18+
  1. Мясо и молоко Гаджи

Мясо и молоко Гаджи

Сознательная жизнь депутата Госдумы, единоросса Гаджи Махачева, который, судя по всему, снова войдет в список «Единой России» от Дагестана, напоминает «крутой» гангстерский боевик. По меньшей мере, пять раз его пытались убить, но ему до недавних пор удавалось выйти сухим из воды, если не считать простреленной руки…

Последний раз на Махачева покушались в 2006 году. Причем. Чтобы отправить в мир иной депутата, была спланирована поистине масштабная операция – злодеи собирались устроить взрыв в аэропорту Шереметьево. ФСБ задержала группу жителей Дагестана, когда те уже выходили «на дело». По данным СМИ, задержанные планировали оставить у входа в зал официальных лиц и делегаций Шереметьево начиненный взрывчаткой автомобиль. Взрыв должен был прогреметь по радиосигналу причем в тот момент, когда из зала ожидания на улицу вышел бы депутат Госдумы Гаджи Махачев.

Видимо, Махачев так надоел своим недоброжелателям, что киллеры готовы были взорвать вместе с ним десяток другой ни в чем неповинных людей – ведь у входа в зал ожидания всегда многолюдно. Оба задержанных оказались дагестанцами: Абсалимов и Гаджиев.

Интересно, что арестованный Магомед-Заур Гаджиев доводится племянником мэру Махачкалы Саиду Амирову. В свободное от взрывов время этот человек руководил налоговой инспекцией дагестанской столицы. Прежде он возглавлял службу безопасности своего дяди.

Тогда депутат Госдумы Махачев подтвердил, что за ним охотились киллеры. «В день, когда готовился взрыв, я как раз возвращался вместе с думской делегацией из США. Людей было много, из Шереметьево я выходил вместе с коллегами. Даже страшно представить, сколько народу могло пострадать», - сказал он.

По словам Махачева, «нынешнее, и последнее покушение организованы одними и теми же людьми. Сам депутат говорил, что заказчиком теракта арестованные называют сына махачкалинского мэра Магомеда Амирова. Махачев считает, что причина этого, как и предыдущего покушения (в 2003 году), исключительно политическая. Его конфликт с махачкалинским мэром Амировым известен всему Дагестану. «Я не раз говорил: пока я жив, Амиров не будет править республикой. Значит, назначиться он мог только через мой труп», — сказал Махачев.

Кстати, на самого Амирова, по данным СМИ, покушений было организовано не меньше, чем на Махачева. Их число давно уже перевалило за десяток. Отметим, что ни одно из этих преступлений не раскрыто до сих пор.

Но только притязаниями на кресло мэра досадил своим противникам Махачев? Биография депутата говорит об обратном. Судьба будущего депутата изобиловала драматичевкими поворотами.

В 1967 г. Махачев был осужден на 3 года за изнасилование и грабеж. Говорят, что к началу 80-х гг. Гаджи Махачев уже контролировал мясомолочную промышленность родного Хасавюрта. В конце 1980 г. хасавюртовский «мясомолочный король» вновь попал в поле зрения советского правосудия и в декабре 1980 г. Махачев был осужден Верховным судом Дагестанской АССР на 6 лет по статьям 108.1 (умышленное причинение тяжких телесных повреждений), 112.1 (умышленное причинение легких телесных повреждений), 218.1 (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ) УК РСФСР. На этот Махачев получил 6 лет. Но был опять досрочно освобожден в 1982 г.

Грянувшая в середине 80-х перестройка стала причиной резкого поворота в судьбе Махачева - ведь недаром среди тюремных кличек Гаджи была одна очень характерная - Голова. Он точно рассчитал, что настоящие деньги и влияние в наступившие непонятные времена может принести только политика. В 1988г. он организовал в Хасавюрте Народный фронт имени Имама Шамиля (НФШ), который вскоре стал ведущей организацией аварского национального движения. Главной задачей НФШ стала защита интересов аварцев, переселившихся из горных районов Дагестана на равнинные территории кумыков, русских, ногайцев и чеченцев. В декабре 1991г. Гаджи на сессии Верховного Совета ДАССР потребовал создания аварского района на территории Кумыкской равнины. Это выступление выдвинуло хасавюртовского рэкетира в ряды самых популярных аварских лидеров.

