18+
  1. «Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»

«Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»

«Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»
ЦИК «Рейтинг» и «Союз добровольцев России» запустили новый проект. Цель проекта: оценить доступность социальной инфраструктуры для инвалидов, проживающих в разных регионах страны.

Всероссийская общественная организация «Союз добровольцев России» при участии Центра информационных коммуникаций «Рейтинг» опубликовали исследование, посвященное доступности в регионах РФ объектов социальной инфраструктуры для лиц с ограниченными возможностями.

По данным Минтруда России, по состоянию на начало декабря 2014 года, в нашей стране насчитывается 12,8 млн. людей с инвалидностью, из них более 2,5 млн. находятся в активном трудоспособном возрасте. При этом в настоящее время не трудоустроено около 1,75 млн. лиц с ограниченными возможностями. Одной из главных проблем столь низкой вовлеченности инвалидов в трудовую и социальную жизнь, по мнению экспертов, является недостаточная доступность транспортных, торговых, бытовых услуг и объектов инфраструктуры. Уровень приспособленности объектов городской инфраструктуры под нужды инвалидов и качество оказываемых им социальных услуг в большинстве российских городов оставляли желать лучшего.

Программа «Доступная среда», которая начала действовать в 2011 году, сдвинула ситуацию с мертвой точки. Общий объем бюджетных ассигнований, запланированных на 2011-2015 гг., составил почти 168,5 миллиардов рублей. Вместе с тем, до сих пор значительная часть насущных проблем для лиц с ограниченными возможностями остается неразрешенной. В связи с этим, активисты Союза добровольцев России провели масштабное исследование, посвященное анализу доступности объектов социальной инфраструктуры для граждан с ограниченными возможностями.

Яна ЛАНТРАТОВА

Председатель Координационного совета Всероссийской общественной организации «Союз добровольцев России», член Президиума Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

В ходе исследования выяснилось, что, к сожалению, степень доступности городской среды для инвалидов далека от совершенства. Отметим, что, действительно, за эти годы строительными организациями была осуществлена большая работа по монтажу объектов доступной социальной среды. Вместе с тем критических моментов остается достаточно.

Так инвалиды-опорники, согласно данным нашего мониторинга, могут использовать чуть более половины (53%) социальной инфраструктуры, причем ее качество тоже далеко от идеальной, 61% – некачественная. Для инвалидов по зрению доступной является только 32% общей инфраструктуры, причем 81% от этой доли является некачественным!

Получается, что объект доступности формально присутствует, но он не отвечает потребностям инвалидов. Так, пандус может быть установлен под высоким углом, или направляющие между его полозьями не совпадают с осью коляски. Тактильная плитка может быть уложена вразнобой. Звуковые сигналы светофора могут не отставать световым сигналам – а это уже ситуация, опасная для жизни инвалиды.

Поэтому многие объекты не выполняют свою главную функцию – обеспечение доступной среды для инвалидов. По наличию парковочных мест для инвалидов ситуация также выглядит сложной. Так, парковки есть только около 80,1% социальных объектов. Парковочные места для инвалидов предусмотрены только для 48,6% стоянок, из которых свободными для инвалидов остаются только 26,7% мест (многие парковочные места занимают обычные граждане). Получается, что в среднем каждый инвалид может рассчитывать на 0,5 парковочного места.

Мы можем констатировать, что общей проблемой всех регионов является недостаточное допущение инвалидов (т.е. реальных пользователей инфраструктуры) к разработке и приемке элементов доступности.

Поэтому именно совместная работа с инвалидами позволяет решить многие проблемы, что, в свою очередь, будет способствовать вовлечению и интеграции лиц с инвалидностью в общество.

В этой связи Союз добровольцев России может взять на себя инициативу, направленную на создание системы, внутри которой будут взаимодействовать строительные организации и инвалиды, а добровольцы в этом случае будут осуществлять организационно-посреднические функции. Также добровольцы могут осуществлять разъяснительную работу с рядовыми гражданами, которые не знают о проблемах инвалидов и зачастую занимают непредназначенные им парковочные места.

Арсен АРИСТАКЕСЯН

Генеральный директор ЦИК «Рейтинг», руководитель проекта «Национальный рейтинг»

Прежде всего, хочу поблагодарить всех активистов «Союза добровольцев России» за проделанную работу. Это молодые, профессиональные и неравнодушные люди. Надеюсь, наше партнерство станет долгосрочным.

Когда, полтора года назад, мы запустили проект «Национальный рейтинг» (изначально он назывался «Народный рейтинг»), то видели свою основную задачу в следующем: Создать федеральный независимый коммуникационный канал, благодаря которому – Во-первых, представители регионального экспертного сообщества, лидеры общественных организаций и гражданские активисты смогут открыто высказывать свою позицию, и будут услышаны; Во-вторых, федеральный центр получит возможность лучше понимать, что на самом деле происходит в регионах. В-третьих, региональные чиновники в режиме он-лайн будут видеть оценку собственной деятельности. Причем, не от вышестоящего начальства. А от тех, ради которых, собственно, они и призваны трудиться.

Задуманное получилось. Спецпроект «Национальный рейтинг: Доступная среда» — еще один важный элемент в строительстве нашей информационной площадки, открытой для всех заинтересованных, ответственных и неравнодушных людей.

Отношение государства к инвалидам — тема крайне важная и болезненная. И задача гражданского общества: постоянно напоминать чиновникам, что инвалид — это не просто человек с ограниченными возможностями. Это, прежде всего, человек с дополнительными потребностями.

Наверняка, приведенные ниже данные и экспертные комментарии не понравятся многим региональным руководителям. Более того, мы совместно с «Союзом добровольцев России» планируем сделать этот рейтинг регулярным. А значит, продолжим внимательно следить за тем, как меняется ситуация с «Доступной средой» в каждом регионе России. Результаты исследования будут публиковаться несколько раз в год.

Михаил ТЕРЕНТЬЕВ

Председатель Всероссийского общества инвалидов, депутат Государственной Думы РФ

Я признателен организаторам и исполнителям составления Рейтинга субъектов РФ по доступности социальной инфраструктуры для граждан с ограниченными возможностями здоровья. Это очень хорошая инициатива, особенно, если в исследовании приняли участие волонтеры, неравнодушные люди к проблем инвалидов.

Данное исследование будет еще более ценно, если данные по объектам, которые были обследованы, участники отметят на «Карте доступности», которую можно найти на сайте проекта «Единая страна – доступная среда». Этой картой пользуются граждане с инвалидностью для понимания – куда можно прийти, а куда не стоит.

Если говорить о доступной среде в целом, то могу с уверенностью констатировать: не только в России, но и в других странах тяжело найти 100% доступность, если под доступностью понимать комплексное решение на основе «универсального дизайна». Да, в какой-то части думают о физических барьерах, как создать доступную среду для слепых, вспоминают и о глухих. Но часто забывают о такой категории, как инвалиды с особыми ментальными потребностями.

Поэтому вопрос доступности в рамках России надо рассматривать с точки зрения динамики: как это было десять лет назад и как стало сейчас. Вот с этой точки зрения я хочу сказать, конечно же, России шагнула очень большим шагом вперед. Если мы и дальше будем в том же темпе продолжать реализовывать госпрограмму «Доступная среда», те законодательные и общественные инициатив, которые есть и на федеральной и на региональном уровнях, тогда мы сможем делать так, чтобы каждый человек, независимо от наличия инвалидности чувствовал себя комфортно пользуясь общественным наземным или воздушным транспортом, посещал кинотеатры, участвовал в обычных повседневных мероприятиях, занимался спортом, трудился на обычных, а не только специализированных предприятиях, чувствовал себя востребованным.

