18+
  1. Политика на крови

Политика на крови

Политика на крови
Поторопилась губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, когда заявила на своей недавней инаугурации, что одно из главных достижений ее первого срока руководства городом - избавление его от ярлыка криминальной столицы. Остался другой ярлык - может быть, более прискорбный столица отечественного неофашизма.

То, что неофашисты чувствуют себя весьма вольготно, ни для кого не секрет. В последнее время новости о нападениях с явным экстремистским уклоном стали неотъемлемой частью информационной картины Петербурга. Похоже, город становится настоящим фронтом противостояния экстремистских группировок и молодежных организаций, называющих себя антифашистскими.

В воскресенье вечером в Петербурге совершено покушение на антифашиста Ивана Елина. Парень возвращался домой с традиционной воскресной благотворительной акции Еда вместо бомб, в ходе которой питерские музыканты-пацифисты (как правило, анархисты, панки или хардкордеры) кормят бездомных людей. На Ленинском проспекте, неподалеку от дома, где живет Иван, на него напала группа молодых людей. Хулиганы стали наносить беспорядочные удары ножами, стараясь попасть в шею. Нападавших спугнул проезжавший мимо автомобиль. Истекающий кровью Иван дотянулся до сотового телефона, успев позвонить своей девушке, ожидавшей его у дома, и потерял сознание. Девушка немедленно вызвала скорую и милицию.

Ивана Елина госпитализировали в больницу 26 на улице Костюшко. Как сообщил заведующий отделением реанимации Александр Чежин, пострадавшему нанесено более 20 ножевых ранений, задеты печень и диафрагма, он потерял много крови. Молодому человеку была немедленно сделана операция. С утра понедельника состояние больного было тяжелым, однако во второй половине дня он смог дать показания следователям прокуратуры.

По словам помощника прокурора Санкт-Петербурга Елены Ордынской, на момент возбуждения уголовного дела по статье покушение на убийство у следователей нет доказательств о принадлежности Ивана Елина к какой-либо организации. Дело в том, что Антифа не является официально зарегистрированной организацией. Это просто объединение людей с близкими убеждениями. Получается, нет официальной организации, нет и дела. Логика довольно странная: если хочешь попасть в тюрьму, надо сначала зарегистрироваться в государственных органах, только в этом случае тебя признают фашистом. В противном случае можно сойти за простого хулигана. Вот такая у нас борьба с экстремизмом на деле.

По мнению знатоков молодежных движений, единственная и главная версия происшедшего - преступление совершено молодыми неонацистами, скорее всего, из числа так называемых бонхедов. Бонхеды - нацистская разновидность скиновской субкультуры, традиционно подразделяемой на аполитичных традов, нацистских бонхедов (бонов, костяноголовых) и антифашистски настроенных шарпов и рашей (от английских аббревиатур SHARP - скинхеды против расовых предрассудков и RASH - красные и анархистские скинхеды).

Вряд ли эти самые бонхеды прошли официальную регистрацию. Но это совсем не означаем, что их нет и что с ними не надо работать правоохранительным органам. Думаю, последние прекрасно осведомлены об этом. Причина столь прискорбной терпимости к неформальным фашистам, думается, в другом. В политике.

То, что преступление совершили неонацисты, понять не сложно. Активисты "Еды вместо бомб", каждое воскресенье раздающие горячую вегетарианскую еду нуждающимся на Владимирской площади в Петербурге, неподалеку от памятника Достоевскому, не впервые становятся объектами нападений со стороны нацистов.

Один из питерских наблюдателей назвал еженедельные акции "Еда вместо бомб" клубом самоубийц, поскольку уже с сентября неонацисты постоянно "выпасают" акции по раздаче еды и время от времени совершают нападения, в том числе с использованием холодного оружия.

Самый громкий эпизод произошел 13 ноября 2005 года, когда группа молодчиков с криками "Анти-антифа!" налетела на молодых людей и принялась их избивать. Одному из них, Максиму Згибаю, нанесли ранения, от которых он смог оправиться, а двадцатилетнего Тимура Качараву, коренного питерца, студента философского факультета СПбГУ и гитариста панк-группы Sandinista!, убили, перерезав ему горло. Уже в декабре 2005-го правоохранительные органы сделали заявление о раскрытии этого дела и задержании подозреваемых, однако материалы следствия до сих пор не переданы в суд.

16 апреля 2006 года в Москве был убит не доживший нескольких дней до своего двадцатилетия Александр Рюхин. Вместе с другом он шел на панк-хардкор-концерт, на подходе к клубу на них набросились несколько человек и с криками "Валим!" нанесли несколько ударов. Егор остался жив, Александр погиб, удар ножом пришелся рядом с сердцем. Впоследствии правоохранительным органам удалось задержать нескольких из предполагаемых участников преступления, однако осенью обвинение было переформулировано с убийства на хулиганство.

22 декабря 2006 года сработало взрывное устройство в подъезде в московском районе Люблино, где живет двадцатилетний антифашист Тигран, один из бывших сотрудников сайта antifa.ru, К бомбе была прикручена табличка расистского содержания, и взрыв произошел во время разминирования СВУ сотрудниками милиции. Ведется следствие.

