18+
  1. Марши теперь не на марше

Марши теперь не на марше

Марши теперь не на марше
Накануне летнего затишья на политических фронтах Другая Россия то и дело напоминала о себе, вероятно, пытаясь заполнить пустоты информационного пространства.

9 июня прошел «Марш несогласных» в Санкт-Петербурге, участники которого прошествовали по Греческому проспекту, Парадной и Кирочной улицам. Заметим, что в это же время в северной столице работал XI Петербургский международный экономический форум. Вероятно, чтобы подтвердить репутацию президента Путина, как «абсолютно чистого» демократа, полторы-две тысячи «несогласных» беспрепятственно прошли по намеченному и разрешенному властями маршруту. Участники акции скандировали: «Матвиенко уезжай», «Путин уйди сам» и «Нам нужна другая Россия» и «Это наш город», «Мы придем в Кремль», «Нет уплотнительной застройке», «Путин, лыжи, Магадан!». Впереди колонны шли Эдуард Лимонов и Гарри Каспаров. По некоторым оценкам, в акции приняли участие более трех тысяч человек. Среди флагов, развевавшихся над колоннами, преобладали стяги национал-большевиков с надписью «Цензура» вместо партийной эмблемы, красные «знамена победы» с серпом и молотом, флаги «Яблока». Колорита шествию добавили флаг „петербургских сепаратистов“, выступающих за образование на северо-западе России независимого государства Ингрия, и плакат „Свободу узникам зоосада“ в руках активиста Петербургского гражданского комитета.

Двумя днями позднее, 11 июня, в Новопушкинском сквере столицы в рамках «Марша несогласных» прошел митинг в рамках которого выступили лидеры ОГФ Гарри Каспаров, «нацболов» Эдуард Лимонов и АКМ Сергей Удальцов. На митинге присутствовало более 2 000 человек. В руках у участников акции были флаги ОГФ, АКМ, движений „Смена“, „Оборона“, „Мы“, СПС, имперские и черные флаги «нацболов» с серпом и молотом. Участники „Марша“ скандировали: „Нам нужна другая Россия!“ „Россия без Путина!“, „Это наша страна!“. Обращаясь к собравшимся, Гарри Каспаров заявил: «Мы сделали очень трудный выбор, но решили все-таки разойтись, поскольку московская власть в очередной раз нарушила закон и фактически воспрепятствовала нам выполнить задуманное. Мы окружены милицией, которая сделает все, чтобы мы не вышли отсюда».

По итогам митинга была принята резолюция, в которой участники потребовали вернуть политические права и свободы гражданам России; восстановить выборность всех ветвей власти; провести честные парламентские и президентские выборы с участием всех реально существующих организаций, без искусственных ограничений; освободить всех политических заключенных; вернуть гражданам России сгоревшие в 90-е годы вклады; отменить цензуру в средствах массовой информации и т.д.

Много говорилось и о необходимости давления на власть, в частности, этому тезису посвятил почти все свое выступление Эдуард Лимонов, заявивший: «Если мы не будем оказывать давления на власть, она будет и дальше продолжать нарушать закон, творить бесчинства».

12 июня в День России в Екатеринбурге прошел митинг „Объединенного гражданского фронта“ (ОГФ) и других «несогласных». Около 20 человек с флагами и плакатами собрались у Главпочтамта. Мероприятие проходило в присутствии 30 милиционеров, а также сотрудников ЧОП и службы безопасности Уральского госуниверситета.

В этот же день в Мурманске прошла акция коалиции «Другая Россия». В «Марше несогласных» приняли участие несколько десятков человек, в том числе активисты Объединенного гражданского фронта и движения «Оборона», а также «нацболы».

Акция в виде митинга (марш не был разрешен) продлилась не более получаса, после чего люди разошлись. Участники митинга скандировали лозунги «Нам нужна другая Россия!», «Долой режим Путина!».

Все последние марши были уже не такими многолюдными, как в самом начале маршевой деятельности «Другой России». Немало усилий к тому, чтобы о маршах услышали, приложили правоохранительные органы, которые создавали всевозможные препоны на пути передвигавшихся из города в город представителей оппозиции. Изобретательности и стремительной эволюции методов первых (от дубинок к хитроумным способам задержания) можно было позавидовать. Общими усилиями милиции, прокремлевской прессы (она так усердно разоблачала марширующих, что невольно обращала на них внимание граждан) и самих «несогласных» цель оппозиционеров, в общем-то, была достигнута: власть показала, что боится их именно как оппозицию (пусть даже маргинальную), а сами «несогласные» закрепились на политической авансцене и в памяти народной.

Теперь возникает вопрос: надолго ли?

«Малочисленность акций «несогласных» вовсе не дает оснований предполагать, что оппозиционные настроения пошли на спад», — заявил лидер национал-большевиков Эдуард Лимонов. По его мнению, небольшое количество участников объясняется недостаточной подготовкой проведенных мероприятий. Вместе с тем, Лимонов пообещал, что осенью в нескольких городах России пройдут масштабные, хорошо подготовленные «Марши несогласных».

По мнению Гарри Каспарова, «акции в виде маршей во многом изменили представление о российской оппозиции». «Оказалось возможным наладить сотрудничество между разными оппозиционными силами и реально сформировать оппозиционную основу, которая может противостоять Кремлю. «Марши» создали своего рода новую политическую культуру, которая окажет влияние на осенне-зимний политический сезон. К тому же впервые появилась перспектива того, что оппозиция сможет найти алгоритм противодействия операции «Преемник», — отметил Каспаров.

Тем не менее, эксперты отмечают, что марши стали приедаться, власть научилась их «разбавлять» всевозможными мероприятиями кремлевских политтехнологов. И это противоборство стало напоминать государственно-оппозиционную забаву «кто кого». Кроме того, последние события в «Другой России» (выдвижение заведомо «непроходных», но полезных с точки зрения позиции «шумим брат, шумим» кандидатов в президенты типа Геращенко и Буковского, разлад по поводу единого кандидата, отставка Мерзликина) свидетельствуют о том, что в стане оппозиционеров наступили непростые времена. Как говорится, форма исчерпала содержание. Придумает ли что-то новенькое «Другая Россия» осенью, будет ли иное содержание, пока неясно.