По данным СМИ, Махачев даже сформировал отряды боевиков, которые терроризировали активистов русских (казачьих), кумыкских, чеченских организаций Дагестана. Так, в сентябре 1991г. в Казбековском районе ДАССР НФШ объявил мобилизацию аварских боевиков для борьбы против чеченцев-аккинцев. Только вмешательство Руслана Хасбулатова и Рамазана Абдулатипова, организовавших переговоры между лидерами аварских и аккинских организаций, предотвратило столкновение. В октябре 1991ш. Гаджи Махачев направил ультиматум Кумкскому народному движению «Тенглик» с требованием ликвидировать палаточный городок «Тенгликюрт» под Хасавюртом. 23 октября 1991г. несколько сот боевиков Махачева, вооруженных автоматами и дубинками, на грузовиках и автомобилях отправились громить «Тенгликюрт». Столкновение предотвратила местная милиция, ставшая между аварцами и кумыками. В июне 1993г., когда сессия Кизлярского горсовета поддержала требования казаков Кизлярского и Тарумовского районов о придании северным регионам Дагестана «полномочий особой социально-экономической зоны с учетом реабилитации казачества и возрождения его традиционных методов хозяйствования», Махачев направил боевиков в Кизляр. 24 июня несколько десятков активистов НФШ и лакского движения «Кази-Кумух» (лидеры - известные братья Хачилаевы) ворвались в здание Кизлярского горсовета и захватили в качестве заложников двух работников райвоенкомата и инспектора городской милиции. Участники нападения потребовали освободить двух местных жителей, задержанных милицией Кизляра за уголовные преступления, а также вывести из города подразделения спецназа МВД России.

Власти Дагестана пробовали приструнить Махачева. Весной 1992г. ряд активистов НФШ в Кизилюрте были арестованы за незаконное хранение огнестрельного оружия. Арест махачевских боевиков стал причиной массовых беспорядков в Махачкале, во время которых были захвачены в качестве заложников заместитель министра внутренних дел и заместитель министра безопасности Дагестана. Заложники были обменены на арестованных боевиков НФШ. 20 мая 1992г. в Махачкале и Кизилюрте было введено чрезвычайное положение и временно приостановлена деятельность политических партий. Министерство юстиции и прокуратура Дагестана потребовали запрета деятельности НФШ, однако Верховный суд республики отверг это требование.

Дело в том, что в организации Махачева были заинтересованы влиятельная аварская партноменклатура, которая использовала националистов для сохранения своей власти. Например, в октябре 1991г. Гаджи Махачев поддержал бывшего первого секретаря Дагестанского обкома КПСС, инициатора создания Коммунистической партии Дагестана Муху Алиева (кстати - вопреки решению Первого съезда аварского народа). Одновременно Махачев установил тесные связи с руководством Чечни. Он входил в руководство конфедерации народов Кавказа и поддерживал тесные отношения с лидерами северокавказских радикалов. 5 октября 1992г. на круглом столе «Кавказский дом» в Грозном Махачев от имени народов Дагестана поддержал правительство Джохара Дудаева и заявил, что «скоро свободный Дагестан со свободным правительством войдет в братскую семью кавказских народов». Правда, уже в следующем году неожиданно для соратников по борьбе за независимость Кавказа Махачев стал лояльным подданным Российской Федерации. Дело в том, что лидер аварских боевиков был назначен заместителем начальника объединения «Дагнефть», затем - генеральным директором ОАО «Роснефть-Дагнефть».

С середины 90-х гг. и политическая карьера Махачева резко пошла в гору. В марте 1995г. он избран депутатом Народного собрания Дагестана по Гунийскому территориальному округу, получив 99,9% голосов избирателей. В марте 1998г. Гаджи Нухиевич стал заместителем председателя правительства Дагестана, сохранив за собой кресло гендиректора «Дагнефти» и (вопреки Конституции РД) место в Народном собрании. По мнению местных экспертов, Махачев контролирует около четверти депутатов Народного собрания республики. В ноябре 1998г. Махачев вошел в политсовет общероссийского движения «Союз народовластия и труда», которым руководит генерал Николаев, возглавив дагестанское отделение СНТ. В августе 1999г., когда исламские формирования моджахедов с территории Чечни вторглись в Дагестан, Гаджи Махачес развил необычайную активность. Под лозунгами «Защитим родной Дагестан!» и «Дагестанцы - навек с Россией!» он фактически легализовал банды своих боевиков, которые в качестве «народного ополчения» взяли под контроль несколько районов республики. Правда, точно такую же операцию провел и мэр Махачкалы Сайд Амиров - потенциально главный соперник Махачева в будущей борьбе за руководство Дагестаном (Сайд Амиров назвал своих даргинских боевиков «интернациональной бригадой»). Наблюдатели тогда отмечали, что столкновение двух лидеров неизбежно. Так оно, в конце концов, и произошло.

Отметим, что Махачев был дважды награжден: в 1997 «Орденом Мужества», в 2000 орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Говорят, теперь Махачев претендует на более высокий пост. Для этого у него есть все: легализованные отряды вооруженных боевиков, контроль над несколькими стратегически важными районами Дагестана - и кресло заместителя председателя думского комитета в Москве.