18+
  1. Личное дело бизнесмена Вачевских

Личное дело бизнесмена Вачевских

Личное дело бизнесмена Вачевских
Сюжет, достойный Уайлда с его «Из бездны взываю» - свидетель, проходивший по громкому делу о вымогательстве топ-менеджерами Сбербанка, был обвинен самим Сбербанком в причинении ущерба, и уже год пытается доказать свою невиновность. Из тюремной камеры.

Амурский кабельный завод - предприятие знаковое не только для Хабаровского края, но и для страны в целом. Более шестидесяти лет он обеспечивает страну кабелем, давая работу сотням хабаровчан. Вернее - обеспечивал и давал. В последние годы вокруг завода развернулась нешуточная борьба, жертвой которой пали и производственные мощности, и карьеры и судьбы.

В своей новейшей истории заводу откровенно не везло на руководителей. Николай Костюченко возглавлял предприятие с 1979 года, и поэтому решение нового владельца завода, московского предпринимателя Константин Вачевских, доверить ему должность директора, выглядело логично. Но в 1998 году Костюченко взял кредит в 48 млн рублей, поручителем по которому выступила администрация Хабаровского края. Досрочно погасив этот кредит, администрация уже на правах владельца выставила завод на торги по цене в 130 миллионов рублей.

Вачевских выкупает свое имущество (впоследствии с администрации по факту незаконного обогащения будут взысканы 50 миллионов рублей). Завод продолжает жить, но выйти на прежний уровень производства уже не может - слишком высокой оказалась цена его возвращения владельцу. В 2005 году акционеры, опасаясь повторного рейдерского захвата, принимают решение продать недвижимость. От сделки выиграли все - и в первую очередь сам завод, который избавился от налоговых платежей и бремени содержания имущества. Себестоимость кабеля упала, и это позволило производству снова начать набирать обороты. Так, пройдя через развал страны и крах промышленности, завод, на котором жители Хабаровска работали семьями и поколениями, пережил второе рождение.

Развитие производства потребовало новых денежных вложений, и спустя два года Дальневосточное отделение Сбербанка открыло для «Амурского кабельного завода» кредитную линию. Все кредиты были целевыми - под перевооружение производства. Часть денег уходила поставщикам оборудования прямо со счетов Сбербанка.

Завод прирос новым корпусом, одна за другой запускались новые линии - в том числе и уникальные для нашей страны. В январе 2008 года завод выиграл конкурс проектов по модернизации среди всех промышленных предприятий Хабаровска. Итогом этой модернизации должно было стать тройное увеличение объемов производства.

Но тут ударил кризис - печально знаменитый кризис 2008 года, перетряхнувший производство по всей стране. Цена на медь упала, а валютные кредиты Сбербанка, наоборот, стали неподъемны. Завод попросил банк о реструктуризации. Банк на это предложение ответил уголовным делом против бывшего владельца.

Тонкость ситуации заключалась в том, что незадолго до этого с помощью Вачевских следователями ФСБ была раскрыта схема сотрудников центрального офиса Сбербанка по вымогательству за реструктуризацию кредитов. В итоге вымогатели получили по три с половиной года колонии и полностью признали свою вину.

Кредиты самого завода были полностью обеспечены залогами недвижимости, импортного оборудованием и продукцией, и уголовное дело против Вачевских было закрыто. Да и потерю двух менеджеров (пусть и высшего звена), Сбербанк бы пережил - но как комитету по проблемным кредитам пережить потерю отработанной схемы? Живые же деньги. И сразу же после оглашения приговора Похлебину и Конику, закрытие уголовного дела против Вачевских было отменено. Вопрос стал личным.

***

Когда пару лет назад известный предприниматель Олег Тиньков выступал перед студентами MBA Skolkovo, из зала прозвучал вопрос - "Олег, а у тебя есть мечта?". Тиньков ответил так - "Я мечтаю, чтобы ещё при моей жизни предприниматели, бизнесмены стали элитой общества, чтобы на центральных каналах их не превращали в клоунов и уголовников. Чтобы народу объясняли, что предприниматели это люди, которые двигают прогресс и страну вперед, и что именно они, а не государство, создают рабочие места и платят зарплаты сотрудникам. Они делают добавленную стоимость и улучшают жизнь людей".

Как можно уничтожить предпринимателя? Отнять у него его бизнес, дело его жизни. Конечно, сам он его не отдаст - не та порода людей. Поэтому сперва бизнесмена надо ограничить в возможности влиять на происходящее. Проще говоря - посадить. Однако 159 статья УК, мошенничество, не предполагает ограничения свободы. Сбербанк вышел из ситуации изящно.

