18+
  1. Исповедь гея Василия Якеменко

Исповедь гея Василия Якеменко

Исповедь гея Василия Якеменко
«Первая история любви со мной приключилась в 11-м классе. Я тогда состоял в общественной организации «Наши». Гомосексуальное лобби в российской политике, несмотря на внешнюю приверженность традиционным идеалам, остается достаточно влиятельным и традиционно консолидируется вокруг всевозможных молодежных проектов.

В свое время "голубые" молодые политики активно продвигались через молодежное движение "Россия молодая", а опубликованные домашние фотографии отдыха молодых румоловцев вместе с депутатом Госдумы Максимом Мищенко показали огромное количество представителей нетрадиционной сексуальной ориентации в окружении Владислава Суркова. А ведь именно Суркову обязан своим карьерным ростом и создатель движения "Наши" Василий Якеменко. В частности, не кто иной, как Сурков защищал Якеменко от обвинений в причастности к избиению журналиста Олега Кашина. Поэтому закономерен вопрос: а как обстоят дела с однополой любовью в "Наших"?

Исповедь гея Василия Якеменко

Немного света на отношения полов в известном движении проливает журнал "Афиша" в свежем номере которого в материале "27 историй из жизни российских геев" размещено интервью с близким к Якеменко активистом прокремлевского движения Русланом Саволайненом, который среди прочего делится пикантными деталями однополой любви в молодежных лагерях на Селигере. На этих мероприятиях, как можно судить по воспоминаниям Руслана, работающего сейчас в модельном бизнесе, представители секс-меньшинств пользовались особым вниманием и покровительством со стороны нынешнего главы Федерального агентства по делам молодежи.

"Первая история любви со мной приключилась в 11-м классе. - говорит Руслан, ныне открыто демонстрирующий свою гомосексуальность, - Я тогда состоял в общественной организации «Наши» и часто ездил в Москву на всякие мероприятия. Они на самом деле очень на меня повлияли, потому что я попал в новую среду, где меня никто не знал и я мог себя показать и раскрыться. У меня появились друзья, я и вести себя стал иначе. Однажды мы были в Москве, все поехали за город, а я убежал и решил пойти в клуб «Три обезьяны» — на свой страх и риск, до этого я никогда еще не был в клубах. В определенный момент я понял, что сижу за столиком с молодым человеком и мы уже часа два разговариваем о жизни. Потом, дело уже к утру было, мы пошли гулять, он проводил меня до вокзала, и тут впервые в жизни я почувствовал нечто такое, чего раньше никогда не испытывал. Ребята на меня, конечно, обиделись, потому что я их кинул. Я долго плакал, а когда приехал в Петербург, устроился на работу в "Наши", чтобы иметь возможность ездить в Москву.

В «Наших» я состоял года три, до второго курса. Там были разные направления, много социальной работы, потом марши против того, против этого. Я занимался как раз организацией этих мероприятий — набором людей, проведением агитационных мероприятий по школам. И там про меня все знали. Я выбрал себе такую позицию еще в 11-м классе: вот с этого момента у меня начинается другая жизнь и я ни от кого ничего не скрываю. Люди меня восприняли в основном очень даже положительно. Были, конечно, и такие, кто выказывал недовольство, но их, как правило, подавляли ребята, которые относились к этому адекватно. Летом мы ездили на Селигер, туда свозят десятки тысяч ребят со всей России. А у меня были длинные волосы, маечки такие, в общем — и за километр видно. Так получилось, что на несколько тысяч человек я был такой один. На меня даже посмотреть приходили. Подкатывали какие-то бугаи, которые пытались меня переубедить: мол, так неправильно. Но наши ребята их гнали палками. Якеменко как-то высказывался в путинском духе, что, мол, я не против, только вот демография страдает. (Я и Путина с Медведевым видел, за руку с ними здоровался.) Так что никаких особых притеснений не было. Там были и другие геи, но они тщательно скрывались. А когда я последний раз приезжал на Селигер, там уже было два парня — пара, которые открыто жили вдвоем. Потом среди лесбиянок организовалось небольшое комьюнити, и там как раз совершила каминг-аут одна из моих одноклассниц".

К сказанному стоит добавить, что и сам Василий Якеменко не раз снимался в неоднозначных фотосессиях, вызвавших обширные дискуссии в блогосфере ввиду их явно выраженной гей-эстетики.