. Случается ли это в угоду личным интересам, или от профессиональной лености и безграмотности – предмет отдельных разбирательств. Но именно этим и пользуются ловкие предприниматели и те же рейдеры, когда речь заходит о захвате чужой собственности или необходимости уйти от ответственности.

77-летний хакасский бизнесмен Юрий Щапов даст фору многим своим молодым коллегам. Еще недавно он был депутатом Верховного Совета республики, руководил множеством крупных и мелких предприятий региона, владельцем и совладельцем которых он же и являлся. Другой вопрос, что его бы энергию да, как говорит известный сатирик Михаил Задорнов, «использовать в мирных целях».

Беда в том, что, как отмечают местные наблюдатели, под «мудрым» руководством Юрия Щапова рано или поздно все подчиненные ему предприятия оказываются на грани финансового краха. Так случилось с «Хакасским молочным заводом», ЗАО «Барит», ЗАО «Разрез Степной».

Но на этот случай предприниматель отработал спасительную технологию приглашения стратегических инвесторов. Подобная история произошла, например, с ЗАО «Барит». Несмотря на то, что по объемам эта компания занимала более трети рынка в стране среди поставщиков барита для нефтяной и газовой промышленности, она все же оказалась в конце 90-х годов банкротом.

У ЗАО «Разрез Степной», возможно, и не было столь идеальной ситуации на рынке, как у «Барита». Тем не менее, финансовый крах компании с рыночных позиций так же трудно объяснить.

Пришлось Юрию Щапову искать партнеров по бизнесу, которые бы спасли его предприятия. И для «Барита», и для «Степного» такие инвесторы нашлись. И они действительно за несколько лет вывели эти компании из кризиса. Скажем, «Барит» к 2005 году не только вышел из состояния банкротства и расплатился по долгам, но и начал приносить прибыль.

Конечно, всякий раз Юрию Щапову приходилось делиться с партнерами собственностью предприятий. Ведь какой инвестор захочет вкладывать свои деньги в убыточное производство, не имея гарантий в виде доли этого предприятия? Когда тот же «Барит» приносил одни убытки, отдать инвесторам 48% акций было не жалко. Но когда предприятие начало приносить доходы, Юрий Щапов неожиданно вспомнил, что речь идет о его бывшей собственности, и ему вновь захотелось единолично контролировать как компанию, так и его доходы. В результате возник острый конфликт с партнерами, переросший в уголовное дело.

С ЗАО «Разрез Степной» вернуть контроль над предприятием оказалось сложнее. Поэтому Юрий Щапов пошел другим путем. Организовав несколько подставных фирм, он просто вывел в них всю собственность компании, а потом продал ее третьим лицам.

История многолетних войн Юрия Щапова за отъем-возврат своей бывшей собственности сегодня тщательно изучается следователями и судами. Дело ЗАО «Разрез Степной» уже рассматривалось в Черногорском городском суде в 2006 году. И суд признал Щапова виновным в нанесении ущерба компании и ее совладельцам. Правда, из-за того, что суд не смог определить точный размер ущерба, кассационная инстанция вернула дело на пересмотр. Но, тем не менее, Щапов по-прежнему числился обвиняемым.

Очередное судебное заседание должно было начаться в Черногорске 5 мая, но обвиняемый на него не явился. Он прислал в суд факс, в котором сообщил о том, что болен, правда, документов это подтверждающих, даже банальной справки от врача, к своему заявлению не приложил.

Конечно, можно сколько угодно удивляться бодрости и энергичности Щапова, но надо понимать, что 77 лет – все же почтенный возраст. Мало ли что могло случиться с человеком. Многие в таком возрасте вообще не способны отдавать отчет своим действиям, так что, казалось бы, к чему придираться?

Вот только в Москве, где Щапов уже почти год находится на излечении, происходят странные вещи. «Совсем больной» он, тем не менее, посещает следственные мероприятия по другому уголовному делу. Как оказалось, следователь Следственного комитета при МВД РФ Дмитрий Бардин расследует те же самые обстоятельства, которые уже… рассмотрены Черногорской прокуратурой. Только в Черногорске Щапов проходит как обвиняемый, а в Москве, как… жертва.

Еще в сентябре прошлого года Юрий Щапов подал заявление в Следственный Комитет, который и возбудил по нему уголовное дело. И здесь, как отмечают его участники, Юрий Щапов ни разу не пропустил никаких следственных действий.

Но почему Следственный комитет вдруг заинтересовался этим делом? Ведь если суд в Черногорске вновь признает Щапова виновным, то все усилия столичных следователей будут напрасны. Не могут же они вопреки решению суда доказывать, что Щапов не ведал, что творит? Искать иных виновных в деле Щапова, кажется, преждевременно, да и существование двух уголовных дел, заведенных по одним и тем же обстоятельствам, воспринимается как нонсенс.

Впрочем, от подобных странностей, особенно когда речь идет о вопросах, связанных с переделом собственности, не застраховано ни одно дело. И, как правило, несовершенство законодательства здесь не причем. А в результате возникают слухи о вмешательстве правоохранительных органов в корпоративные конфликты и их заинтересованном участии в бизнес процессах.