Некий Андрей Еремин написал заявление на Вачевских о том, что последний подделал его подпись на долговой расписке. Эту расписку, принадлежавшую Вачевских, Еремин умудрился выкрасть из материалов дела, и,спустя месяц, передать на экспертизу.. в Хабаровск. Хабаровский ЭКЦ МВД принял сторону Еремина, проигнорировав как выводы экспертизы Минюста, так и неоднократные просьбы самого Вачевских провести экспертизу в любом ЭКЦ страны, кроме очевидно ангажированного хабаровского.

Вот так год назад, 22 декабря, Вачевских взяли под стражу и этапировали в Хабаровск. Первая часть задачи была решена. Теперь нужно было забрать завод. Но как это сделать - ведь все кредиты обеспечены залогами недвижимости, оборудованием и товаром? Более того – в процессе банкротства Сбербанк уже получил около 400 миллионов рублей, при том что вменяемый предпринимателю ущерб составил 378 миллионов.

Не зря министр экономического развития Виктор Калашников, выступая в октябре на парламентском часе в Закдуме, высказал опасения в том, что крупнейшие предприятия края – «Дальмостострой», «Амуркабель», «Амурметалл» - просто раздербанят и растащат по кускам. Сейчас Сбербанк ведет активную деятельность по признании сделок о продаже недвижимости в 2005 году недействительными. И хотя прошло уже более десяти лет, суд не спешит применять срок исковой давности.

Признание сделок недействительными позволит Сбербанку претендовать на деньги от реализации имущественного комплекса и заработать еще 130 миллионов рублей - недополученные проценты. По иронии судьбы, именно за столько Вачевских уже приходилось выкупать свой завод. Примерно столько же хотели получить от него топ-менеджеры Сбербанка в виде взятки.

Семьсот человек штата, огромные площади, новейшее немецкое и финское оборудование, одно из сильнейших производств края –ничего этого больше нет. Да, оборудование выкуплено на торгах, но теперь арестованы все здания завода, и производствоснова встало. Вачевских сидит. Вымогатели, кстати, нет - раскаялись и вышли по УДО.

Самого же Вачевских суд отпускать не спешит. Ни состава преступления, ни события в деле предпринимателя нет – деньги Сбербанка на счетах Сбербанка. Продираясь через многочисленные нарушения уголовно-процессуального кодекса, прокуратура настаивает на продолжении заключения под стражей. Адвокат не сумел прочитать тридцать томов дела за трое суток? Его проблемы, дело все равно уйдет в суд. Суд передает дело на доследование? Следствие вернет его в суд без изменений. Адвокат физически не может присутствовать на заседании? Не беда, суд выделит бесплатного адвоката, который пролистает все тридцать томов за сутки. И так, шаг за шагом, право обвиняемого на защиту становится формальностью – и абсурдность обвинений доказывать становится некому.

***

Третьего декабря, выступая с посланием Федеральному собранию, Президент России подчеркнул, что свобода предпринимательства является важнейшим условием развития, и что избыточная активность правоохранительных органов мешает деловому климату.

Восьмого декабря на Московском экономическом форуме резонансную речь произнес предприниматель Дмитрий Потапенко. Цитируем - "Точно такая же история, собственно говоря, когда идет разговор что предпринимателей не надо закрывать до суда. Два года назад эту историю по всем каналам просвистели, тогда было закрыто 3,5 тысячи предпринимателей, прошло два года – 6 100. Поэтому у меня обратная зависимость: чем меньше о нас заботятся, тем, похоже, мы больше на свободе".

Ему вторит один из самых известных финансовых менеджеров страны Андрей Мовчан –главным риском для бизнеса он видит правоприменение и риски со стороны государственных структур. "Любой бизнес - это игра, которой нужны правила, - пишет он. – Когда вы играете в футбол, у вас есть, конечно, риски скользкого поля, плохо надутого мяча и качества игроков, но эти риски несравнимы с рисками отсутствия правил. Если судья не судит по правилам, да еще и сам играет, то вы просто не будете играть".

Очевидно, что и в бизнесе, и во власти, есть понимание того, как должны работать предприниматели. И само общество запрос на свободу предпринимательской деятельности давно сформировало.

Но при доказанном отсутствии умысла на хищение денег, при отсутствии состава преступления, сидит в СИЗО предприниматель Вачевских. Сидит за то, что не побоялся отстаивать свои права. За то, что попытался сделать нашу страну чище. Его дело месяц назад уже возвращалось из суда прокурору для исправления грубейших нарушений - сейчас оно снова в суде.

Хочется верить, что суд сможет разобраться в сути проблемы. Она никак не в попытке хищения, на которой настаивает Сбербанк (хорошо хищение - когда ты все до копейки деньги вкладываешь в завод). Оно в мотивации самого Сбербанка отомстить за утрату схемы незаконного обогащения. И пока эта мотивация сохраняется, по 159 статье будут сидеть тысячи предпринимателей по всей стране.

Как говорил Маккиавели, можно простить смерть отца, но не потерю вотчины. Возможно, суд окажется выше этих понятий - узнаем совсем скоро.