Более "незначительные" случаи нападений на представителей панк-хардкор-субкультуры, среди которой много стихийных и осознанных молодых антифашистов, заканчивающиеся сломанными ребрами, пробитыми головами и тому подобными последствиями, продолжаются постоянно с начала осени 2006 года в Москве, Петербурге и некоторых других городах. Массовые драки имели место в Москве, Питере и Рязани в сентябре, в Москве в ноябре, в Питере в декабре (два случая массовых драк плюс еще несколько нападений неонацистких групп на одного-двух человек).

Тяжело раненый Иван Елин, парень высокий, длинноволосый и, по словам знающих его людей, вообще "видный". Возможно, запоминающаяся внешность послужила причиной того, что именно он был избран объектом для нападения. Во всяком случае, во всем остальном он был обычным участником инициативы - иногда помогал готовить, иногда помогал раздавать еду, особо яростным активизмом не отличался, к насилию склонен не был.

Судя по всему, у нападавших не было задачи непременно убить Ивана Елина. В противном случае не очень понятно, как несколько вооруженных людей не смогли справиться с одним парнем, не отличающимся какой-то особой силой или бойцовским мастерством. Большинство ударов пришлось на конечности, хотя два из них задели печень и диафрагму. Это и другие обстоятельства нападения позволяют предполагать, что речь идет об акции устрашения, демонстрации силы.

Нападавшие наглядно показали, что не боятся ничего, что полны решимости и что жизнь человека, чьи убеждения расходятся с их собственными, ничего не стоит. И уголовного преследования они не боятся, иначе бы напали ночью в безлюдном месте, когда опасность быть замеченными, а потом опознанными стремится к нулю. Да и чего им бояться после того, как их соратники из радикальных группировок Шульц 88 и Мэд Крауд на недавних судебных процессах отделались весьма мягкими приговорами.

Почему неофашисты довольно уверенно чувствуют себя у нас в стране понятно. Национализм (важнейшая часть любого движения фашистского толка) давно стал любимой игрушкой многих политиков снизу и доверху. Примеров этому, как говорится, несть числа. Правозащитники убеждены, что преступления на националистической почве в нашей стране совершаются так часто, что уже превратились в страшную обыденность. По данным аналитиков центра Сова, за прошедший год от нападений на почве расовой ненависти пострадало 520 человек, 54 из которых убиты.

Правозащитники полагают, что количество преступлений на националистической почве не только не уменьшится, а наоборот, будет расти. По нашей статистике, в день нападают на одного-двух человек по России, и это только то, что мы знаем, рассказала заместитель директора центра Сова Галина Кожевникова. Нападения стали обыденностью. Их будет больше, потому что нет никаких причин для их снижения. Зато эти преступления: ужесточаются. в ход идут уже взрывчатка и огнестрельное оружие.

Представители национальных диаспор считают, что в этой ситуации власть и правоохранительные органы не принимают адекватных мер по отношению к националистическим организациям. Столько времени благодушно взирать, пока они обрели организационные формы, материальную базу, это явная недооценка той опасности для страны и народа, которая от них исходит, сказал вице-президент Союза армян России Гегам Халатян. Некоторые политики, стремясь набрать дешевые очки, потакают националистам. По его мнению, на протяжении многих лет насилие, основанное на националистическом экстремизме, не получало не только должной политической оценки, но и правовой. Случаи нападения на националистической почве чаще стараются переквалифицировать в хулиганство.

Чем ближе выборы, тем активнее будет разыгрываться национальная тема, причем самыми разными силами. Многие политики активно сотрудничают с представителями различных националистических организаций. Так, совсем недавно вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин не исключил, что его партия, Народная воля, будет сотрудничать на выборах 2007 года с Движением против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Галина Кожевникова отмечает, что если праворадикальные группы прямо используют националистическую пропаганду, то умеренные и провластные партии предпочитают завуалированную риторику. Начиная от рассуждений о своем и чужом народе, традиционных и не традиционных ценностях, и так далее. Националистическая риторика умеренных политиков является ответом на социальный запрос со стороны общества, считает Кожевникова. Социологические опросы показывают, что у нас уровень нетерпимости выше 50%, и понятно, что игнорировать этот запрос политики не будут, потому что они у нас не стратеги, а тактики. А что будет на выходе, их не интересует.

Председатель фонда аналитических программ Экспертиза Марк Урнов говорит, что многие партии так или иначе будут играть на теме вставания России с колен и возрождения России как великой державы. Не исключаю, что некая часть нашей властной элиты просто захочет слегка дестабилизировать ситуацию, сказал Урнов. Галина Кожевникова также уверена, что к выборам власть может предложить гражданам своеобразную альтернативу: либо мы, либо нацисты.

Таким образом, с одной стороны, политики будут подогревать ситуацию, а с другой от уличных националистических организаций можно ожидать роста насилия.

Так что, как это ни прискорбно, кровь Ивана Елина не последняя. Политика на крови. И кровь на политике. Это наша действительность.