В этом направлении должны двигаться не только государственные, но общественные организации, а также бизнес, со стороны которого в последнее время стало заметно внимание к проблемам инвалидов.

В качестве показателей доступности среды были выбраны самые необходимые для жизнедеятельности инвалидов компоненты:

1.пандусы, вмонтированные во входные двери учреждений (для инвалидов-колясочников);

2.тактильная плитка и желтые круги на входных дверях общественных объектов (для инвалидов по зрению);

3.звуковые сигналы светофоров (для инвалидов с нарушением слуха).

В первую очередь проводилась оценка доступности приоритетных объектов социальной и городской инфраструктуры, таких как административные здания, отделения Пенсионного фонда, аптеки, отделения Сбербанка, службы социального обеспечения, магазины, кинотеатры.

Отдельным исследованием осуществлялся мониторинг наличия парковочных мест для инвалидов на автомобильных стоянках. В результате, было исследовано более 3000 различных объектов (более 500 парковок и около 2500 объектов доступной среды).

В ходе исследования проверялось не только формальное наличие объекта «доступной среды», но и его функциональность. Поэтому оценка проводилась по десятибалльной системе по каждому из вышеуказанных параметров. Итоговый балл и место в Национальном Рейтинге «Доступная среда» присваивалось в соответствии со средним значением показателей.

Мониторинг осуществлялся при постоянной консультации представителей 116 общественных организаций, объединяющих граждан-инвалидов, в ходе которой согласовывалось, на какие элементы необходимо уделять особое внимание. И, прежде чем осуществлять указанное исследование, добровольцы прошли подготовку, получив необходимые знания из области юриспруденции, градостроительной архитектуры, строительных гостов, обязательных к исполнению.

В первую группу рейтинга вошли регионы, занявшие места с первого по восемнадцатое включительно.

«Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»

В данный сегмент рейтинга составили субъекты РФ, набравшие в исследовании от 5 баллов и выше. В них объекты «Доступной среды» носят комплексный характер. В этих регионах строительство городской инфраструктуры проводится в русле единой концепции, которая учитывает основные потребности граждан с ограниченными возможностями: наличие звуковых сигналов в светофоры на пешеходных переходах, наличие пандусов для инвалидов колясочников около жизненно важных объектов, парковочных мест, тактильной плитки на остановках. В указанных регионах граждане с инвалидностью белее или менее имеют возможность осуществлять собственную жизнедеятельность – передвигаться, пользоваться социальными услугами, ездить на работу, посещать культурные мероприятия.

Елена МЕЛИНА

Директор Республиканского межвузовского центра по работе с лицами с ограниченными возможностями здоровья (г. Казань)

Работа в городе и регионе велась реальная. Ее делали не просто для «для галочки» или отчетности, а для настоящих людей, так как в ней принимали участие и члены «Общественной организации инвалидов», которые выступали в качестве экспертов по этой программе. Мы регулярно посещали объекты, на которых велись работы. В течение первых двух лет программы «Доступная среда» каждый новый объект согласовывался с общественными организациями, и только потом уже над ним начиналась работа. То же самое происходило со станциями метрополитена: реальные люди давали свою экспертную оценку. Например, на станции метро «Площадь Габдуллы Тукая» был установлен подъемник, и приходили жалобы на то, что он не работает. Оказалось, люди просто неправильно им пользовались, после чего рядом с оборудованием сразу разместили руководство к эксплуатации.

Акция проходила не только в Казани, но и по другим городам. Например, в Набережных Челнах некоторые доступные объекты появились даже раньше, чем в столице, и послужили примером для работ в Казани. Мы серьезно работали с прокуратурой, и если были обращения, то всегда выезжали на объект, обязывали предприятия оборудовать их пандусами, а через определенный период проверяли, выполнены ли наши требования.

Василий БОНДАРЕВ

Лидер проекта «НЕдоступная среда», эксперт по формированию доступной среды (г. Санкт-Петербург)

В рамках проекта «НЕдоступная среда» мы проводим пропагандистскую работу, с целью обратить внимание проектных и строительных институтов на те нюансы, которые жизненно важны для людей с ограниченными возможностями. В Санкт-Петербурге очень хорошо развивается социальное такси. В конце прошлого года на квалификационном отборе участвовало много спецтранспорта. Мы четко фиксировали каждый автомобиль, угол наклона аппарели или пандуса, высоту проема двери, наличие подъемника и ремней безопасности. По сравнению с прошлым годом, когда на весь город было 3 автомобиля с подъемниками, в нынешнем году дефицита с транспортом уже нет. Теперь добиваемся качества оказания услуг!

В метрополитене Петербурга дела обстоят более или менее. На всех станциях присутствуют специальные устройства для транспортировки инвалидов на кресло-колясках (исключая электрические кресло-коляски) по лестничным маршам и эскалаторам (ступенькоход и устройство ТЭМИ). Однако, контролеры метрополитена предлагают оказать помощь без этих специальных устройств на руках, рискуя жизнью инвалида и возлагая на себя очень большую ответственность, мотивируя данные поступки словами «так же быстрее»!

Наземный общественный транспорт стал работать значительно лучше. С 2011 года количество низковольтных автобусов и троллейбусов увеличилось, но только пользоваться откидной аппарелью водителей научили год назад после пару неприятных случаев, когда инвалид выпрыгнул из автобуса, получил травму, сломал кресло-коляску. Воспитанием водителей и кондукторов занимаемся часто, так как с другом, который передвигается на электрической кресло-коляской, любим пользоваться общественным транспортом. В последней раз нам откидывали аппарель не специальным крюком, а вешалкой для одежды. К примеру, на маршруте 12 троллейбусов, из них 5 низкопольных, и они могут пойти не по очереди с обычными, так нам пришлось один раз пропустить 4 троллейбуса с интервалом в 19 минут. В часы пик делать в общественном транспорте нечего – давка.

Также у инвалидов Санкт-Петербурга есть острая проблема с обеспечением выхода на улицу. ТСЖ или управляющая компания зачастую отказываются обеспечивать доступным входом/выходом в/из жилого помещения, перекладывая эту учесть на жильцов. Дорожными организациями не всегда выполняется ремонт, который идет на пользу инвалиду! Был съезд/сход с тротуара 2 см. после ремонта стал 5 см. Была остановка общественного транспорта 19 см., стала 11 см.

Говоря об учреждениях можно сказать, что работа ведется, но не всегда верно и по нормативам. Местами устанавливают узенькие аппарели и кнопки вызова персонала, решив, что таких полумер будет достаточно для галочки.

Для инвалидов по зрению делается очень мало. Выполненная тактильная разметка из гранитных плит в центре города противоречит здравому смыслу и уводит в неизвестном направлении, но точно не через дорогу по пешеходному переходу.

Буквально недавно мы в рамках проекта «НЕдоступная среда» обратились в 18 районов Санкт-Петербурга с просьбой предоставить нам перечень доступных объектов района. В ответ мы получили идентичный ответ от всех, что, мол, в интернете есть открытый информационный портал разработанный комитетом по социальной политике, на котором отмечены все объекты, которые прошли анкетирование, и в том числе доступные для инвалидов. Мы перешли на портал, выбрали пару доступных объектов, проверили их, и выяснилось обратное. Объекты были недоступны и имели множество нарушений. Этот факт обмана населения был самым неприятным моментом.

