18+
  1. КБР: «политический котел» нагрелся до предела

КБР: «политический котел» нагрелся до предела

КБР: «политический котел» нагрелся до предела
Похоже, что ситуация на Северном Кавказе становится все более взрывоопасной и выходит из под контроля федеральных и региональных властей. Иллюстраций такого утверждения – множество.

Последней может стать сегодняшнее сообщение РИА «Новости» о том, что у основного гидроагрегата Ирганайской ГЭС в Дагестане обнаружили самодельное взрывное устройство. Бомбу нашли специалисты, обследовавшие машинный зал станции после пожара, произошедшего во вторник, 7 сентября.

Взрывное устройство было обнаружено в среду, 8 сентября, но известно об этом стало только в четверг. Мощность бомбы специалисты-взрывотехники оценивают приблизительно в 4 килограмма в тротиловом эквиваленте. Как уточняет ИТАР-ТАСС, устройство было изготовлено из двух пластиковых бутылок со смесью аммиачной селитры и алюминиевой пудры. Бутылки были связаны между собой, а провода были выведены на мобильный телефон.

По словам представителей правоохранительных органов, рядом с пакетом с бомбой лежала мина-ловушка, замаскированная под шариковую ручку. Взрывное устройство было обезврежено саперами ФСБ при помощи робота-манипулятора. Обстоятельства, при которых бомба могла попасть на станцию, выясняются, возбуждено уголовное дело.

Неспокойно и в соседней Кабардино-Балкарской Республике, где 7 сентября в селе Баксаненок Баксанского района КБР был убит федеральный судья Джульбер Быков - его обстреляли у собственного дома во вторник вечером. На месте преступления обнаружено не менее 27 гильз пистолетных патронов 9-миллиметрового калибра. Основная версия мотивов убийства - профессиональная деятельность судьи. Уголовное дело возбуждено по двум статьям УК РФ – посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование и незаконный оборот оружия и боеприпасов. Подозреваемых пока нет.

Для полноты картины, характеризующей обстановку в КБР, как и на всем Северном Кавказе, добавим, что в мае прошлого года в республике был убит заместитель начальника СИЗО УФСИН РФ по КБР Виталий Богатырев, а в ноябре от рук убийц погибли два дознавателя службы судебных приставов.

В разговоре с «Веком» причины столь напряженной криминальной обстановки в Кабардино-Балкарской Республике прояснил Мурадин Рахаев, лидер группы балкарцев, вот уже два месяца голодающих в Москве на Манежной площади в знак протеста против политики главы КБР Арсена Канокова.

«В республике создается искусственная вражда между кабардинцами и балкарцами, - говорит Рахаев. - Мы задвинуты на обочину социальной жизни. Кабардинцам Каноков отдал все: сельское хозяйство, культуру, спорт, власть, нам же не оставил ничего, кроме безработицы. Наши земли пустуют, потому что их не разрешают даже засеивать, земли кабардинцев заняты элитными коттеджами. Каноков рапортует Москве о том, что безработица в республике составляет 20%, а, например, в моем селе из 900 жителей трудоустроены только 15 человек. С другой стороны, когда мы начали протестовать, к нам пришла группа радикально настроенной молодежи - как кабардинцы, так и балкарцы. Они потребовали прекратить критику Канокова. Говорили о том, что нашим народам нечего делить, потому что нас объединяет Аллах. Говорили, что протестовать надо против неверных, а не против нашего главы республики. То есть, Каноков взращивает религиозный экстремизм, опираясь на всех: кабардинцы пополняют ряды бандитов, исходя из внушаемого им чувства национального превосходства, балкарцы - от банальной безработицы, потому что больше им заняться просто нечем».

