18+
  1. ФНБ рвут на части

ФНБ рвут на части

ФНБ рвут на части
Число желающих получить деньги из Фонда национального благосостояния все растет. К претендентам (ВТБ, «Роснефти», «Новатэку» и прочим) присоединился Газпромбанк, оценивший свои потребности в 100 млрд рублей. Все ссылаются на западные санкции, ударившие по бизнесу отечественных компаний. Но ФНБ «трещит» по швам даже от заявок.

О том, что Газпромбанк (ГПБ) может получить госпомощь из ФНБ, которую направят на докапитализацию банка, сообщил накануне министр экономического развития Алексей Улюкаев. Неделю назад МЭР предложило предусмотреть отдельную квоту для поддержки финансово-кредитных учреждений – на субординированные кредиты для них могут направить до 20% ФНБ, но не более 709 млрд рублей (на 1 ноября в ФНБ было 3,55 трлн рублей), отмечают «Ведомости».

Господин Улюкаев также заявил: формально не поступало еще ни одной заявки от банков, так как пока не создана нормативная база. Сейчас обсуждается выделение средств ВТБ и ГПБ, причем, Газпромбанк, по словам министра, вполне может рассчитывать на искомые 100 млрд рублей. Представители банка говорят, что средства необходимы «для финансирования приоритетных инвестпроектов ключевых российских предприятий».

Судьба ГПБ начала обсуждаться вскоре после его попадания под западные санкции, кроме того, по банку может ударить банкротство «Мечела» - долг компании перед кредитором составляет $2,3 млрд. Тем не менее, некоторые аналитики полагают, что очевидных поводов для получения господдержки у ГПБ пока нет. С начала года совокупный кредитный портфель госбанка вырос на 20%, при этом значение норматива достаточности капитала (Н1), в расчет которого закладываются кредитные риски, на 1 ноября сократилось с 11,43% до 11,01% (при минимуме 10%), приводит «Газета.Ru» слова аналитика Национального рейтингового агентства Вадима Тихонова. Эксперты добавляют: с таким показателем работает большая часть российских банков, но, вероятно, ГПБ решил заранее «нарастить финансовый жирок» - большого запаса капитала у банка нет. Однако СМИ не удалось выяснить, почему за субординированным кредитом банк решил обратиться именно к правительству, и готовы ли акционеры Газпромбанка («Газпром» - 35% акций и НПФ «Газфонд» - 46%) предоставить такие кредиты.

Еще один госбанк, попросивший распаковать для себя «национальную кубышку» - ВТБ. Он, кстати, также является крупнейшим кредитором «Мечела» и аналогично подпал под санкции Запада. Кстати горнодобывающая компания Игоря Зюзина уже полгода пытается договориться с кредиторами о реструктуризации долга, но банки, по слухам, хотят в счет задолженности получить контроль над «Мечелом».

Прибыль ВТБ за три квартала 2014 года рухнула почти в девять раз, до 5,4 млрд рублей (г/г). Причины падения – рост расходов на резервы и убытки по Украине (40,1 млрд рублей). Из ФНБ банк просит выделить ему в капитал аж 250 млрд рублей - как ожидается, решение примут уже на этой неделе. Глава Минфина Антон Силуанов заявил, что помогать ВТБ будут, но сумму помощи еще просчитают. «Много не дадим. Кроме ВТБ в программе могут поучаствовать и другие устойчивые банки», - подчеркнул министр финансов.

Эксперты отмечают: банк находится фактически на грани допустимого нормативами ЦБ значения – 10,06%. Интересно другое, с одной стороны, кабмин постоянно сталкивается с вопросом увеличения капитала ВТБ. С другой, глава ВТБ Андрей Костин уже не в первый раз по версии Forbes оказывается самым высокооплачиваемым топ-менеджером России.

По данным издания, президент и предправления госбанка в прошлом году заработал $37 млн (в 2011 году, напомним, годовой доход Костина исчислялся $30 млн. ВТБ по этому поводу даже поскандалил с Forbes, чем, по мнению многих, лишь подлил масла в огонь). Примечательно, что 10-е место в рейтинге занял и предправления Газпромбанка Андрей Акимов с $14 млн годового дохода.