Мария ГЕНДЕЛЕВА

Руководитель направления «Универсальный дизайн» Региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» (г. Москва)

Первое впечатление от Сочи после Паралимпийских игр очень хорошее: подъемники, лифты, тактильные плиты для незрячих, направляющие, автобусы со специальными значками и т.д. У человека, который этим не пользуется, складывается впечатление, что город полностью адаптирован для передвижения людей с инвалидностью. Гуляя по Сочи, мы спросили женщину, как пройти до набережной, она оказалась местной и с гордостью говорила, что вам надо перейти дорогу по подземному переходу, где есть подъемники и вообще по всему городу мы можем гулять без проблем. Но когда мы попробовали вызвать подъемник, он не работал. Мы не особо удивились, так как по приезду на нужную станцию из аэропорта, столкнулись с той же проблемой. В итоге не работал ни один лифт и ни один подъемник. Даже на Роза Хутор, где куча людей, туристов, не работали лифты. Уже хотелось найти хоть один работающий подъемник, но за время, проведенное в Сочи, мне так и не удалось это сделать. Особенно было неприятно, когда мы нашли лифт, которым мы пользовались год назад на открытии Паралимпиады, и тогда он исправно работал, а сейчас стоял намертво. Все лифты и подъемники умерли в Сочи. Очень обидно, что везде они есть, но не работают, хотя могли приносить огромную пользу. Пообщавшись с местными жителями, понимаешь, что многие не знают, что вся доступность в их городе была создана для реальных людей с инвалидностью, а не для галочки, чтобы провести игры.

Но общее впечатление очень хорошее, пусть подъемники и лифты не работают, зато съезды, пандусы, специализированные туалеты, тактильные направляющие, указатели, карты, остались, работают автобусы с откидными аппарелями, и водители всегда помогают. За неделю мы ни разу не пользовались такси, везде перемещались на автобусах, поднимались в горы на фуникулере, ходили по магазинам, кафе и просто гуляли. Чувствовали себя очень комфортно и независимо. Всем рекомендую поехать в Сочи и еще, очень надеюсь, что город не потеряет эту доброжелательность и открытость ко всем людям, не смотря на их особенности. Сейчас мы в Абхазии и могу сказать, что в сравнении, в плане доступности, Сочи был раем.

Елена ЛЕОНТЬЕВА

Председатель правления общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение», член Совета по делам инвалидов при губернаторе Свердловской области

Состояние безбарьерной среды в Екатеринбурге улучшается. Мы этим занимаемся с момента вступления в силу ФЗ ст. 15. «Закона о социальной защите инвалидов», где сказано, что все должно проектироваться и строиться доступно. У нас эта совместная работа – Администрации города и организации «Свободное движение» — идет уже 16 лет. Мы выступаем в качестве координаторов. У нас сложилась уникальная ситуация. Лично я занимаюсь согласованием проектов города Екатеринбурга с 2000 года. И еще была создана комиссия инвалидов-экспертов по согласованию проектов в Екатеринбурге. Мы контролируем чертежи на стадии проекта, и, следовательно, мы очень сильно влияем. У нас есть право подписи. Но это очень тяжелая работа для общественников, потому что нет формального определения нашей роли в проектировке. С 1999 по 2007 год мы участвовали в приемке объектов и оценивали их с точки зрения доступности. Сейчас я продолжила эту работу: выезжаю на объект, проверяю, и если есть какие-то недочеты, не подписываю акт о приеме работ, пока погрешности не будут исправлены. У нас в городе постоянно проводятся семинары для представителей властных структур, руководителей муниципальных учреждений, представителей учреждений здравоохранения. Недавно мы выезжали на тестирование одной поликлиники, причем вместе — инвалиды по слуху, по зрению, колясочники. Мы высказали свои пожелания и замечания. Думаю, к нам прислушались.

Мы отличаемся от других регионов тем, что делаем не спеша, сначала пробуем на маленьких объемах, а потом распространяем опыт на весь город. И за все годы фактически никаких федеральных денег на доступную среду в Екатеринбург не поступало. Доступная среда создается не за счет больших вливаний, а за счет вдумчивой работы на стадии конструирования проекта. На стадии чертежей улучшить доступность проще, чем уже после постройки. И на сегодняшний день практически все массовое строительство ведется с соблюдением правил доступности. У нас ребята покупают квартиры на любом этаже, в любом доме, не боясь, что они будут ограничены в передвижениях. И это не специализированные дома для инвалидов. Это универсальный дизайн, который удобен для всех без исключения. В соответствии с этой концепцией построено уже несколько микрорайонов, и мы делимся опытом с другими городами.

Олег КОЛПАЩИКОВ

Руководитель движения «Белая трость» (г. Екатеринбург)

Екатеринбург является одним из самых доступных городов России. Основные улицы и перекрестки, которые часто посещают незрячие люди, оборудованы звуковыми светофорами и специальной тактильной плиткой. Социальные объекты: больницы, учебные заведения, объекты культурного досуга, по оценкам экспертов, доступны на 90% для незрячих людей и на 65% для людей, передвигающихся на коляске. Также надо отметить, что Свердловская область и город Екатеринбург входят в пятёрку городов с самым большим количеством специализированных парковочных мест для людей с ограниченными возможностями здоровья. Но, тем временем, существует ряд направлений, на которые стоит обратить внимание в Екатеринбурге — это отсутствие тактильной плитки и тактильной линии на станциях метро (кроме ст. Чкаловская, ст. Ботаническая). Также метрополитен является малодоступным для инвалидов-колясочников из-за отсутствия специальных лифтов и подъемников.

Галина ОМЕЛЯНЧУК

Координатор Межрегионального общественного благотворительного фонда «ЕДИНСТВО» (г. Братск, Иркутская область)

Высокое положение региона в рейтинге, на мой взгляд, связано с тем, что область эффективно занимается комплексным благоустройством окружающей инфраструктуры и обеспечением доступности приоритетных объектов: установкой пандусов, приобретением устройств-подъемников по лестницам, в основном, конечно, в областных государственных учреждениях социального обслуживания Иркутской области. Власти в регионе также проводят различные мероприятия по формированию позитивного отношения к проблемам инвалидов и обеспечения им доступной среды, доступной жизнедеятельности. Я представляю благотворительный фонд «Единство» города Братска и мы инициативно занимаемся вопросами создания универсальной доступной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья совместно с администрацией Братска и городской Думой. Активные братчане с инвалидностью, которые передвигаются на электрических колясках, мониторят объекты и оперативно сообщают в администрацию о проблемах доступности: о препятствиях на пути движения, где нет пандуса или съезда с тротуара.

В основном и у нас занимаются объектами доступности приоритетных объектов – таких как социальная защита, объекты образования и здравоохранения, культуры и спорта, транспортной инфраструктуры. Закупаются троллейбусы, автобусы специальные – с «аппарелями». Но, если говорить, конкретно про город Братск, в котором я живу, у нас очень слабое место – отсутствие пандусов внутри и снаружи жилых домов. Чтобы попасть в социальный объект, оборудованный по нормам универсального дизайна, человеку с ограниченными возможностями здоровья нужно, прежде всего, выбраться из своего дома. Огромное число людей вынуждено сидеть в четырех стенах — годами не выходят на улицу.

