18+
  1. Офис компании «ФосАгро» переезжает в Израиль, а ее гендиректору Максиму Волкову придется искать новую работу

Офис компании «ФосАгро» переезжает в Израиль, а ее гендиректору Максиму Волкову придется искать новую работу

Горно-химическая компания «Фосагро» сворачивает свою деятельность. Ее основной добывающий актив – ОАО «Апатит» – закрыло свои рублевые счета, а недавно управляющая компания «Апатита» – ЗАО «Фосагро АГ» – закрыло свой московский офис.

Вот уже две недели потребители продукции ОАО «Апатит» пытаются перевести средства в счет оплаты за поставки сырья, однако все платежи возвращаются обратно с пометкой «счет закрыт». Документы и телеграммы, направляемые в адрес ЗАО «Фосагро АГ», также не доходят до адресата, почта рапортует: «Телеграмма не доставлена. Организация закрыта»).

Эксперты полагают, что свернуть деятельность компании владельцы «ФосАгро» и её менеджеры вынуждены по целому ряду причин.

Вот основные из них

Во-первых, компания обременена несколькими судебными исками. К ОАО «Апатит» государством предъявлены налоговые претензии на общую сумму 6,7 млрд. рублей – сумма, неподъемная даже для такого монополиста. И это без штрафных санкций и пеней, вместе с которыми сумма претензий может превысить 10 млрд. рублей. Несмотря на решения судов, платить ни «Апатит», ни «ФосАгро», по всей вероятности, не собираются. А генеральному директору «ФосАгро» Максиму Волкову грозит уголовное преследование по ст. 199 УК – уклонение от уплаты налогов или сборов. Оставаться в России Волкову страшно и опасно. При этом выплачивать налоги «ФосАгро» нечем: вся 8-миллиардная прибыль за 2008 год пошла на выплату дивидендов.

Во-вторых, Волков опасается, что подвергнется преследованию со стороны российских властей после подачи иска в Единый суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ), который в настоящее время готовится нанятыми им юристами. Как писали в начале августа российские СМИ, основанием готовящегося иска стала нашумевшая история в Пикалево. Максим Волков, по словам близких к нему источников, был просто взбешен действиями премьер-министра России Владимира Путина, в результате которых ему был навязан договор поставки нефелинового концентрата на «Базэлцемент» по рыночным ценам. Причем самым болезненным для Волкова было то, что его унижение поняли люди из его ближайшего окружения. Если невозмутимого Дерипаску, которому Путин вручил ручку для подписания контракта, увидела вся российская телеаудитория, то Волков остался вообще за кадром процесса и его личностью и мнением не поинтересовался никто.

И вот теперь обиженный Волков намерен взыскать с российских властей разницу между рыночной ценой, по которой был подписал в Пикалево злополучный договор, и монопольной, по которой до сих пор «ФосАгро» поставляло на «Базэлцемент» нефелиновый концентрат.

По имеющимся данным, новым местоположением офиса «ФосАгро» станет Израиль. Этот выбор очевиден, сходятся во мнении эксперты. Долгие годы именно в ту страну «ФосАгро» отгружало апатитовый концентрат по бросовым ценам, чтобы уже оттуда перепродавать его потребителям. Такой механизм использовался для сокрытия прибылей от российского налогообложения, а также, что принципиально, во исполнение обязательств перед старыми товарищами по бизнесу – отбывающими срок в тюрьме Ходорковским и Лебедевым и бежавшим в Израиль Невзлиным.

