18+
  1. Придет ли Миллер за Уралкалием?

Придет ли Миллер за Уралкалием?

Придет ли Миллер за Уралкалием?
"Век" уже неоднократно писал о проблемах химической промышленности России. Сказать по правде, эти статьи вызвали неоднозначную реакцию со стороны ряда компаний.

Так, представители Уралкалия, подконтрольного Дмитрию Рыболовлеву, обвиняли нас в предвзятости, когда мы выдвинули версию о том, что его компания после аварии на руднике может уйти государству. Сегодня эта информация подтвердилась. По информации «Ведомостей», в планы стратегического развития холдинга «Сибур – Минеральные удобрения» ( «внучка»Газпрома) в ближайшие годы входит объединение с «Уралкалием».

Напомним, что после трагедии на шахте БКРУ-1, когда последняя была затоплена соляным рассолом, руководство «Уралкалия» приняло решение о ее закрытии.

Мало того, эта ситуация привела к тому, что весь город Березники, под которым находятся рудники по добыче хлористого калия, рискует уйти под землю.

Государство выделило на ликвидацию последствий ни много ни мало 700 млн рублей. Но говорят, что этих средств едва хватит на переселение жителей из домов, которые находятся в зоне опасности.

Мы уже поднимали проблему того, что за все приходится платить государству, но не компании г-на Рыболовлева. Между тем, как прописано в «Законе о недрах», за все последствия должен в первую очередь расплачиваться недропользователь. Как это было в случае с «Южразрезуглем». Оставалось непонятным, почему правительство делает такие поблажки компании, чей владелец Дмитрий Рыболовлев позволяет себе выплачивать миллионные дивиденды, не вкладываясь в ликвидацию последствий. Единственной возможной версией мы выдвинули вариант, при котором существует договоренность между представителями Кремля и бизнесменом, согласно которым он передаст часть пакета акций государству. Теперь же это находит все новые и новые подтверждения.

Работники «Уралкалия» нас упрекали в том, что мы пользуемся только крохами фактов, остальное — все наши домыслы.

Чтобы не быть голословными, давайте обратимся к фактам.

После катастрофы прошло более полугода. Рудник, который был закрыт, производил около 20% продукции, выпускаемой предприятием. Сейчас по своим показателям «Уралкалий» намерен вернуться к своим прежним объемам, тем, что были до катастрофы. Вопрос — за счет чего.

Как утверждают представители холдинга, они «после потери рудника начали программу ускоренного развития мощностей», пишет «Коммерсантъ», в интервью которому президент «Уралкалия» Владислав Баумгертнер, заявил, что эта программа «предусматривает увеличение объемов добычи руды на втором и четвертом рудниках в полтора раза».

Но ведь для того, чтобы достигнуть таких показателей, необходимы как минимум трудовые ресурсы. Однако после того как БКРУ-1 был закрыт, сотни рабочих оказались на улице. Об этом «Веку» сообщала местная правозащитница Александра Селянинова. Значит, или руководство компании чего-то недоговаривает, а может быть попросту идет обычное завышение цифр. Конечно, не исключено, что людей заставляют работать в две-три смены, но в этом случае здесь есть над чем задуматься Федеральной службе по труду и занятости.

Впрочем, так или иначе информация об увеличении производства сыграла свою роль в повышении котировки акций. И если до катастрофы акция «Уралкалия» стоила в размере $2, то сейчас эта цена приблизилась к $3. Тоже факт, причем довольно странный. По информации газеты Business Class, на движение ценных бумаг вверх играет целенаправленная работа инсайдеров. Иными словами, стоимость ценных бумаг может быть завышена.

Из учебников экономики известно, что когда акционерам выплачиваются дивиденды, близкие к 100%, прибыли (как это было в случае с «Уралкалием» после аварии), а игроки рынка упорно пытаются поднять стоимость ценных бумаг, это может свидетельствовать о том, что предприятие готовится к продаже.

Еще один любопытный факт: после катастрофы единственным производителем карналлита – сырья для производства магния, а также необходимого компонента для выплавки титановой губки, редкоземельных и редких металлов — остался «Сильвинит», конкурент «Уралкалия».