Конечно, таких огромных сумм финансирования, которые можно найти в интернете по подпрограмме «Доступная среда» – 148 миллионов в Иркутской области, мы не видим. Например, Братску в 2015 году на пандусы выделили 300 тысяч рублей – это, безусловно, мизерная цифра. На выделенные средства, например, в 2015 году в Братске, было построено всего два пандуса для доступа инвалидов в жилые помещения. Еще несколько пандусов строятся силами и средствами активных неравнодушных братчан. Такие люди у нас в городе, слава Богу, имеются.

Согласно Муниципальной программе Братска «Социальная поддержка населения» на 2014-2018 годы Подпрограмма 3 «Доступная среда» объем финансирования на обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к жилым помещениям по месту жительства составляет по 100 тыс. рублей на каждый год с 2016 по 2018. Это катастрофически малые средства для преодоления социальной изоляции и включенности граждан с различными ограничениями в жизнь социума, в том числе в совместные с другими гражданами мероприятия, в том числе досуговые, культурные, спортивные.

Считаю, что, несмотря на проводимую работу по решению проблем инвалидов и других МГН, в настоящее время в Иркутской области и в Братске окончательно не сформирована система безбарьерной среды жизнедеятельности инвалидов и других МГН для интеграции их в обществе и впереди еще много работы у городских властных структур и самих горожан.

Рафик РОГОНЯН

Председатель правления Нижегородской региональной общественной организации культурной, социально-трудовой реабилитации инвалидов опорников и колясочников «Инватур»

Мы, конечно, рады что такой хороший результат, но во-первых не знаем, по каким критериям проводилась оценка, во-вторых много вопросов по доступности остаются нерешенными. Нельзя сказать, что в городе ничего не делается, но для того, чтобы действительно менялось что-то в лучшую сторону необходимо взаимодействие органов власти, исполнительных органов с той целевой аудиторией, для которой все это делается. Принимать решения не проконсультировавшись с представителями целевой группы не всегда разумно. Например, современные жилые дома действительно оборудованы пандусами и подъездами, однако у подъемов может быть неправильный угол, двери подъездов могут находиться в неудобном месте, а в самих квартирах остались узкие двери в ванную, туалет, на балкон.

Общественный доступный транспорт в городе тоже появляется, но остановки не приспособлены для низкопольного транспорта. Нет слаженно-работающей системы: нет информации о маршруте и интервала движения такого транспорта, водители и кондукторы не подготовлены к обслуживанию людей на колясках и незрячих, для чего необходимо проводить отдельные мероприятия.

Также стоит проблема доступности поликлиник, больниц, вузов, которые, как правило, находятся в зданиях построенных до вступления в силу законодательства о «Доступной среде», но над этим необходимо работать с учетом требований конвенции ООН о правах инвалидов. Главная идея, которой должны руководствоваться государство и общество при создании безбарьерной среды, это принцип «ничего для нас, без нашего участия».

Вторую группу рейтинга составили регионы, занявшие места с 19 по 66 включительно.

«Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»

Регионы, попавшие в этот кластер, набрали по итогам исследовании от 3 до 4,9 баллов. Здесь объекты доступной среды присутствуют, однако не создают целостной системы. Где-то есть звуковой светофор, но нет тактильной плитки, соответственно в этом случае инвалид по зрению не сможет самостоятельно осуществить маршрут движения. Пандусы есть около отделения сбербанка, но отсутствует около близлежащей аптеки, соответственно инвалид-колясочник, обналичив в банке свое пособие, не сможет без посторонней помощи купить лекарства.

Афанасий ЛАПТЕВ

Председатель Региональной общественной организации людей с инвалидностью «Движение без барьеров» (г. Якутск)

Большинство людей думают, что доступность – это физическая доступность, информационные таблички, шрифты Брайля. А в государственной программе это всего лишь одна из форм доступности для людей с инвалидностью и незащищенных групп населения. Медицина, образование, спортивно-досуговая сфера, трудоспособность — об это гораздо реже говорят. Все это должно учитываться. А если мы будем заниматься только пандусами, лифтами, мы так и будем еще лет 10 сидеть в непонятном болоте. Хотя в Якутске на 49% среда доступна. Мы как общественная организация «Движение без барьеров» по городу Якутску, мы выиграли грант, по которому мы проводили сверку паспортизации на доступность зданий и прилегающих территорий для людей с инвалидностью и маломобильных групп населения. Это 103 объектов здравоохранения, образования, культурно-досуговые и сфера потребительских услуг. И мы проверяли только на физическую доступность. Динамика хорошая. Если сравнивать с началом 2000-х, когда более или менее были доступными частные заведения, доступная среда развивается быстро. Сейчас, наоборот, частники строятся, как хотят, а государственные учреждения строятся согласно нормам и правилам СНИП. Все дело в том, что у нас в законе не прописан, что такое доступность. Написано, что среда должна быть доступной для людей с инвалидностью. Из-за этого, все воспринимается формально. Пандус есть – закон выполнен. А то, что этим пандусом невозможно пользоваться или дальше за пандусом лестница, игнорируется. Таких замечаний много. Но от нас зависят изменения к лучшему. При приемке любого здания, общественная организация инвалидов ходит на контрольную ревизию и подписывает бумаги. И часто общественные организации грешат тем, что ставят подписи под плохо доступными объектами. И мы сейчас с этим боремся. Я уверен, что вопрос о доступности среды нужно чаще обсуждать в СМИ, на телевидении, пояснять, разъяснять. От того, насколько общество будет просвещено, зависит, как скоро среда станет полностью доступной и комфортной для людей с ограниченными возможностями.

Александр ВОРОНКОВ

Председатель Сыктывкарского городского отделения Коми республиканской организации «Всероссийского общества инвалидов»

Мы уверены, что наш регион находится лишь в начале пути по созданию на его территории доступной среды для маломобильных граждан. На протяжении 10 лет Коми республиканская организация «Всероссийского общества инвалидов», в составе которой находится Сыктывкарская городская организация, направляла обращения в органы власти субъекта, министерства и ведомства о неисполнении законодательства РФ по созданию условий для комфортного проживания инвалидов. Ежегодно приходили отписки. Нами неоднократно проводились акции «Хода НЕТ», «Нас не ждали». В конце 2014 года нами было направлено очередное обращение в адрес Главы Республики Коми, Председателя Государственного Совета РК, Общественной палаты РК под которым подписались более 2000 членов нашей организации (всего членов КРО ВОИ 7023 человека на 01.01.14 г. в 21 муниципальном образовании РК). Не дождавшись результатов, мы разработали проект «ЗА Жизнь без преград» и открыто заявили о том, что «идём на таран». Мы провели фото-мониторинг 457 объектов, и выставили фотографии в социальной сети «Вконтакте». Мы направили 178 уведомлений в адрес руководителей объектов о нарушении наших прав, подготовили 26 исковых заявлений. Работа продолжается и сейчас.

