18+
  1. Национализация по-русски

Национализация по-русски

Национализация по-русски
Вчера министр торговли США Карлос Гутьеррез высказал опасения по поводу государственного протекционизма и мягкой национализации, которая, по его словам, происходит в России.

Некоторые американские компании говорят мне, что в ряде секторов российской экономики идет мягкая национализация. Если это так, то подобная, вызывающая крайнее беспокойство тенденция бросает вызов успеху, которого в укреплении стабильности добилась Россия, - заявил министр торговли США Карлос Гутьеррез, выступая на открывшемся в Нью-Йорке очередном заседании Американо-российского делового совета.

И все же американцы заметили это слишком поздно. Как считает ряд экспертов, национализация экономики идет уже давно и планомерно. Это можно было заметить уже, когда Газпром начал в 2001 году возвращать свои активы. Или когда государство разорило ЮКОС и передало его собственность Роснефти. Кстати, после газового монополиста эта структура вторая по возвращению в госсобственность из структур, принадлежащих частному бизнесу.

Сегодня Роснефть владеет контрольными пакетами акций сибирского Пурнефтегаза, южного Краснодарнефтегаза, нефтеперерабатывающим заводом в Туапсе, контролирует несколько проектов на шельфе Сахалина. Методика превращения процветающих частных предприятий в чахлые дочки государственных компаний мало отличается от обычной в условиях дикого рынка тактики недружелюбного поглощения. Вначале, как это было, к примеру, с компанией Краснодарнефтегаз, Роснефть постепенно доводит размер своего пакета акций до контрольного. Как именно это происходит, неважно: любые попытки недовольных миноритариев оспорить приобретение акций в суде неизбежно потерпят неудачу или безнадежно запоздают. Потом, после захвата власти, начинается, собственно, процесс перекачки: поглощенная компания безропотно отдает своему государственному хозяину квоты на вывоз нефти, снижает для него отпускные цены, передает перспективные месторождения. Вскоре мелкие акционеры попавшего в кабалу предприятия обнаруживают, что все имущество их компании находится в собственности государства или его законного представителя в лице все той же Роснефти.

Похожая ситуация начинает складываться и в автопроме. После многолетних безуспешных попыток государство вернуло себе контроль над АвтоВАЗом - крупнейшим в стране производителем легковых автомобилей. Закрепив в государственной собственности контрольный пакет автомобильной компании, государство кооптировало на завод команду менеджеров из Рособронэспорта, пообещав при этом значительные инвестиции в техническое перевооружение мощностей. Следующим на очереди стал КамАЗ. Блокирующий пакет акций крупнейшего в стране производителя грузовиков на протяжении ряда лет был закреплен в госсобственности. Однако до последнего времени завод был подконтролен властям Республики Татарстан. Отягощенный значительной задолженностью, в последние годы КамАЗ практически балансировал на грани банкротства, что затрудняло его переговоры с кредиторами, главным из которых являлся государственный Внешэкономбанк. Лишь в конце 2005 года было достигнуто мировое соглашение о реструктуризации задолженности завода перед федеральным центром на сумму 151 млн. дол. При этом сам КамАЗ был внесен в число объектов, подлежащих приватизации в текущем году. Однако вполне вероятно, что завод сменит одну государственную прописку на другую. По крайне мере, в Рособоронэкспорте, вставшем у руля АвтоВАза, по сообщениям прессы, уже высказывают заинтересованность в приобретении этого актива. Между тем главой Роспрома Борисом Алешиным подготовлен проект по созданию автомобилестроительной госкорпорации.

Приблизительно также идет национализация авиапрома. Недавно был возвращен под контроль государства компания ВСМПО-Ависма, крупнейший производитель титана, посредством приобретения Рособоронэкспортом контрольного пакета акций. Этот холдинг имел договор с корпорацией Боинг на поставку сырья. Вместе с тем президентом уже подписан указ о создании авиастроительной госкорпорации. Согласно документу, доля государства в Объединенной авиастроительной корпорации должна превышать 75% акций. На первом этапе в уставный капитал ОАК планируется внести 100% акций компании Сухой, 86% акций Ильюшина, 65,8% акций Туполева, 38% акций Нижегородского завода Сокол, 25,5% акций Комсомольского-на-Амуре авиационного производственного объединения имени Ю. Гагарина, 25,5% акций Новосибирского авиационного производственного объединения имени В. Чкалова, 15% объединения Авиаэкспорт, 58% акций Финансовой лизинговой компании и 38% акций Ильюшин Финанс Ко. Кроме того, планируется акционирование госпредприятий МиГ и Казанского авиационного производственного объединения имени С. Горбунова и передача их акций в ОАК.

Какие последствия могут возникнуть в нашей стране от такой национализации?

Как считает экономист Андрей Илларионов, России угрожает судьба Венесуэлы, где национализация сырьевых ресурсов привела к тому, что общество утонуло в болоте коррупции и реальный ВВП страны на душу населения сегодня составляет около 30% от уровня полувековой давности.

Между тем, как заявляют высшие российские чиновники, в стране никакой национализации не будет. По словам главы минэкономразвития Германа Грефа, перераспределение собственности нам не грозит ни посредством национализации, ни через деприватизацию.

А вот Михаил Делягин считает, что национализации нам не избежать. Вместе с тем, по его мнению, для нашей страны принципиально важна форма мягкой национализации. Если государство попытается провести национализацию в ее классическом виде, то всем ясно, что управленцы-чиновники не смогут эффективно распорядиться собственностью и будут лишь стремительно разворовывать ее.