По словам генерального директора ОАО «Сильвинит» Ростяма Сабирова, «после затопления рудника «Уралкалия», где также осуществлялась и добыча карналлита, под угрозой оказалась технологическая цепочка по производству титана и магния на березниковском предприятии корпорации «АВИСМА». В течение месяца мы смогли удвоить добычу карналлитовой руды, поскольку не могли оставить в беде единственного производителя стратегического металла в нашей стране. В итоге, сегодня мы покрываем потребности в карналлитовом сырье не только Соликамского магниевого завода, но и березниковской АВИСМы. Однако добыча карналлита в Соликамске ведется с 1934 года – его запасов, особенно в условиях столь интенсивной добычи, у нас хватит лишь на несколько лет. Кстати, несколько производственных инцидентов в шахте уже потребовали от нас снизить скорость и объемы добычи карналлитовой руды».

Проблему мог бы решить Половодовский участок Верхнекамского месторождения, на который, кстати, претендует «Уралкалий». На это месторождение давно обещают устроить конкурс. Более того, когда глава Минприроды Юрий Трутнев, проводил последний раз совещание в Березниках, ожидалось, что об этом будет объявлено, однако этого не произошло.

По мнению ряда экспертов, этого не случилось в связи с тем, что на месторождение есть еще один претендент - Газпром. Дело в том, что на Половодском помимо карналлита есть еще запасы нефти и газа.

Кстати, монополист уже не раз заявлял о своем желании создать на основе «Сибура» химическую корпорацию и даже создал под это предприятие «Сибур-Минеральные удобрения». Многие СМИ писали о том, что в новый холдинг может войти ЕВРОХИМ, подконтрольный Андрею Мельниченко. В частности рассматривался вариант СП, как это было в случае с СУЭКОМ, другим проектом Мельниченко.

В этом смысле становится логичным молчание Трутнева в отношении Половодского. Тогда возможно создание некой компании, в управление которой перейдут часть активов ЕВРОХИМА и «Уралкалия». О возможностях такого слияния говорится в планах стратегического развития «Сибур-Минеральные удобрения», которые цитируют сегодняшние «Ведомости».

Вообще, государство любит в последнее время увлекаться созданием разного рода управляющих компаний, когда под его контролем оказываются ряд частных проектов. Одним из самых удачных примеров тому можно привести «Урал Промышленный – Урал Полярный».

Впрочем, прежде чем «поглощать» Рыболовлева, государству необходимо определиться, сколько тот ему «должен». Ведь ни для кого не секрет, что до аварии государство вкладывало немалые средства в закладку пустот, которые образовывались в результате добычи калия. После катастрофы основным финансовым «ликвидатором» также стало государство. Сколько правительство в конечном счете может предъявить «Уралкалию», одному Богу известно.

Хотя не исключено, что Рыболовлев сам готов расстаться с активом, который стал для него «проблемным».

На сегодняшний день «Уралкалий» оценивается экспертами приблизительно в $6,2 млрд. В случае его продажи состояние Рыболовлева будет равняться цифре, близкой к $8 млрд, что поставит бизнесмена на 3-4 место «Форбса».

В самом деле, наверное, это сделать лучше сейчас, на фоне роста активов компании. Ведь еще непонятно, сколько «отравы» после аварии на БКРУ-1 могло попасть в местное Нижнее-Зырянское водохранилище. Об этом, кстати, намекалось на совещании у Юрия Трутнева. Может быть поэтому мэр Березников Андрей Мотовилов, в прошлом сотрудник «Уралкалия», выступает против спуска воды там.

Его поддерживает руководитель управления Федеральной службы по экологическому, техническому и атомному надзору Станислав Южанин, который заявил, что пока Росводоресурсы не получили заключение о том, что действующий уровень водохранилища является безопасным на настоящий момент.

Мы в очередной раз пытались получить от пресс-службы «Уралкалия» ответы на поднятые здесь вопросы, однако руководитель пресс-службы этой компании Алан Басиев ответил, что не комментирует вопросы, заданные газетой «Век». Это не удивительно. Ведь если бы г-н Басиев ратовал за объективность, то, наверное, высказал бы точку зрения компании, в которой он работает.

Последние новости