18+
  1. Олег Демченко: Не все дороги ведут на Юг

Олег Демченко: Не все дороги ведут на Юг

Олег Демченко: Не все дороги ведут на Юг
На XI Петербургском международном экономическом форуме, прошедшем в северной столице в начале июня, был представлен проект Урал Промышленный Урал Полярный (УП-УП), который предполагает создание индустриально-инфраструктурного комплекса на базе освоения ресурсов полярного и приполярного Урала.

Этот проект был одобрен Инвестиционной комиссией, а его финансирование будет осуществляться из Инвестфонда РФ. В отличие от других инвестиционных проектов, в которых было представлено 2-3 компании, УП-УП предусматривает работу почти 24 предприятий. Однако, даже несмотря на правительственную поддержку, у УП-УП достаточно много критиков. Основным аргументом скептиков является то, что это будет очередной долгострой, который в конечном итоге благополучно умрет. Поэтому далеко не все предприниматели готовы сломя голову вкладываться в УП-УП. Для того, чтобы разобраться в ситуации, мы обратились к генеральному директору управляющей компании «Урал Промышленный – Урал Полярный» Олегу Демченко.

Век: – Олег Васильевич, вокруг вашего проекта сейчас идет много споров. Расскажите, пожалуйста, о том, что положено в его основу, в чем состоит его основная идея?

– Мегапроект «Урал Промышленный – Урал Полярный» является инфраструктурным. И транспортная составляющая имеет в нем одно из основных значений. Идея состоит в том, чтобы привлечь инвестиции в новые, неосвоенные территории. Одной из нынешних экономических реалий стала все более проявляющаяся зависимость отечественной промышленности и энергетики от привозного сырья, дефицит которого в некоторых регионах негативно сказывается на конкурентоспособности. А ведь еще более 100 лет назад была обоснована необходимость освоения северной и полярной части Урала, как надежного источника сырья. К сегодняшнему дню из всех причин, сдерживающих осуществление этой идеи, ключевой осталась неразвитость транспортной инфраструктуры. Ее практическое отсутствие затрудняет масштабную доразведку и промышленное освоение прогнозных запасов полезных ископаемых в стратегических для страны районах. При этом мы прекрасно понимаем, что при наличии развитой инфраструктуры уровень инвестиций будет намного выше. По оценкам специалистов, рентабельность мегапроекта очень высокая. Это подтвердила и Инвестиционная комиссия, которая поддержала реализацию «Урала промышленного – Урала Полярного».

Век: – Однако в ряде СМИ то и дело появляются статьи, в которых говорится о том, что частный бизнес боится вкладываться в проект.

— Мы провели десятки встреч с ведущими российскими компаниями и подписали соглашения с такими структурами, как РАО ЕЭС, «Газпром», ОАО «РЖД». Выразили желание участвовать в проекте и некоторые нефтяные компании. Для них это тоже интересно. Всего же на данный момент 21 потенциальный инвестор подтвердили заинтересованность участвовать в проекте либо письмами, либо на уровне соглашений. Так что можно смело утверждать: со стороны частных инвесторов интерес к УП-УП огромный. Это одна сторона, а вторая – участие в проекте экономически развитых регионов Уральского федерального округа.

Век: – Но, мы же с Вами знаем, что российский бизнесмен не любит «долгоиграющие» проекты, ему нужны быстрый доход и 100-процентные гарантии. Причем, убедить его играть по другим правилам очень сложно. Как же за такой короткий срок Вам удалось убедить предпринимателей?

— Действительно, бизнесмены любят вкладываться в такие проекты, окупаемость которых не превышает 5-7 лет. К сожалению, таково объективное состояние нашей экономики, и мы это понимаем. Государство же, строя инфраструктуру, готово идти на проекты сроком от 15 лет и более. Мы формируем мегапроект таким образом, что инфраструктура – это, по большей части, зона государственной ответственности, а все, что связано с добычей полезных ископаемых и их переработкой – это частный бизнес, промышленность и энергетика, все более зависящие от привозного сырья. Таков наш системный подход, в результате которого каждый участник проекта будет понимать, что он сможет иметь на выходе.

Механизм государственно-частного партнерства, на мой взгляд, является наиболее экономически выгодной формой взаимодействия между государством и частниками. Государство берет на себя инфраструктурные, сложные направления, понимая при этом, что рядом будет развиваться частный бизнес. В УП-УП на 1 рубль вложенных государством средств будет привлечено более 3,5 рублей частных инвестиций. Реализация проекта позволит увеличить ВВП России на 0,3% в год при установленном предельном значении 0,01%. Это отличный показатель государственно-частного партнерства.