Теперь именно Невзлин, по планам реальных хозяев «ФосАгро», продолжающих передавать свои указания на волю, и должен взять реальный контроль за бизнесом компании в свои руки. Сенатор от Мурманской области Андрей Гурьев, ставший теневым «смотрящим» за горнохимическим бизнесом «ФосАгро» в России, пока, по-видимому, останется в России, чтобы использовать свои лоббистские возможности для обеспечения максимально быстрого вывода активов группы «ФосАгро» за рубеж, когда банкротство основного предприятия холдинга – ОАО «Апатит» станет неизбежным. Кроме того, сенаторская неприкосновенность пригодится Гурьеву для повторного ухода от уголовной ответственности в России до своего отъезда. Ведь, если по факту неуплаты налогов на сумму 6,7 млрд. рублей будет возбуждено уголовное дело и Волков даст соответствующие показания на своего шефа о том, что в своей деятельности он исполнял его указания, Гурьев может стать фигурантом уже второго уголовного дела, возбужденного по факту неуплаты налогов в особо крупных размерах.

После выполнения своей миссии Гурьев скорее всего так же уедет в Израиль, где будет работать на Невзлина и при нём.

А вот судьба Волкова, судя по целому ряду причин, может круто перемениться. Весь последний год его преследуют неудачи. При Волкове резко ухудшились основные показатели деятельности группы, резко упали объемы производств апатитового концентрата. Он развалил всю юридическую работу в холдинге «ФосАгро», за которую отвечал. В последний год «ФосАгро» проигрывает судебные иски один за другим. Накопились многомиллиардные долги – похоже, от исков российских налоговых органов «ФосАгро» не отвертеться. На пиар, за который Волков тоже отвечает лично перед Гурьевым, он потратил значительные бюджеты, а результата не получил. Ну и конечно Пикалевский скандал, основным идеологом которого, по видимому, так же был Волков.

Поэтому найдется ли Волкову работа в израильском офисе «ФосАгро», это еще вопрос. И решать его Гурьев будет в самое ближайшее время. Если же теперешний хозяин Волкова – Гурьев не возьмет его с собой в Израиль, для того это будет означать крах. Даже если очередной раз удастся уйти от правосудия, то устроиться на новую работу после провального управления мощной в прошлом компании-монополиста, ему будет очень проблематично.

Однако на этом все проблемы Волкова еще не кончаются. Волков, как известно, с недавних пор активизировал деятельность по досрочному освобождению своего дяди – Платона Лебедева, для чего им были наняты дорогостоящие адвокаты. Финансирование их деятельности идет с той маржи, которую компания получает как раз благодаря поставкам по заниженным ценам апатитового концентрата в Израиль, где он перепродается совсем по другим ценам, а также от дополнительной прибыли, получаемой за счет завышения цен на апатитовый концентрат внутри страны.

Почему Волков заинтересован в скорейшем освобождении дяди и одновременно опасается его? Помимо родственных чувств, он, конечно же, ощущает, что его позиции в последнее время сильно пошатнулись: налоговые претензии, пикалевский конфликт, подмосковный Воскресенск, куда «ФосАгро» поставлял сырье ровно по той же схеме, как и на пикалевские заводы, и который может стать вторым Пикалево. Усилившиеся разногласия с Андреем Гурьевым – еще одна ложка дегтя. Эффективно управлять бизнесом у Волкова уже не получается. А кроме того, социальная обстановка в Кировске и Апатитах, где расположено предприятие «Апатит» накаляется день ото дня. Того и гляди – забастовка. Доведенные до отчаянья люди уже стреляют местных руководителей, как это произошло в марте 2009 года. Тогда крупный предприниматель застрелил в кабинете главу администрации Кировска Илью Кельманзона и его заместителя.

Тревожная социальная обстановка в этих городах усугубляется плачевным состоянием производственной базы ОАО «Апатит». Средств на ее обновление не выделялось уже давно. Правда, 12 августа произошло одно «знаковое» событие. На Центральном руднике ОАО «Апатит» состоялся ввод в эксплуатацию нового гидравлического экскаватора «RH-120». Однако это было единственным с начала года событием, ознаменовавшим заботу руководства о поддержании парка спецтехники этого предприятия.

