Макрон нельзя Ле Пен: герои, аутсайдеры и сбитые летчики президентских выборов во Франции

Макрон нельзя Ле Пен: герои, аутсайдеры и сбитые летчики президентских выборов во Франции
Фото: http://ria.ru
Первый тур президентских выборов фактически уже дал ответ на главную интригу – кто станет следующим президентом Франции. Постановка «действующий президент против крайне правого политика» - это залог успеха именно для Макрона.

На наших глазах повторяется сюжет 2017 года, когда во второй тур аналогично вышли центрист Эммануэль Макрон («Вперед, Республика!») и крайне правая Марин Ле Пен от «Национального фронта». По данным МВД – а во Франции министерство внутренних дел отвечает за выборы – Макрон получил 27,8 % или 9 миллионов 785 тысяч 578 голосов, у Ле Пен – 23,1 % (8 миллионов 136 тысяч 369 голосов).

​Никогда такого не было - и вот опять

Реклама на веке

Конечно, в 2022 году результата 66 % у Макрона против 33 % у Ле Пен уже не будет. Скорее всего, второй тур закончится раскладом примерно 55 % у Макрона против 45 % у Ле Пен. Простой анализ, кто из кандидатов «второго эшелона» поддержал Макрона, а кто Ле Пен, показывает, что у кандидата от НФ небольшие шансы на победу.

Поэтому Эммануэль Макрон имеет шансы пополнить список президентов Франции, которые победили и остались на второй срок – речь о Шарле де Голле (1958, 1965), Франсуа Миттеране (1981, 1988) и Жаке Шираке (1995, 2002).

​На самом деле это не первая постановка под условным названием «действующий президент против лидера крайне правой партии». Двадцать лет назад подобный сюжет уже элегантно использовал Жак Ширак. В 2002 году во второй тур прошли действующий президент Ширак (19,88 %) и лидер «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен (16,86 %). При этом кандидат от социалистов – премьер Лионель Жоспен – которого СМИ подавали как главного конкурента Ширака, проиграл Ле Пену меньше 1 % и со своими 16,18 % не прошел во второй тур. Что тем более обидно, ведь на выборах 1995 года Жоспен лидировал по итогам первого тура, а Ширак был только вторым.

​Митинги протеста по всей Европе и призывы кандидатов первого тура проголосовать за Ширака «только бы не Ле Пен» сыграли свою роль и победителем второго тура стал Жак Ширак (82,21 % против 17,79 у Ле Пена). Впрочем, с тех пор выход кандидата от «Национального фронта» во второй тур перестал быть сенсацией. Как мы помним, на выборах 2017 года Марин Ле Пен уже сражалась с Макроном во втором туре и тогда победил действующий президент с результатом 66,10 % против 33,90 %.

​Самопровозглашенный «миротворец»

​Макрон сделал ставку на имидж «миротворца» и ведущего политика ЕС, тем более что после ухода Ангелы Меркель эта ниша свобода. Именно для этого Макрон так рекламировал свои переговоры с Владимиром Путиным с декабря по февраль.

«Макрон сказал, что его диалога с Путиным, вероятно, будет достаточно, чтобы предотвратить начало военного конфликта», - цитировала французского президента The Guardian. А CNN предрекала, что Макрон может стать ведущей политической фигурой в Западной Европе, которая заменит бывшего канцлера ФРГ Ангелу Меркель. «Если Макрону удастся предотвратить возможное вторжение на территорию Украины, то он будет выглядеть героем в глазах своего электората», - прогнозировало Politico.

Понятно, что на деле это все было не более чем «игра на публику», от которой за километр отдавало лицемерием. Как и его предшественник Франсуа Олланд, Макрон годами в упор не желал видеть, что Киев не выполняет «Минские соглашения», а украинская армия «героически» обстреливает из артиллерии города и села на неподконтрольной территории Донбасса, убивая мирное население.

Но главным ударом по предвыборной кампании Макрона стало начало СВО на территории Украины, которая похоронила имидж «миротворца». А в политической системе координат Франции Макрон работает в образе «центриста». «Вы можете посчитать некоторые мои идеи правыми, некоторые – левыми», - как заявил сам президент Франции во время презентации своей предвыборной программы в коммуне Обервилье (северный пригород Парижа).

«За» и «против»

Главный конкурент Макрона в лице Марин Ле Пен в последние годы идейно дрейфовала от радикализма к центру, убрав из программных документов и риторики многие тезисы, характерные для крайне правых. И как показывают результаты первого тура, благодаря этому Ле Пен удалось привлечь сотни тысяч новых голосов. Впрочем, несмотря на прогресс, для победы этого слишком мало.