Политолог Михаил Тульский согласен с Рахаевым в том, что межнациональное напряжение в республике нагнетается искусственно - достаточно лишь сравнить ситуацию с той, что имеется в соседней Карачаево-Черкесии, чтобы понять это. «Кабардинцы и черкесы - это один и тот же народ, и те, и другие называют себя адыгами, - сказал политолог «Веку». - И карачаевцы с балкарцами – один народ, этнографы и лингвисты не знают у них двух языков, а знают один карачаево-балкарский язык. То есть, КЧР и КБР совершенно аналогичные республики из одних и тех же двух наций. Но балкарцы занимают в КБР явно менее значительные посты, чем черкесы в КЧР, хотя доля в населении там практически одинаковая - по переписи 2002 года черкесы в КЧР составляют 11%, а балкарцы в КБР - 12%. Балкарцы во власти КБР имеют лишь пост спикера, причем, ничего не значащий – не только потому, что значимость всех парламентов в нынешней России низведена до нуля, но и потому, что более 50% депутатов - кабардинцы. Да, премьер у них русский, но зато единственный первый вице-премьер (Мурат Тхазаплижев) – кабардинец, руководитель аппарата правительства КБР Мухамед Шогенов – кабардинец, еще один вице-премьер (Мадина Дышекова) – кабардинка. И на этом фоне только один, самый малозначительный вице-премьер (Казим Уянаев) – балкарец. Плюс еще и президент КБР Каноков – кабардинец, и глава администрации президента КБР (Владимир Жамборов) – кабардинец, и его единственный первый заместитель (Залим Кашироков) – тоже кабардинец. Такую ситуацию можно было бы счесть справедливой только в том случае, если бы черкесы в КЧР не получили бы поста премьер-министра, а тоже бы довольствовались лишь ничего не значащим постом спикера. Поскольку черкесы – те же кабардинцы, а карачаевцы – те же балкарцы, последние и требуют: «Если ваши у наших добились поста премьера в КЧР, то пусть и в КБР ваши дают нашим пост премьера».

В подтверждение этого - цитата из открытого обращения голодающих: «Не имея возможности влиять на политику республиканских властей ни в парламенте, где превосходство в численности депутатов других национальностей дает им возможность принимать любые решения, не учитывая мнения балкарцев, ни в исполнительной власти, где практически все ключевые должности занимают представители кабардинского этноса, балкарская сторона вынуждена идти на отстаивание своих интересов, апеллируя к федеральной власти, а также посредством публичных мероприятий… Добившись в Конституционном Суде РФ отмены антибалкарских и антиконституционных законов, балкарцы уже 3 года не могут добиться у республиканского руководства выполнения решений Конституционного Суда РФ. Лица, инициировавшие обращение в Конституционный Суд РФ, преследуются руководством республики с привлечением правоохранительных, силовых и криминальных структур».

Если в КЧР, говорит Тульский, власти идут на уступки требованиям черкесских националистов, то Каноков ни на какие заметные уступки никому не идет, потому и обстановка в его республике более напряженная. «Например, в КЧР ваххабиты – в основном представители этнического большинства, то есть карачаевцы, но они никогда в КЧР ничего не взрывали – известны лишь случаи участия в терактах в остальной России и Чечне только тех карачаевских ваххабитов, которые перед этим несколько лет жили в Чечне. В Кабардино-Балкарии ваххабиты – тоже в основном представители этнического большинства (кабардинцы), только они устраивают взрывы и стрельбу, в том числе и в родной республике…».

Здесь можно вспомнить и недавний взрыв на Баксанской ГЭС в КБР. Интересно, что в ходе контртеррористической операции, проводившейся в Баксане после диверсии, по подозрению в ее организации были задержаны восемь человек из охраны Арсена Канокова. Об этом порталу СКФОnews сообщил заместитель председателя совета старейшин балкарского народа Оюс Гуртуев. По его словам, эти люди – сотрудники частного охранного предприятия «Синдика-Щит», входящего в «каноковский» холдинг «Синдика». То есть, в так называемую «дружину Канокова». У задержанных были обнаружены самодельные взрывные устройства, автоматы и боеприпасы. Также сотрудники ЧОПа показали схрон с бомбами. «Теперь мы уже и не знаем, кто у нас – бандформирования, а кто – охрана президента, если одни и те же люди и там, и там», - разводит руками Гуртуев.

Впрочем, голодающие на Манежной площади предпочитают об этих вещах не говорить, поскольку понимают, что месть Канокова в этом случае будет направлена именно на балкарцев. «Мы ожидаем каких угодно провокаций и девиз нашей акции протеста такой: «Ударили по затылку - не оглядывайся!», - говорит Мурадин Рахаев. - Поэтому мы требуем хотя бы соблюдения федерального закона о местном самоуправлении, который позволяет нам самим управлять своими селами. Но Каноков присоединяет эти села к городам и лишает нас права решать что-либо. Мы перестаем быть хозяевами на своей земле».

«В новейшей истории уже раз удалось предотвратить кровопролитие, - сказано в обращении балкарцев, - когда в сентябре 2008 года на дороге у с. Кенделен несколько дней длилось противостояние кабардинской и балкарской молодежи, и только благодаря старикам конфликт удалось урегулировать. Многотысячные митинги, референдумы, обращение депутатов ГД РФ, обращение балкарской интеллигенции результатов не приносят. Сегодня балкарские старики, пытаясь разрешить проблему мирным путем, прибегли к голодовке, что несвойственно кавказцам. Сложно предугадать дальнейшее развитие событий, если не удастся вернуть республику в правовое русло РФ, и федеральные законы будут далее игнорироваться властями КБР».