Но и этому событию на руднике обрадовались. Как прокомментировал в СМИ главный инженер Центрального рудника Сергей Игнатенко, «ввод в эксплуатацию новой техники – это знаковое событие. Поступает новая техника, значит, есть перспектива. А это очень важно для стабильной работы рудника, предприятия, благополучия семей работников ОАО «Апатит».

Да, если покупка одного экскаватора означает столь многое для работников ОАО «Апатит» и членов из семей – можно себе представить, на каком «голодном пайке» держали их хозяева и руководители «Апатита».

Впрочем, проблемами работников ОАО «Апатит» никто из хозяев и менеджеров «ФосАгро» не интересуется. У них есть гораздо более важные дела – двойной конфликт между Гурьевым и Волковым разгорается все ярче.

С одной стороны, Гурьев все больше и больше недоволен Волковым, который сдает одну позицию за другой и не обеспечивает должной стабильности и прибыльности в регионе, что уже для сенатора фактором риска. Ведь депутатская неприкосновенность – это единственное, что позволяет Гурьеву держаться на плаву.

С другой стороны, Волков недоволен той ситуацией, которая сложилась в расстановке сил между ним и Гурьевым. Чтобы понять историю их взаимоотношений, вернемся к тем временам, когда П.Лебедев занимал ключевые посты в группе МЕНАТЕП-Роспром. Тогда прибыль от продажи апатитового концентрата по цепочке зависимых оффшоров распределялась П.Лебедевым между группой МЕНАТЕП и менеджерской группой Гурьева. Это установило следствие в ходе расследования уголовного дела Ходорковского – Лебедева. Вот что зафиксировано в приговоре Мещанского районного суда от 16 мая 2005 года: «Сводный бюджет от продажи апатитового концентрата из ОАО «Апатит» консолидировался на швейцарских фирмах «Polifert AG» и «APATIT FERTILIZERS S.A.», после которой в компании «Anvilko Holding Inc.» полученная прибыль распределялась Лебедевым между группой «Менатеп» и менеджерской группой Гурьева пополам».

Однако при этом племянник П.Лебедева – Максим Волков был «приставлен» к Гурьеву для контроля. Это однозначно установило следствие по делу Ходорковского–Лебедева: «Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л. планировали на конец 2003 года другую схему сбыта апатитового концентрата за рубеж и с этой целью направили в компанию «Фосагро» финансистов: бывших работников МФО «Менатеп» Середу и Волкова для контроля над менеджерской группой Гурьева» (выдержка из упомянутого выше приговора).

Из событий, последующих затем, следует, что Волков с задачей контроля над Гурьевым не справился. Случилось обратное: инициативу перехватил сам Гурьев, обладавший более мощными личными ресурсами и связями, и, по сути, сам стал управлять действиями Волкова.

Таким образом, роли переменились. Финансовые потоки перешли под контроль исключительно Гурьева, а Волков, соответственно, от этого контроля оказался отстраненным. Ситуация, в которую он попал, обернулась большой проблемой: ему придется держать ответ перед дядей за срыв задачи. Но дядя далеко, и пока непонятно, когда он сможет выйти на свободу, а гнев сенатора Гурьева – гораздо более реальная, и потому более опасная вещь. В этом смысле шансы Волкова занять пост управляющего израильским офисом «ФосАгро» стали более чем призрачными. Просить милости у своего теперешнего хозяина Гурьева Волкову мешает гордость, а голос разума говорит об обратном – около Гурьева и Невзлина, в Израиле ему будет намного безопаснее. Однако, скорее всего, Волкову придется подыскивать себе новую работу. Ему придется трудно: ни в производственники, ни в финансисты, ни в юристы, ни в пиарщики его точно не возьмут.

Впрочем, не исключено, что Волкову предстоит осваивать профессии совсем иного рода: если ему придется отвечать по всем счетам «ФосАгро» перед российским правосудием, может случиться, что профессия швеи – это самое большее, на что он сможет рассчитывать.