18+
  1. Копьеметатель Сергей Макаров

Копьеметатель Сергей Макаров

Копьеметатель Сергей Макаров
Все мысли только об Олимпиаде. Для Сергея Макарова Олимпида в Пекине будет уже четвёртой по счёту. В 1996-м в Атланте он был шестым. В 2000-м в Сиднее и в 2004-м становился бронзовым призёров.

В Пекине российскому копьеметателю по силам завоевать золото.

Мы встретились на презентации компании «Найк», в форме которой будут выступать наши олимпийцы. Сергей в роли фотомодели смотрелся очень колоритно. Когда закончилась теле и фотосъёмка он согласился на интервью для нашей электронной газеты:

«Век»: Какой результат, на ваш взгляд, необходимо показать на пекинской Олимпиаде для того, чтобы быть «в призах»?

- Думаю, 85-86 метров будет достаточно. А выиграет, скорее всего, тот, кто сумеет бросить копьё за 88 метров.

«Век»: Кто ваши основные соперники?

- Практически все участники олимпийского турнира. В этом сезоне в метании копья нет явного лидера. На победу могут претендовать добрый десяток спортсменов.

«Век»: Во времена, когда в секторе вы «рубились» с Яном Железны и Стивом Бакли было сложнее?

- Конечно! Но тогда и я был помоложе…

«Век»: Кто в вашем виде спорта от России будет выступать?

- Я, Коротков и Иванов. Каждый из нас может попасть на пьедестал почёта.

«Век»: Снаряды на соревнования возите с собой?

- А как же иначе? Свои копья всегда удобнее.

«Век»: Есть ли специальные копья для дождя и для солнечной погоды?

- Лично у меня нет. Я, когда еду на соревнования, беру с собой три копья: одно, сделанное из карбонового пластика - для дальних бросков, два других – для разминки - имеют меньшую жесткость, они не так далеко летят, но меньше по руке бьют.

«Век»: Копья разных фирм друг от друга отличаются?

- Очень сильно. Я, например, привык к снарядам шведской фирмы «Нордик». Ими я пользуюсь уже с 2002 года.

«Век»: У вас с фирмой есть контракт?

- Есть, но по нему я получаю только копья. Они дорогие, стоят по восемьсот долларов за штуку, а ломаются часто.

«Век»: Копьеметатели часто травмируются?

- По-моему, это вообще самый травмоопасный вид спорта. Во всяком случае, все мои знакомые делали операции либо на плече, либо на локте, либо на коленях. Связки нагрузок не выдерживают. А у меня вот спина еще постоянно болит. Плечо я в Финляндии оперировал…

«Век»: Интересно от чего зависит дальность броска?

- От настроения и от погоды. Трудно бросать, когда сильный ветер, идет дождь или солнце светит в глаза.

«Век»: Ваш отец известный копьеметатель Александр Макаров был серебряным призером московской олимпиады. Наверное, не стоит спрашивать, кто вас тренирует?..

- Тренируюсь действительно у отца.

«Век»: Если можно, задам вам несколько провокационный вопрос. Какой личный рекорд у вашего отца и у вас?

- У него – 89, 64, а у меня 92, 61. А в чем провокация?

«Век»: - Да я почему-то был уверен, что ваш отец метал подальше. Копья-то в восьмидесятые еще «планирующими» были…

- Да уж, нынешние снаряды метать действительно несколько тяжелей. Просто вид спорта у нас сильно прогрессирует.

«Век»: Правда ли, что копье «утяжелили» после того как один из спортсменов перекинул футбольное поле, и копье едва не попало в бегунов?

- Это не более чем красивая легенда. Да, Уве Хон в 1986 году действительно метнул копье на 104 метра, но футбольное поле он тогда отнюдь не перекинул. И все же спортивные чиновники решили подстраховаться и изменили у копья центр тяжести. Теперь копье не «планирует», а «пикирует».

«Век»: Реален ли в ближайшее время при нынешнем копье бросок на сто метров?

- Думаю, что рекорд Яна Железны 98, 48, установленный двенадцать двенадцать лет назад, простоит еще очень много лет. Поверьте, это был очень далекий бросок. Во всяком случае, среди нынешних копьеметателей нет никого, кто мог бы в этому результату приблизиться. Причем, я не могу понять, почему ряд европейских федераций легкой атлетики предлагает отменить старые мировые рекорды. Уверен, что Ян допингом тогда не пользовался.

«Век»: Вашему сыну сейчас 16 лет. Он продолжает семейную династию?

- Сергей, копьё «пробовал», но, увы, нет у него желания спортом заниматься. Надеюсь, что продолжателем традиций станет дочка, которой ныне четыре года.

«Век»: А вы с какого возраста тренироваться начали?

- С двух лет. Как только ходить начал сразу стал что-то метать. Но начинал я с многоборья. Впрочем, эта многосторонняя подготовка делалась как раз «под копьё».

«Век»: На соревнованиях успеваете посмотреть местные достопримечательности?

- Их я в молодости все обходил, а с возрастом как-то серьезнее к стартам относишься, и силы стараешься на пустяки не тратить. Я обычно сижу в гостинице и много журналов читаю.

«Век»: Журналы-то о чем?

- В основном о машинах и о рыбалке.

«Век»: Рыбалка это уха, а «уха без водочки плоха». Вы рюмочку-другую на отдыхе позволить можете?

- Конечно, спортсмены же нормальные люди. Вот только перебарщивать с этим делом не стоит ни спортсмену, ни нормальному человеку.

«Век»: Кем видите себя по окончанию карьеры?

- Из меня, думаю, может получиться неплохой тренер. Но, честно говоря, пока я особенно над этим не задумывался. Все мысли сейчас о предстоящей Олимпиаде, которая, скорее всего, будет для меня последней.