Век: – И все-таки, какие гарантии Вы даете потенциальным партнерам?

– Положение об Инвестфонде предусматривает, что все отношения будут урегулированы договорами, заключаемыми сроком на 5 лет. Это тот срок, за который будут построены железные дороги. За этот срок частный инвестор должен будет показать, какие средства он вложит в инфраструктуру вокруг дорог. Условия соглашений очень жесткие. Если одна из сторон нарушает какие-либо договоренности, то финансирование по данному соглашению может быть приостановлено. Главная гарантия – необратимость мегапроекта, которая подтверждена государственной поддержкой.

Век: – Среди компаний, которые Вы назвали в числе возможных участников проекта, в основном государственные или окологосударственные. Скажите, а такие структуры, как «Магнитка», которая остро нуждается в сырье, или тот же «РУСАЛ», планируют инвестировать средства в УП-УП?

– «Магнитка» дала свое предварительное согласие на участие в проекте. Что же касается «РУСАЛа», то здесь ситуация сложнее. Дело в том, что запасы алюминия у нас до конца не изучены, а это значит, что участие в проекте этой компании остается под вопросом.

Пока же речь идет о добыче марганца, меди, свинца, цинка, хрома, железа и угля.

Век: – В какой форме будет проходить выбор инвестора. Это будет аукцион, конкурс, или что-то еще?

– Формы будут разные. Сооружение электростанций, например, будет осуществляться на конкурсной основе, а вот строительство линий электропередач будет проходить в рамках нашего соглашения с РАО ЕЭС. Разведка и добыча полезных ископаемых будет проводиться в рамках, как конкурсов, так и аукционов. При этом обязательным условием будет участие компании в полной реализации конкретного проекта.

Век: – А вот в прессе писали, что те инвесторы, которые будут участвовать в проектах, получат лицензии вне конкурса.

– Это неправда, так как это нарушение закона о недрах. Даже с новыми поправками к нему такое делать нельзя. Напомню, что

зафиксировано много случаев, когда компании брали лицензии, однако в течение 5-6 лет ничего не делали, а потом их перепродавали. По сути, люди зарабатывали не на основной деятельности, а на перепродаже права. Иммунитет от таких вещей в УП-УП будет привит.

Век: – Проблем с ведомством Митволя не предвидится?

– Не исключаю, что проблемы будут, но это нормальная практика. Я считаю, что Росприроднадзор ведет правильную политику. Наконец-то появилось главенство закона. Есть нормативы, соблюдай законы и тебя никто не тронет.

Век: – Транспортное направление предусматривает строительство железных и автомобильных дорог на территории северного Урала и полуострова Ямал, в том числе железнодорожной магистрали Полуночная-Обская и автодороги Тюмень-Агириш-Салехард. Помимо обеспечения нужд УП-УП, какое еще социально-экономическое значение будут иметь эти трассы для страны?

– Первое. Если говорить об автомобильной дороге, то непременно надо отметить, что, к примеру, столица ЯНАО – город Салехард – до сих пор не имеет трассы, связывающей его с Большой землей. Наш проект предусматривает строительство дорог, которые свяжут все столицы Севера с единой автомобильной сетью. Ведь это нонсенс, когда один из богатейших регионов Федерации не имеет дорог.

Второе. В ряде районов, попадающих в зону нашего проекта, в настоящее время проживают тысячи человек, продовольствие и грузы для которых доставляются либо в течение трех зимних месяцев по так называемым автомобильным дорогам- зимникам, либо в течение трех летних по воде. Остальные полгода они отрезаны от Большой земли. Наши дороги приведут цивилизацию на эти северные территории.

Эти трассы будут в данном случае решать задачи как социальные, так и связанные с добычей полезных ископаемых. Но социальная нагрузка на них будет огромная.

Железная дорога Полуночное – Обская, принципиально улучшающая базовую транспортную инфраструктуру Российской Федерации, является «ключом» к кладовым минерального сырья, находящимся в Приполярном Урале.