Сегодня, как и всегда – власть в стороне, а все претензии со стороны предпринимательского сообщества нам приходится принимать в свой адрес. В республике полностью отсутствует контроль за созданием доступной среды и никто не несет ответственности за её отсутствие. Очень много объектов обустроили пандусами на входах, которые либо не пригодны для пользования, либо помогают добраться лишь до первых ступеней. За исключением торговых центров, полностью доступных новых сооружений нет. Социальное такси не развито. Общественный транспорт практически весь не доступен. Городская инфраструктура, не говоря уже о сельской, не доступна. Мы возлагаем большие надежды на изменение ситуации на Сергея Гапликова, временно исполняющего обязанности Главы Республики Коми.

Антонина МЕЛАН

Председатель Ухтинского городского отделения Коми республиканской организации «Всероссийского общества инвалидов»

Ухта – частично доступный город. К большому сожалению, в нём нет стопроцентно доступных объектов: ни социальных, ни коммерческих, ни частных. Существуют очевидные проблемы с уличной инфраструктурой, отсутствует низкопольный доступный транспорт, который есть лишь в Воркуте и в Сыктывкаре. Многие учреждения были обязаны провести паспорт доступности. Например, стоматологическая поликлиника была обустроена пандусом, но несмотря на это дальше первого этажа человеку на коляске не попасть. Конечно, проблемы решаются, нельзя сказать, что ничего не делается. Например, сделали тротуарные съезды, что можно только приветствовать. Но сказать, что все замечательно пока нельзя.

Татьяна ПОВЕТКИНА

Председатель правления Воронежской региональной общественной организации инвалидов и родителей детей-инвалидов с нарушениями психического развития аутистического спектра «Искра Надежды»

В Воронежской области действительно произошел некий положительный прорыв в связи с тем, что полноценно реализуются новые программы поддержки инвалидов. Например, уже третий год идет программа «Аутизм. Маршруты помощи». Это программа реализуется под экспертной поддержкой благотворительного фонда «Выход», которым руководит Авдотья Смирнова. Программа была инициирована самим губернатором Воронежской области Алексеем Васильевичем Гордеевым, после бесчисленных обращений к нему нашей организации «Искра надежды», созданной родителями детей с аутизмом. Программа представляет собой создание комплексной системы помощи людям с аутизмом. В принципе под эту программу вошли как целевая аудитория все люди с ментальной инвалидностью – то есть это люди с психо-физическими нарушениями, умственными, психическими расстройствами. Благодаря программе стало доступно инклюзивное образование для всех этих категорий. В прошлом году были открыты 15 лекотек для детей с ОВЗ. «Лекотека» создается для таких детей, которые не имеют возможности вместе с другими посещать школы или сады. Им необходима помощь дефектолога, логопеда, психолога. Кроме того, обеспечивается психолого-педагогическое сопровождение семьи. У нас лекотеки созданы при детских садах. В этом году откроют еще 17. Кстати сказать, в некоторых регионах лекотеки закрывают, а у нас наоборот. В Воронежской области не закрыто ни одно коррекционное учреждение при интенсивном развитии инклюзивного образования.

Инклюзивное образование начало развиваться еще в 2009 году, когда наша родительская организация обратилась за поддержкой к губернатору. Алексей Васильевич поддержал нашу инициативу совместного обучения детей с инвалидностью и обычных детей, и с 2009 года мы работаем в тесном сотрудничестве с департаментом образования. Прекрасно работает служба ранней помощи, открыли два центра психического здоровья. В этом учебном году начат грандиозный эксперимент в общеобразовательных школах и детском саду — открылись два класса и две группы для инклюзивного обучения самых сложных детей с аутизмом, в том числе и невербальных, – не владеющих речью, у которых большие проблемы с поведением. Раньше все эти дети вряд ли могли рассчитывать даже на коррекционную школу. А в этом году для них созданы все условиях в общеобразовательных школах и детских садах. И как мы считаем, и как убежден губернатор Воронежской области, если мы сможем создать полновесные условия для образования такой категории детей, то естественно, помочь детям с другими нарушениями будет гораздо легче и проще.

Если говорить о доступной среде для людей с физическими нарушениями – то глазом можно увидеть, что у нас есть светофоры для незрячих – то есть они все со звуковыми сигналами, но, конечно, не хватает нам хороших дорог, безусловно.

Анна КОВАЛЕВА

Председатель правления Ставропольской общественной организации инвалидов «Вольница»

Если Ставрополь еще можно назвать относительно доступным, по крайней мере, на первый взгляд, то остальные города в Ставропольском крае таковыми не являются. В Ставрополе действительно есть много пандусов, но 60 процентов из них не соответствуют ГОСТу. Та же ситуация и с транспортом: по факту, в городе ходят низкопольные автобусы, но на деле – площадки для людей на колясках практически никогда не опускаются. То есть номинально все есть, но по факту – ничего не работает.

В регионе же с доступностью еще хуже. Взять КавМинВоды, города-курорты. В Пятигорске тротуарная плитка только в центре, далее – абсолютно непроходимое для людей с ограниченными возможностями покрытие. В Кисловодске, городе относительно горном, тоже нет никаких вспомогательных средств, и так получается, что Ставрополь в регионе является самым доступным городом.

Елена ДУХМИНА

Член Совета Общественной палаты Республики Хакасия, председатель правления Хакасской региональной общественной организации по поддержке семьи, материнства и детства «Доброе сердце Хакасии»

Проведение мониторинга доступной среды социальной инфраструктуры, считаю, просто необходимым и своевременным. Так как в большинстве субъектов к этому вопросу относятся формально. У нас в Хакасии дела обстоят неплохо только с социальной инфраструктурой, которой «заведует» государство. С инфраструктурой, которая принадлежит бизнесу не все так оптимистично, например, только один кинотеатр по-настоящему доступен для людей с инвалидностью. Еще одна проблема это старые объекты социальной инфраструктуры, которые в принципе невозможно оборудовать для людей на колясках. Но, безусловно Хакасия движется в правильном направлении.

Дарья БЕЛЯЕВА

Руководитель Live- проекта «Наша среда», общественный деятель по вопросам помощи людям с инвалидностью (г. Томск)

Данный рейтинг субъектов Российской федерации по доступности объектов социальной инфраструктуры для людей с инвалидностью включает в себя 85 регионов России, каждый из которых оценен по десятибалльной шкале. Результаты рейтинга ещё больше актуализируют вопросы создания среды удобной и комфортной для всех. Конечно, можно сделать пандус под немыслимым углом или уложить тактильную плитку таким образом, что незрячий человек, запутается и уйдёт совсем в другую сторону. Но анонсировать, что доступность у нас обеспечена практически везде и на девять баллов как минимум, тогда бы результаты вышли идеальными.

Но этот рейтинг реально отражает текущую ситуацию в нашей стране. Максимальное количество возможных баллов — десять, не набрал ни один регион, нам есть к чему стремиться. Первая тройка лидеров тоже понятна:

1.Москва — столица нашей страны, пример для других, набрала 8,4 балла.

2.Краснодарский край тоже показал достаточно высокий результат, — 7,2 балла, ведь совсем недавно на его территории успешно прошли первые в истории нашей страны Паралимпийские игры, подготовка и проведение которых потребовало не малых сил и средств, но тем не менее, Краснодарский край занимает лидирующие позиции рейтинга.

3.Республика Татарстан стала пилотным регионом, в котором начала апробацию государственная программа: «Доступная среда». – средний балл по региону 6,8, он замыкает тройку лидеров.

В других регионах, уровень доступности оценен от 1 до 6,2 баллов.

