18+
  1. Газпром как привередливая невеста

Газпром как привередливая невеста

Газпром как привередливая невеста
Мы хотим быть одни, заявил недавно глава Газпрома Алексей Миллер относительно участия иностранных компаний в разработке Штокмановского месторождения. Конечно, для таких заявлений не надо быть Гретой Гарбо, но этой новости хватило, чтобы разочаровать по меньшей мере пять крупных международных компаний.

А поклонники были хороши собой. Это и американские корпорации с добропорядочным лицом, такие как Шеврон и ConocoPhillips, и скандинавские блондины Norsk Hydro и Statoil.

Однако г-н Миллер устоял от соблазнительных предложений, чем довольно сильно обидел иностранных партнеров. Более того, добытое сырье со Штокмана не станут, как планировалось, перевозить в криогенных резервуарах в США, а прямиком будут переправлять в Европу. Все это наводит на печальные мысли о том, что газовый монополист решил навести порядки не только в России, но и во всем мире. В качестве примера можно привести попытки вытеснить Shell и ExxonMobil с Сахалина, издевательскую тактику в газово-ценовых переговорах с Украиной и совсем уже прямое заявление о желании завладеть контрольным пакетом акций в ТНК-ВР.

Впрочем, на это можно взглянуть и с другой стороны. Если Газпром действительно решил работать без иностранной помощи, то энергетический рынок ждут фундаментальные перемены. Когда SHELL, ВР и ExxonMobil пришли пять лет назад в Сибирь, они потрясали чековыми книжками и хвастались своим опытом.

Предполагалось, что доставшиеся в наследство от СССР бывшим советским чиновникам нефтяные корпорации будут вытеснены с рынка американскими и японскими добытчиками. Однако все получилось наоборот, что послужило хорошим примером для транснациональных компаний. Бюджет иностранных СП, которое создали Shell и Exxon, был разорен благодаря оскорбительно-критическому анализу российских аудиторов. Между тем, сверхвысокие цены на нефть сделали Газпром хозяином положения. Если в кубышке есть деньги, то зачем ими с кем-то делиться?

То, что происходит, по сути, есть проявление нефтяного национализма. Повторяется история конца 70-х, когда конфискация и карательное налогообложение иностранных инвесторов были столь популярны в Боливии и Венесуэле. Однако ничего этого не случилось бы, если бы цена на нефть составляла 20 $ за баррель вместо 60 $. По этой же причине и президент Уго Чавес может вести себя воинственно. А разве повел бы себя Газпром столь вызывающе, если бы его казна не распухла от нефтедолларов?

Западные компании совершили еще одну большую ошибку. В то время когда цены на нефть были критически малы и их доходы падали, а денег на новые разработки не хватало, корпорации вынуждены были торговать своими передовыми технологиями для стран со слабой экономикой, но большими запасами нефти. Ведь если за деньги можно купить технологии, то у ВР и ExxonMobil есть, что продать. В результате, когда стоимость барреля непомерно взлетела, они оказались никому ненужными.

Тот передел на нефтяном рынке, который сейчас происходит, угрожающе страшен. Страны с развивающейся экономикой могут без проблем диктовать свои условия Европе. Газпром может ввести норвежские Norsk Hydro или Statoil как младших партнеров, предлагая им несколько процентов в обмен на их офшоры. Это будет маленькая победа небольших компаний. Старые империалистические нефтяные магнаты, наверно, тоже получат в виде компенсации какие-то крохи.

Последние новости