Сегодня, к примеру, нефтяники и газовики, которые владеют лицензиями на газоконденсатные месторождения, не имеют возможности вывозить свою продукцию. А ведь газовый конденсат – это ценнейшее сырье, которое не всегда можно качать через трубу, потому что так выходит дороже. Железная дорога – это единственный путь, по которому 20 млн. тонн газового конденсата будет вывозиться с места его добычи потребителям. Безусловно, на местах будут появляться производства по переработке этой продукции. А это – и налоги, и дополнительные рабочие места. Железная дорога даст дополнительный эффект по развитию других видов промышленности. При объемах перевозок в 10 млн. тонн в год эта дорога будет самоокупаемой. Мы же рассчитываем на то, что к 2025 году она выйдет на уровень 30 млн. тонн.

Во времена плановой экономики Юг Урала поставлял продукцию на Север. В то время эти перевозки не были завязаны на тарифной политике. Не ложились они на плечи и компаний, которые обустраивали Север. Сегодня эта дорога даст возможность существенно увеличить заказы для обустройства месторождений на полуострове Ямал, куда пойдет высокотехнологичное оборудование. А в обратном направлении, на Большую землю, пойдет сырье. Необходимо помнить – большая территория, высокая обеспеченность ресурсами в расчете на человека – это не богатство в чистом виде, это – стартовый капитал. Задачей мегапроекта является освоение этого капитала и использование его с максимально возможной эффективностью.

Век: – Предусматривает ли проект строительство новых портов?

– Железная дорога Обская-Бованенко учитывает выход к Северному морскому пути, поэтому Россия может получить там дополнительный порт. Таким образом, появляется возможность улучшить завоз грузов.

Век: – Сейчас о готовности участия в проекте заявили некоторые энергетические компании, например, такие, как ОГК-1. Какую роль будет играть УП-УП в объединении энергосистемы Большого Урала?

– Маршруты, которые будут строиться в рамках проекта, замкнут весь Уральский федеральный округ. Напомню, что сегодня Ханты-Мансийская и Ямальская энергосистемы – тупиковые. А это означает, что подача энергии в эти регионы идет только с одной стороны – с материка. В результате мы имеем низкую надежность и невысокое качество электроснабжения. Когда же мы вместе с дорогами замкнем энергетическое кольцо, то надежность снабжения электроэнергией, потребление которой будет составлять около 8 мегаватт, на несколько порядков повысится.

С другой стороны, нельзя не принимать во внимание тот факт, что сегодня активно идет консолидация активов в энергетике. Так, и Федеральная сетевая компания, и РАО ЕЭС, и ОГК-1, и более мелкие инвесторы входят в единую технологическую цепь, без которой энергетика невозможна. Выпадает любая из вышеназванных структур, и тут же любая электростанция перестает приносить эффект. Так же и ЛЭП без электростанции – это просто километры проводов, не более. Наш проект систематизирует взаимоотношения. Я думаю, что такая схема даст импульс для системного подхода в вопросах энергетики как для УРФО, так и для страны. Ведь многие механизмы у нас не запущены. Это механизм гарантированных инвестиций, механизм платы за подключение и многие другие. Срок окупаемости энергетических проектов составляет около 7 лет. Это интересно как для крупных компаний, так и для более мелких инвесторов. Это тот вид бизнеса, который мало зависит от конъюнктуры рынка.

Век: – В некоторых уральских СМИ около двух месяцев назад появлялась информация о том, что, якобы, не все ученые одобряют проект. Между тем, 26 июня на заседании Президиума Российской академии наук был представлен доклад «Урал промышленный — Урал Полярный». Изменил ли доклад точку зрения скептиков?

– Российская Академия наук – это тот орган, который не может быть единогласным и не должен быть таковым. В разнообразии мнений рождается истина. А то, что высказываются и положительные, и отрицательные точки зрения, свидетельствует о том, что к мегапроекту привлечено широкое внимание. В то же время нельзя сбрасывать со счетов и то, что со стороны разных научных направлений осуществляется лоббирование своих возможностей.

Кто-то считает, что лучше сделает именно он, кто-то - по-другому. Но, не все предложения соответствуют поручениям, которые дает Президиум РАН в отношении исследования возможностей «Урала Промышленного – Урала Полярного».

Некоторые люди обижаются, и высказывают свою отрицательную точку зрения. Это нормально. Мегапроект «Урал промышленный – Урал Полярный» никого не оставляет равнодушным в силу масштабности и глубины системного воздействия на весь комплекс социально-экономических процессов, происходящих России.