На мой взгляд, рейтинг выглядел иначе, если бы людей с инвалидностью привлекали к решению вопросов по обеспечению доступности среды чаще, ещё на стадии проектирования и реконструкции зданий и сооружений.

Из десяти баллов Томская область получила 3,8 балла, что также объективно отражает действительность, высокий уровень бартерного камня, сложность в обеспечении доступностью жилой среды человека с инвалидностью, острая нехватка реабилитационных услуг, поэтому и баллы достаточно низкие, ведь мы сдвинулись с мёртвой точки, положительных примеров не так много, как хотелось бы, но они есть.

Несколько лет назад, я работала Советником Мэра города Томска по делам инвалидов и имела возможность подписывать те документы, которые проектировщики сами приносили мне как представителю общественных объединений инвалидов.

Самым крупным объектом стал ТРЦ «Изумрудный город», проект был подписан, центр открыт, условия доступности были созданы, но через несколько месяцев ситуация изменилась в связи с актами вандализма, доступность среды была частично нарушена.

Мы до сих пор тесно сотрудничаем с представителями ТРЦ «Изумрудный город»

Нарушения были выявлены в ходе очередной общественной проверки и зафиксированы документально, в настоящий момент они устраняются, в ближайшее время будет восстановлена парковка для инвалидов.

Отвечая на вопрос о проблемах доступной среды, хотелось бы отметить два основных блока барьеров: отношенческий и физический. Создать удобную комфортную среду для всех, реально, если каждый из нас сообща подключиться к решению проблем и будет относиться к окружающим так, как хотел бы чтобы относились к нему, а не просто для галочки.

Владимир КОРНЕВ

Советник по делам инвалидов Уполномоченного по правам человека в Челябинской области, Председатель Всероссийского общества инвалидов Металлургического района города Челябинска

80 % объектов в Челябинске не оборудованы специальными приспособлениями. Поэтому сегодня инвалиды страдают от того, что они элементарно не могут выйти из своего дома. Это притом что в области проживают не менее 260 тысяч инвалидов, а в Челябинске их более 70 тысяч.

Еще одна не менее острая проблема – невозможность трудоустройства. Для инвалидов нет рабочих мест. Предприятия просто не выделяют квоты для людей с ограниченными возможностями, хотя обязаны это делать. В одном из майских указов Президента Российской Федерации Владимира Путина была поставлена задача ежегодно в период с 2013-го по 2015 год создавать до 14,2 тысячи специальных рабочих мест для инвалидов. Но анализ мониторинга исполнения указов главы государства, подготовленный Центром ОНФ, показал, что 28 % или почти треть созданных рабочих мест являются временными и не могут обеспечить занятость инвалидам. Мы в Челябинской области тоже столкнулись с этой проблемой.

В прошлом году мы проводили ряд проверок по квотам для инвалидов, в ходе которых было выявлено более 100 случаев нарушения на различных предприятиях. На нарушителей был наложен штраф, однако, стоит отметить, что размер его незначителен, поэтому проблему это не решает.

Эти две проблемы тесно взаимосвязаны друг с другом и требуют решения.

Евгений РЫБНИКОВ

Менеджер Волгоградской ассоциации незрячих специалистов «Надежда»

Могу сказать, что в Волгоградской области работа ведётся, но доступными становятся пока отдельные социальные объекты — в основном гос. Сектор. Бизнес занимается доступностью очень не значительно, в сравнении скажем с Краснодарским краем, где всех озадачили этим вопросом. Пешеходная инфраструктура остаётся практически нетронутой, только в этом году появилась тактильная плитка и относительно приличные понижения тротуаров. Качество работ при этом оставляет желать лучшего. В транспорте всё также в начальной стадии. Только в этом году в Волгограде появились низкопольные автобусы (30 гт.). В Волжском они были уже лет как 5, но тоже с перевозкой инвалидов не всё гладко. Они просто не брали людей на колясках. Метро (скоростной трамвай) самое недоступное в РФ. В этом году должны сделать тактильную плитку на некоторых станциях, и то потому, что мы донимаем. РЖД работает как и везде, по предварительной просьбе предоставляют вагоны для инвалидов. Пригородный автотранспорт, речной пока вообще ни как не приспособлен для инвалидов. Аэропорт создаёт пока видимость доступности. Реально же фактически ничего не сделано.

Галина ГОРБАТЫХ

Председатель Регионального общественного фонда инвалидов-колясочников «Общество без барьеров», заместитель председателя Общественной палаты Республики Бурятия

Наша организация с 2003 года входит в различные комиссии по согласованию проектов и приемке объектов в эксплуатацию. В 2005 году было выдвинуто постановление администрации, в соответствии с которым, я стала членом градостроительной комиссии. Поэтому многие проекты проходили через нашу организацию. Не хочу сказать, что все, до сих пор не все объекты проходят через нашу комиссию, но мы согласовываем объекты площадью свыше 1500 кв.м. И без нашего заключения эти постройки не принимаются. Почти 2 года назад по распоряжению Правительства организовывались Общественные советы, и мы вошли туда в Градостроительный совет республике Бурятия. Из-за того, что мы там оказались, нас теперь приглашают и на приемку. Сколько объектов доступных – сложно сказать. Одно время мы вели учет, около 5 лет назад было приспособлено для инвалидов-колясочников около 800 объектов. На сегодняшний день, мы уже не подсчитываем, потому что все, что строится с учетом всех требований к доступности. Но у нас есть свои особенности. Бурятия – сейсмичная зона и очень часто бывают землетрясения. Поэтому чаще всего у нас возводят пятиэтажные здания, а иногда и того меньше. Однако по СНИПам, пятиэтажные здания не должны обеспечиваться лифтами. И в этом вся загвоздка. Если в семи- или девятиэтажном здании можно оборудовать приспособленный для всех людей лифт, то в пятиэтажках можно сделать доступными только первые этажи, а это никак не решает проблему. Также у нас не строятся подземные стоянки под домами и с лифтами. У нас очень несовершенны строительные нормы. Но это не республиканский уровень. Это федеральный уровень, и все нормативы, которые принимаются сверху. А мы не можем прыгнуть выше головы и пойти вразрез Федеральному закону. Наш регион дотационный, программа «Доступная среда» работает с 2014 года, но сумма выделяется не очень большая. Поэтому за счет реконструкции в рамках программы, мы получаем не так много. И мне обидно, что если регион богатый, он показывает хорошие результаты, и еще больше получает от федералов. А если бедный регион, он как был бедный, так и будет бедный.

Николай МЯКШИН

Председатель Архангельского регионального отделения Общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийского общества глухих». Председатель Союза общественных объединений инвалидов Архангельской области

В бюджете Архангельской области на создание доступной среды выделяется незначительные средств (6-8 млн. рублей в год) и кроме того очень незначительные средства выделяются в муниципальных бюджетов. С принятием госпрограммы «Доступная среда» региональные и муниципальные чиновники «кивают» на вышестоящий бюджет и ждут финансирования «сверху»…

До этого в лучшей ситуации по доступной среде был муниципалитет города Архангельска, который выделял для создания доступной среды до 8 млн. рублей. И то это было благодаря тогдашнему руководителю департамента соцзащиты – Надежде Макаровой. Но с ее уходом из мэрии и появлением госпрограмма «Доступная среда» — произошло сокращение расходов архангельского муниципалитета до 2-3 миллионов рублей в год. Хотя два года назад и была попытка запланировать в областном бюджете 200 млн. рублей, с получением дополнительного финансирования из федерального бюджета по программе «Доступная среда», и даже министр Павел Шевелев выезжал в Москву на подписание соглашения с министерством социальной защиты населения РФ, но в итоге оказалось, что в областном бюджете нет денег на эти цели…А на 6-8 млн. рублей в год невозможно создать условия для доступной среды для инвалидов в учреждениях областной подчиненности.

Кроме того, у нас недоступен транспорт, достаточно много проблем для передвижения по городам для инвалидов, недоступно и не оборудовано жилье. С верхних этажей невозможно спуститься маломобильному человеку вниз и выйти на улицу. Получается замкнутый круг. В коммерческих структурах (магазинах, торговых центрах) есть пандусы и другие устройства, но люди на колясках туда не могут отправиться, элементарно выбраться из своего дома, не говоря уж о том, чтобы добраться до остановки и сесть в общественный транспорт.

Фактически на уровне субъекта отсутствует четкая политика по созданию доступной среды для всех жителей области. Если, к примеру, для глухих людей худо-бедно созданы условия доступности, то для людей с проблемами зрения и опорно-двигательного аппарата условий для их мобильности в городе нет.

Влияние гражданского общества на эти процессы и вовсе очень слабое, в частности, в нашем регионе нет организаций инвалидов-колясочников, которые бы могли на системном уровне держать эти вопросы на контроле и влиять на органы власти при принятии решений по созданию доступной среды для них.

Леонид ЧЕРТОК

Политолог, Главный редактор Информационного Агентства «RUSNORD» (г. Архангельск)

Несмотря на то, что в Архангельской области есть сильная Ассоциация инвалидов, где лидером авторитетный на региональном уровне общественник Николай Мякшин, периодически проводятся мероприятия в рамках программы «Доступная среда» (кинофестивали, форумы и пр), сама среда очень далека не то, что от идеальной, но даже от приемлемой. В столице области по пальцам можно пересчитать учреждения социальной и культурной сферы, отделения банков (в первую очередь Сбер и ВТБ24), магазины, общепит, где присутствуют пандусы для колясочников. Мало того, я, как инвалид-колясочник во время редких выездов на улицу на себе чувствую плачевное состояние тротуаров и набережной Северное Двины, практически единственного места в городе, пригодного для культурного променада. Впрочем, в мэрии Архангельска существует специальное крыльцо для входа людей с ограниченными возможностями… только не думаю, что им кто-то часто пользуется. Могу отметить, что специальные места на стоянках для автомобилей, обслуживающих инвалидов, присутствуют.

Но главный момент, который лично меня больше всего угнетает – беспардонное любопытство прохожих, готовых шею себе свернуть вслед любому колясочнику. Впрочем, уверен, это общероссийская беда…

Третья группа рейтинга предназначена для регионов, занявших места с 67 по 85.

«Национальный рейтинг» займется «Доступной средой»

В данный сегмент вошли регионы, набравшие менее 3 баллов, в которых инфраструктура «Доступной среды» носит несистемный характер и представляют собой отдельный объекты, построенные в независимости друг от друга. Объекты эти имеют единичный характер и не соединены единой концепцией городской инфраструктуры.

Необходимо отметить, что Национальный Рейтинг «Доступная среда» подготовлен по первичным критериям оценки. Дальнейшая работа над Рейтингом будет вестись с учетом более широкого комплекса критериев оценки доступной среды (например, спецоборудование в лифтах) с привлечением специалистов Минтруда и профильных общественных организаций.

В процессе мониторинга также была выявлена еще одна проблема – многие строительные организации не всегда четко представляют, как правильно проектировать объекты социально доступной среды для инвалидов.

По итогам мониторинга «Доступная среда для инвалидов» считаем возможным сделать вывод о том, что для успешной реализации Постановления Правительства России № 297 в процессе строительства зданий городской инфраструктуры необходимо привлекать граждан с ограниченными возможностями, так как они лучше других смогут оценить степень доступности объекта.

Евгений ПЕЧЕРСКИХ

Председатель правления Самарской городской общественной организации инвалидов-колясочников «Ассоциация ДЕСНИЦА»

Как пользователь доступной среды и человек, который был во многих регионах России, могу сказать, что Самара находиться на 71 месте среди 85 регионов не может. В отличие от многих городов России в Самаре делается очень многое. Вопросы доступной среды решаются не хаотично, а в соответствии с программами: городской, областной и федеральной. Идет консолидация средств трех программ, благодаря которым в городе уже многое сделано по вопросам доступности. Например, набережная, которая абсолютно доступна для людей с инвалидностью, центр города, где идет сейчас плановый ремонт и замена транспортной и пешеходной инфраструктуры, а также доступный общественный транспорт. В Самаре принят закон о безбарьерной среде, и стоит отметить, что все организации работают в соответствии с этим законом. Более того, у нас в области Министерство социально-демографической и семейной политики вопросы согласования реконструирующихся и строящихся объектов передает в ведение общественных организаций, и таким образом работу по созданию безбарьерной среды можно назвать продуманной и системной.

Иван ГЛИНЧИКОВ

Председатель Ленинского районного отделения Кировской областной организации «Всероссийского общества инвалидов»

Думаю, что занятое нашим регионом 73 место в рейтинге действительно отражает нынешнее положение дел в Кировской области. Это показатель, на мой взгляд, отсутствия должного финансового обеспечения со стороны государства, коммерческого и некоммерческого секторов по созданию доступной среды, и вообще отношение гражданского общества, мнения общественности Кировской области о создании доступной среды.

Более того, говорить о высоком рейтинге не приходится, так как даже в областном центре – в городе Кирове — отсутствует муниципальная программа «Доступная среда» для жителей города. Она существует сегодня только в Кировской области как в субъекте Российской Федерации и в ряде муниципальных районов нашего региона, причем не самых богатых с точки зрения бюджетной обеспеченности. Поэтому я не удивлен той нишей в рейтинге, которую заняла Кировская область. По всей видимости, это объективное исследование.

Залина ДУДУЕВА

Председатель Северо-Осетинскаой Региональной общественной организации «Ассоциация родителей детей-инвалидов «МИР»

В республике делается много, но, к сожалению не всегда адресно. Поэтому саму инфраструктуру, которая есть, можно оценить высоко: когда заходишь – «вау». Но на практике далеко не всегда этими услугами можно воспользоваться. Доступность у нас во многом только на бумаге. Например, у нас как бы для людей с ДЦП, которые передвигаются на коляске, созданы все условия от «0 до 18+»: у нас несколько реабилитационных центров. Но в такой Центр 18+ трудно попасть. Нужно самому инвалиду преодолевая «доступность», собрать столько справок, что инвалиду проще посидеть дома, чем выполнить все условия через кучу унижений чуть ли не на коленях. Да и попав туда, люди говорят, что жаль потраченных усилий на преодоление барьеров. Получив путевку на 21 день, женщина с ДЦП смогла воспользоваться услугам массажиста строго через день – всего 10 массажей и на выбор – что делать «верх» или «низ». А как делать что-то по отдельности – если все тело не функционирует? Помимо прочего этого инвалида пустили в оборудованный бассейн – два раза в неделю – посчитайте, сколько раз она смогла там побывать за 21 день! Хотя есть «ходячие люди с нарушением опорно-двигательного аппарата», которые довольны.