Основные тезисы предвыборной кампании Эммануэля Макрона:

- за повышение пенсионного возраста с 63 до 65 лет;

- обеспечить энергетическую независимость Франции с помощью строительства ветроэлектростанций и АЭС. Макрон пообещал построить 6 АЭС нового поколения, а до 2050 года – 50 морских ветроэлектростанций;

- добиться энергетической независимости Европы, усилить потенциал армий ЕС и их координацию;

- ввести налог на выбросы CO2 на границах ЕС;

- установить доступные цены на аренду электромобилей;

- обеспечить самодостаточность сельского хозяйства Франции;

- увеличить бюджета на оборону до 50 миллиардов евро (по сравнению с сегодняшними расходами на уровне 40,9 миллиарда евро, или 2,0 % о ВВП);

Зачем Макрону понадобился имидж «миротворца»? А это логичный шаг, чтобы сделать акцент на международную тематику и уйти от невыгодной внутренней повестки. Как мы помним, правление Макрона началось с массовых протестов так называемых «желтых жилетов». А ближе к старту кампании все больше французом начали говорить о том, что они стали жить намного труднее и беднее. А прямо во время выборов взорвалась протестами Корсика, после того как радикальный исламист смертельно ранил в тюрьме корсиканского националиста Ивана Колонна, отбывавшего пожизненный срок за убийство префекта.

Основные тезисы предвыборной программы Марин Ле Пен:

- за реформирование ЕС и частичный возврат суверенитета европейским государствам (раньше Ле Пен выступала за выход из ЕС);

- против мультикультурализма;

- за усиление роли государства в экономике;

- за референдум, чтобы французы могли высказаться по поводу контроля за потоком иммигрантов;

- установить презумпцию невиновности для полиции и добавить в штат еще 7000 полицейских;

- ликвидировать ветроэлектростанции, основной акцент – на развитие АЭС и гидроэлектростанций;

- снизить НДС на бензин, газ и мазут с нынешних 20 % до 5,5 %;

- запретить носить чадру для «борьбы с тоталитарной идеологией под названием исламизм». Для нарушителей – штраф;

- установить планку возраста в 60 лет для выхода на пенсию.

Эскадрилья сбитых летчиков

Что касается остальных кандидатов, то расклад такой. На этих выборах снова громко прогремел левый популист Жан-Люк Меланшон («Непокоренная Франция»), набравший сенсационные 22,0 %. К слову, именно благодаря Меланшону и эпатажному правому Эрику Земмуру нынешнюю предвыборную кампанию нельзя назвать абсолютно скучной, потому что появился хоть какой-то драйв. Меланшон – экс-сенатор, министр профессионального образования в 2000-2002 в правительстве социалиста Лионеля Жоспена, покинувший Социалистическую партию в 2008 году из-за разногласий с Сеголен Руаяль. В 2012 году Меланшон баллотировался в президенты от «Левого фронта» и занял четвертое место с 11,1 %.

На выборах 2017 года именно Меланшона зрители признали победителем теледебатов – за него проголосовали 25 %, в то время как Макрон набрал только 21 %. В первом туре в 2017 году Меланшон с результатом 19,58 % занял четвертое место (после Макрона, Ле Пен и экс-премьера Франсуа Фийона от правоцентристской партии «Республиканцы» - так в 2015 году по инициативе Николя Саркози переименовали голлистов «Союз за народное движение»). На эти президентские выборы Меланшон шел с лозунгом «Другой мир возможен!». В своей программе «Будущее вместе» Меланшон обещал принять новую Конституцию, увеличить полномочия депутатов и проводить выборы в один тур вместо нынешних двух, «срочно сократить количество бедных», установить минимальную зарплату в 1400 евро, а также увеличить жалованье для государственных служащих, снизить цену на газ, «которая выросла с 2017 года» и т.д.

Что касается назначенного на 24 апреля второго тура, то Меланшон сразу же призвал не голосовать за Ле Пен. Напрямую агитировать за Макрона Меланшон не может, чтобы не потерять лицо – все-таки он набрал свои 22,0 % за счет критики нынешнего политического курса.

Еще одна звезда нынешних выборов – это эпатажный правый кандидат Эрик Земмур. Земмур – журналист и писатель ультраправого толка. Земмур обещал вернуть Франции «былое величие», требовал выйти из военного командования НАТО, а также выступал против санкций в отношении России.

Земмур еще в 2018 году публично заявил «Я мечтаю о французском Путине», а еще в феврале 2022-го утверждал, что «Россия не нападет на Украину». И в этом ключе решение о начале СВО сыграло для Земмура «в минус».

К слову, среди французов, голосовавших в Москве, первое место с 26,85 % занял именно Земмур. В итоге, лидер движения «Реконкиста», сделавший ставку на антииммигрантскую и антимусульманскую риторику, набрал 7,1 %, заняв четвертое место.