К слову, полгода назад ВТБ вляпался в очередной скандал с покупкой роскошного автомобиля Mersedes-Benz S 63 AMG 4 MATIC за 9,7 млн рублей. Судя по отчету ОНФ заместителю начальника контрольного управления президента РФ Андрею Кульбе, это приобретение за госсчет стало самой дорогой из госзакупок авто для топ-менеджеров госкорпораций.

Помимо благ на посту главы ВТБ, Андрей Костин, похоже, с успехом пользуется тем, что в текущей кризисной ситуации именно госбанки рассматриваются в качестве проводников кредитов в экономике в условиях закрытых внешних рынков. Но наблюдатели неоднократно говорили о том, что ВТБ необходимо повышать эффективность управления. Например, в Сбербанке (при тех же сложностях) рентабельность капитала гораздо выше и стабильнее.

Алексей Улюкаев подчеркивает: деньги ФНБ банки получат только под конкретные проекты. «Имеется в виду сквозное финансирование, - сообщил министр. – Даем мы, например, ВТБ 20 млрд рублей в капитал второго уровня через десятилетние суборды и говорим: ты, ВТБ, без всякой маржи профинансируешь два-три проекта, отобранных в рамках ФНБ, или приобретешь облигации компании». Такие меры, по словам Улюкаева, необходимы для поддержания минимум 15% роста кредитного портфеля, необходимого для развития экономики.

«На мой взгляд, использование средств ФНБ представляется вполне разумным, - сообщил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - Сейчас они хранятся на счете Банка России, но по закону могут также размещаться и на депозитах Внешэкономбанка. Перевод части этих денег в коммерческие банки с госучастием, по сути, несущественно увеличивает риски, но способствует стабилизации российской банковской системы в условиях западных санкций. Средства ФНБ хранятся в иностранной валюте и составляют в рублевом эквиваленте примерно 3,55 трлн рублей. Проценты по ним не превышают 0,5% годовых. В совокупности, Газпромбанку и ВТБ нужно порядка 10% от объема ФНБ. Это не так много. Тем более, что речь идет о кредитах, а не о безвозмездной материальной помощи».

В числе нескромных просителей денег из ФНБ и «Роснефть». Как сообщалось, компания попросила для себя 2,4 трлн рублей. В МЭР отметили, что НК нужны средства на «конкретные проекты», связанные с добычей и переработкой нефти, а также развитие ВНХК. Но экономическое ведомство вернуло компании ее заявку на доработку, причем, представители министерства уточнили: они не «завернули» просьбу «Роснефти», и если ее проект будет признан стратегически важным – заявка будет рассмотрена.

Ни точная сумма, ни содержание проекта НК пока не известны, но Минфин и МЭР сообщили, что результат рассмотрения заявки, судя по всему, будет существенно отличаться от желаний госкомпании. «Роснефть», как и прочие, ссылается на западные санкции, однако ранее Алексей Улюкаев считал, что НК в состоянии сама решить свои проблемы, не обращаясь за помощью к государству. Кстати, и глава «Роснефти» Игорь Сечин подтвердил: в случае отказа кабмина, компания справится и сама. Но затем президент РФ Владимир Путин фактически поддержал нефтяников, заявив, что НК может рассчитывать на деньги ФНБ, если предложит проекты, полезные для экономики. Вряд ли кто-то потом будет детально разбираться в том, что полезно, что нет, но есть ощущение, что какие-то деньги из «кубышки» «Роснефть» теперь все равно получит.

Не отстает от коллег по ТЭКу и «Новатэк». Газовая компания на днях подала заявку в кабмин на получение из ФНБ 150 млрд рублей (причем, в евро, чтобы снизить валютные риски) на строительство завода по сжижению природного газа на Ямале. Изначально речь шла о том, что порядка 70% стоимости проекта будут привлечены из внешних источников. Но после введения международных санкций против российских компаний «Новатэку» пришлось забыть про деньги инвесторов из США. Теперь предполагается заменить их вложениями китайских и российских банков, некоторых европейских партнеров и деньгами ФНБ.

«В отличие от нереальной заявки «Роснефти», заявка «Новатэка» вполне обоснована», - говорят некоторые наблюдатели. Однако оговариваются: если сегодня одному претенденту выдадут средства ФНБ в валюте, завтра того же потребуют другие просители. А таковых в списке еще много.

«Всех просителей средств из ФНБ можно разделить условно на три группы, - пояснил «Веку» вице-президент ИК «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский. - В первой группе «Роснефть», которая одна попросила 2,4 трлн рублей из 3,55 трлн, что есть сейчас в фонде. У «Роснефти» ситуация пиковая. Огромные долги требуют рефинансирования, но внешние рынки капиталов закрыты – это создает для компании большие риски. Надо либо сворачивать инвестиции в ряд проектов в Восточной Сибири и погашать кредиты за счет операционного потока либо получить деньги от государства, причем, сразу в валюте. Вторая группа – это инфраструктурные компании. Россети, «Автодор», «Русгидро» и даже Аэроэкспресс. Этим компаниям нужны средства на решение проблем дорог, электросетей и т.д. Наконец, есть предприятия, которым деньги требуется для спасения. Так, «Мечел» попросил 70 млрд рублей, и он явно относится к числу too big to fail – т.е. системообразующего учреждения, банкротство которого приведет к сильным социальным издержкам (безработице и т.п.). Таким образом, просители – все очень разные, и к каждой группе Минфину и правительству придется подходить с собственными оценками».

Год назад президент РФ Владимир Путин напомнил: ФНБ наряду с Резервным фондом – это, в первую очередь, подушка безопасности для экономики и социалки, тратить его нужно «очень осторожно, по-хозяйски и не целиком». За счет фонда софинансируются пенсии и балансируется бюджет Пенсионного фонда, но, как видим, сейчас к «национальному благосостоянию» выстроилась такая очередь, что на всех не хватит. Вот только на деньги из госзаначки претендуют все те же долларовые миллионеры: руководители банков и госкомпаний.

Для справки: в прошлом году рейтинг самых высокооплачиваемых топ-менеджеров РФ возглавлял глава «Роснефти» Игорь Сечин с компенсацией в размере $50 млн. Он, правда, не согласился с оценкой, данной журналистами Forbes, и подал на издание в суд, который удовлетворил его исковые требования в полном объеме. Глава «Русгидро» Евгений Дод заработал в 2013 году $6 млн; гендиректор ОАО «Россети» Олег Бударгин – 86 млн рублей; даже председатель СД «Мечела» Игорь Зюзин в прошлом году обогатился на $1,8 млрд. Все же, кажется, есть что-то неправильное в том, что все эти «белые воротнички» теперь выстраиваются к ФНБ с протянутой рукой.

«Стоит помнить, что ФНБ не является классическим инвестиционным фондом, для которого важнее всего прибыль (примерно также обстоят дела с ВЭБом, если сравнивать его с коммерческими банками), - заявил «Веку» аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко. - На первом месте для фонда задача по сглаживанию колебаний ключевых макроэкономических показателей: таких, как ВВП, реальный располагаемый доход населения, инфляция, прямые инвестиции, долговая нагрузка корпоративного и частного секторов.

Собственно, этим сейчас и призван заниматься ФНБ – кредитовать ключевые российские квазигосударственные и частные корпорации для реализации долгосрочных инфраструктурных инвестиционных проектов, которые должны будут принести в экономику РФ существенный мультипликативный эффект. При этом займы выдаются на принципе возвратности, а мелкие компании, скорее всего, к этим средствам допускаться не будут из-за высоких рисков невозврата средств, что для ФНБ является ключевым вопросом. Шансы получить госпомощь больше всего у тех компаний, против кого были введены западные санкции. Такова текущая политика государства – поддерживать всех пострадавших от санкционного давления. Ключевой минус – дальнейшее повышение роли государства в экономике и, как следствие, снижение ее эффективности», - предупреждает эксперт.

Последние новости