Еще маленький штрих: детские центры принимают детей до 14-15 лет, а 18+ после 18. А 2-3 года выпадают из реабилитации. Нет преемственности между министерствами по непрерывному комплексному взаимодействию в программе реабилитации инвалида.

У нас в республике, считаю, не очень комфортная ситуация: это место постоянной борьбы или бега с препятствиями по условиям для инвалидов. У нас дети-инвалиды, которые могут (а сейчас по новому закону образования нет необучаемых!!!), то есть, все могут учиться в обычных коллективах и должны получать образование в школах, где должны условия для инклюзивного обучения, сидят дома или вынуждены идти в коррекционные школы. После «инклюзивного детского сада».

Я мама с тремя детьми – инвалидами по неврологии и соматике. У детей бронхиальная астма, сниженное зрение, аутизм, сколиоз. И только сейчас, например, я «добилась» настоящей социокультурной реабилитации власти не обеспечивают, хотя мои дети приучены и очень любят театр. Но, чтобы вчетвером пойти – это деньги для нас неподъемные. А от государства мы могли лишь рассчитывать на приглашения по случаю Нового Года. Сейчас ситуация поменялась уже два раза нас приглашали на выступления мариинского театра. А на массаж только 5 раз попали, логопед, дефектолог - у меня старшему ребенку 17 лет – не были ни разу.

Я обращалась в Рособрнадзор России, откуда меня отправили к министрам – в местное Министерство образования – а там дают ответ, что в республике услуги есть и 100% все хорошо. Есть конкретные примеры: из инклюзивного детского сада ребенка не берут в школу инклюзивную: директор отвечает – а у нас ничего не создано, он там просто будет сидеть. А в министерстве удивляется: мол, у нас все есть. Между тем, из-за нежелания создавать условия более старших детей-инвалидов просто отчисляют из училища, в которое они сами поступили.

Если у нас где-то установлен пандус – то он упирается или в урну не сдвигаемую или в бордюр асфальта, который инвалид не может миновать.

Хотя есть и образцово-показательные заведения по доступности: реабилитационные центры. Но, например, в ЦСО напротив школы для глухих и слабослышащих сделано все на брайле, а бегущей строки нет. В республике нет элементарно профессиональных дефектологов – сейчас таких специалистов готовят на курсах профессиональной переподготовки за несколько месяцев, на базе любого образования, и они не знают, как и с чем подойти к детям с особенностями развития. А Роспотребнадзор смотрите на все через розовые очки.

Одно то, что дети-инвалиды, чтобы посещать школу, а учителя – чтобы получать надбавки за работу с ними, должны приносить справки из поликлиники о необходимости домашнего обучения: заставляют якобы, чтобы обеспечить инклюзию.

Недавно сняли министра труда. Люди верят, что все будет меняться к лучшему. А люди у нас в республике очень хорошие.

Сергей САУТИН

Руководитель Северо-Осетинской региональной общественной организации инвалидов «Независимая жизнь»

Ознакомившись с результатами рейтинга, мы был огорчены, но не удивлены.

Ситуация с созданием доступной среды для маломобильных граждан в РСО-Алания не простая, но принципиально ничем не отличается от других регионов.Осуществлять контроль формирования инфраструктуры, удобной для всех категорий граждан, должны органы исполнительной власти, организации, контролирующие строительную сферу, органы прокуратуры. Однако их деятельность затруднена несовершенством российского законодательства и нормативов, касающихся доступной среды, их несогласованностью и обилием противоречий, а также, рекомендательным, во многом их характером.

Ситуация в регионах, которые можно назвать успешными, обусловлена сочетанием нескольких факторов: принципиальной позицией власти в спорных вопросах законодательства, активностью сообщества инвалидов и независимых экспертов из рядов людей с инвалидностью, готовностью властей к выработке механизмов и решений, опирающихся на существующие законы в сочетании с региональными актами, которые порою опережают федеральные нормы. Трудно переоценить роль «сильной личности», руководителя, осознающего масштаб проблем инвалидов и готового к принятию независимых решений, способного своим авторитетом сглаживать нестыковки законодательных актов и склонять систему к выбору пути, который позволяет создавать инфраструктуру, которая комфортна для всех граждан, вне зависимости от их особых возможностей здоровья.

Перечисленные факторы, по всей видимости, недостаточно влияют на ситуацию в нашей республике, чем и обусловлено наше 79 место.

Всероссийская программа «Доступная среда» несомненно, способствует созданию благоприятных условий для жизни инвалидов, однако уровень вовлеченности самих инвалидов и их представителей, НКО в реализацию программы в республике невысок. Большие финансовые средства расходуются не всегда обоснованно и осмысленно, а рычагов влияние на происходящее у самих инвалидов практически нет.

Возвращаясь к вышесказанному, видится необходимым скорейшее формирование жесткой законодательной базы, которая определит четкие и конкретные правила, ликвидирует все разночтения и «лазейки», позволяющие кому бы то ни было избегать ответственности за неисполнение требований по созданию достойных условий для жизни инвалидов.

Рубрика «ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА»

(По традиции каждое исследование ЦИК «Рейтинг» завершается выступлением эксперта, обладающего особым авторитетом и информированностью в обсуждаемых темах. Его выступление подводит своеобразный итог проделанной работе, сводит воедино разнообразные точки зрения, которые так же традиционно широко представлены в каждом исследовании)

Владимир ЛУКИН

Президент Паралимпийского комитета России, Специальный представитель Президента Российской Федерации

Сейчас ситуация с отношением к инвалидам меняется. Инвалидные организации более активно борются за свои права, да и в сознании народа происходят положительные изменения. Люди уже понимают, что отношение к инвалидам — это не только проблема инвалидов, но и проблема людей, не являющихся инвалидами. Потому что такие качества как сострадание, гуманизм, отношение к инвалидам – это один из критериев полноценной человеческой личности. И я думаю, что постепенно отношение улучшается. Но изменить нужно еще очень и очень многое. Сейчас работа по созданию доступной среды для людей с ограниченными возможностями началась. В столицах ситуация в последние годы стала лучше, хотя есть существенные упущения. Большую роль в создании доступной среды сыграла Паралимпиада, которая сделала этот вопрос достоянием общественности. Но пока что за пределами Сочи и двух столиц, ситуация сильно не развивается. И, конечно же, это вызывает опасение, потому что доступная среда должна быть везде, иначе можно сказать, что в нашей стране доступной среды не существует. Я думаю, что нужно развивать те небольшие достижения, которые были за последние годы, и расширить сферу работы, охватив новые регионы и города, особенно мелкие и средние населенные пункты, где таких элементов доступной среды нет и в зачатке. Отношение к людям с инвалидностью в нашей стране меняется к лучшему, ведь раньше инвалид воспринимался как обуза, а в сталинские времена вообще относились жестоко к этой категории граждан. А сейчас много инвалидов не только по рождению и после несчастных случаев, но и среди пенсионеров. А в связи с плохим положением этой социальной группы, пожилые инвалиды находятся в трудном положении. Нам радикальным образом нужно менять систему приоритетов. Пока социальные вопросы в нашем сознании и бюджете занимают второстепенное место. И разговоры о том, что для облегчения положения страны всегда нужно тратить деньги на безопасность и силовые структуры – это неправильно. Чтобы облегчить положение, нужно зайти с другой стороны, и заниматься социальными вопросами. Только, решив проблемы слабых групп населения, страна может считаться сильной.