Что касается второго тура, то Земмур призвал голосовать за Ле Пен, но подал это как голосование за меньшее зло. «Я во многом не согласен с Марин Ле Пен, но против нее выступает человек, который впустил во Францию два миллиона иммигрантов», - обратился к своим избирателям Земмур.

При этом, мы же понимаем, что ничто не берется ниоткуда и не уходит в никуда. Для выдвижения кандидатом на президентские выборы во Франции требуется собрать от 500 подписей кандидатов местных советов, мэров и других выборных лиц. И если внезапно «человек ниоткуда» Эрик Земмур смог собрать эти 500 подписей, значит, ему помогли. А с учетом того, что играющий на крайне правой риторике Земмур оторвал голоса именно у Ле Пен, становится понятно, что его участие в выборах выгодно в первую очередь «кандидату от Ротшильдов» Макрону и его «группе поддержки».

Французские сюрпризы

Надо сказать, что нынешние президентские выборы снова зафиксировали, что еще недавно ведущие партии Франции в лице правой «Республиканцы» и левоцентристов в виде Французской социалистической партии, мягко говоря, переживают жесткий кризис. Начать с того, что на выборы не допустили экс-президента Николя Саркози. Аккурат перед началом выборов, в сентябре 2021 года, Саркози впаяли тюремный срок в 1 год за такое смехотворное преступление как нарушения при финансировании предвыборной кампании. А результат Валери Пекресс от «Республиканцев», занявшей 5-ое место с 4,8 %, - это, прямо говоря, провал. Предвыборная кампания Пекресс была откровенно немощной, да и сама она не запомнилась ничем. У социалистов дела еще плачевнее – кандидат от ФСП, мэр Парижа Анн Идальго осилила только 10-е место с 1,8 %. Это даже не провал – это позор.

Если же говорить о том, как распределятся голоса кандидатов, не прошедших во второй тур, то резерв Макрона – до 35 %. Понятно, что 35 % - это идеал, но на 20-25 % «кандидат от Ротшильдов» рассчитывать может.

В то время как Ле Пен может рассчитывать максимум на голоса Земмура и правого Николя Дюпон-Эньяна из «Восстань, Франция» (2,1 %). А также – на часть голосов избирателей Меланшона, которые проголосуют за Ле Пен, потому что не воспринимают Макрона. Минимальный резерв – 9 %, максимальный – 15-16 % голосов. То есть, Ле Пен может выиграть, только если случится чудо.

Если говорить о том, как результаты французских выборов повлияют на отношения Франции и России, то не стоит очаровываться «пророссийской» Ле Пен. Есть такое понятие как «путь к власти» и такое понятие как «политический курс при власти». В нашем случае «пророссийский» имидж Ле Пен – это просто предвыборные обещания. А на практике, очень вероятно, что, став президентом, Ле Пен мгновенно «переобуется» и будет проводить даже более жесткий курс, чем Макрон. Кто не верит – примеры сербского президента Александра Вучича и американского Дональда Трампа в помощь. Самое главное, что в Национальном собрании Франции большинство как раз у «Вперед, Республика!» Макрона, насчитывающей 297 мандатов из 577. Еще 104 депутата – у «Республиканцев». У «Национального фронта» - только 20 «штыков». Поэтому Ле Пен банально не будет иметь своего большинства и не сможет проводить нужные законы через парламент.

Действующий президент Макрон в этом случае – более предсказуемая фигура. По крайней мере, понятно, чего можно от него ожидать. Если говорить о такой основе основ как экономика, то при Макроне товарооборот Франции и РФ стабильно рос до начала пандемии коронавируса, затем пошел вниз, но, как отметил Владимир Путин во время встречи с французским президентом, за 11 месяцев 2021 года увеличился на 70 %, отыграв падение за коронавирусный период. Если говорить языком цифр, то товарооборот между двумя странами составил 19,6 миллиарда долларов (т.е. плюс 70,6 % по сравнению с 2020 годом). Понятно, что присоединение Франции к политике санкций после начала СВО ударит по товарообороту между двумя странами.

С другой стороны, осенью позиция Елисейского дворца может измениться, потому как во Франции уже сейчас растет социальное напряжение из-за инфляции и роста цен на продукты-одежду-бензин.

А пока что России нужно готовиться к продолжению политики «похолодания», причем независимо от того, кто все-таки выиграет выборы и займет президентский кабинет в Елисейском дворце.

Реклама на веке
Жители Шанхая, сидящие на карантине, тайком выходят на улицу, чтобы обменяться предметами первой необходимости В День космонавтики Путин и Лукашенко ознакомились с космодромом Восточный
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются