18+
  1. Руслан Аушев. Возвращение "терминатора"

Руслан Аушев. Возвращение "терминатора"

После отставки президента Ингушетии Мурата Зязикова многие надеялись, что ситуация в республике нормализуется. Считалось, что местные оппозиционеры, добивающиеся отставки их чуть ли не кровного врага, наконец-то успокоятся.

Не успокоились. Ведь речь шла не столько о том, чтобы убрать Зязикова, сколько о возможности возвращения первого президента Ингушетии Руслана Аушева.

В последние месяцы новости из этого кавказского региона больше напоминали вести из района боевых действий - разгоны митингов, аресты, взрывы, убийства... Оппозиционеры требовали смены Зязикова на "отца родного" Аушева и даже как-то доставили в администрацию президента России коробки с 80 тысячами заявлений граждан с соответствующей просьбой. Сам же Аушев только подливал масла в огонь, заявляя, например, о том, что оценивает ситуацию, как "полномасштабную гражданскую войну". Кроме того, экс-президент заявил, что Ингушетию попытаются объединить с Чечней. "Как я подозреваю, есть задача объединения Ингушетии с Чечней. Это вопрос номер один", - сказал Аушев, добавив, что вероятность такого развития событий - 70 на 30.

Можно только предполагать, что именно хотел сказать Аушев: то ли всерьёз угрожал развязыванием гражданской войны, то ли намекал на то, что лишь он один способен стабилизировать обстановку в республике? Как бы-то ни было, но на место Зязикова был назначен Юнус-Бек Евкуров, оппозиция ликовала и даже пошли разговоры о некоторой "оттепели", однако нападения на чиновников, милиционеров и военнослужащих не прекратились, а сообщения о нападениях со стороны чеченцев и осетин на мирных жителей Ингушетии стали появляться значительно чаще.

В 2000 году Руслан Аушев совершил убийство - застрелил из пистолета одного из телохранителей тейпа Гуцериевых. Дело удалось замять, родственникам погибшего была немедленно выплачена приличная компенсация, однако последствия всё-таки не заставили себя долго ждать. Подробности произошедшего стали известны Аслану Масхадову, который начал активно шантажировать Аушева с целью привлечения президента Ингушетии к мирным переговорам между лидерами чеченских сепаратистов и Кремлем в качестве влиятельного посредника. Под диктовку чеченских полевых командиров президент Ингушетии говорил о необходимости немедленного прекращения боевых действий со стороны Федеральных войск и началу мирных переговоров, рассказывал западным журналистам о существовании неких "специальные групп, представляющие федеральный центр и Аслана Масхадова и ведущих консультации по мирному урегулированию в Чечне", заявлял о том, что "сегодня чеченский народ подвергается большей дискриминации, чем при Сталине".

Впрочем, как уверяли источники в окружении Аушева, у чеченских лидеров был куда более серьёзный компромат на ингушского президента, нежели убийство телохранителя. В частности, его обвиняли в присваивании огромных денежных сумм, выделяемых странами Ближнего Востока на джихад чеченским полевым командирам (так по подсчетам чеченцев Аушев присвоил себе около $15 млн.) и о потворстве со стороны Аушева наемникам-ваххабит, которые используют секретные лагеря, склады с оружием, боеприпасами на территории Ингушетии. Кроме того, у чеченцев были и якобы конкретные факты о направлении боевикам гуманитарной помощи с территории Ингушетии, которую Аушев регулярно получает для беженцев. Всё это, по мнению источника, могло позволять чеченским сепаратистам и в дальнейшем успешно "управлять" Русланом Аушевым.

В 2002 году В 2002 году ФСБ России обнаружила в коттеджном поселке, где расположены резиденции Руслана Аушева и его основных экономических партнеров – братьев Гуцериевых, дом, вроде как принадлежащий Аслану Масхадову, в котором непризнанный президент Чечни на протяжении последних 5 лет смывал с себя кровь и пот чеченской войны. При этом, как подчёркивалось, безопасность лидера мятежников обеспечивало МВД Ингушетии.

Вообще же, клан Аушевых жил по своим законам, не принимая в расчёт действующее российское законодательство. В своё время эффект разорвавшейся бомбы произвели показания сбежавшего из ингушского плена русского раба. Характерная деталь — в рабстве он находился в семье родственника Руслана Аушева. "...меня привезли в ингушское село Верхние Ачалуки, где передали семье Ехьи Аушева. Мои документы они вручили Аушеву, который отказался мне их вернуть. С мая 1994 года по настоящее время меня заставляли бесплатно работать с утра до поздней ночи, кормили плохо, систематически избивали. Ночевал я в гараже, в непригодных для этого условиях. Меня охраняли, постоянно контролировали мое передвижение в доме и за воротами. Предупреждали, что мне не уйти, а если попробую убежать, то расстреляют на месте. Люди, которые приезжали к Ехье, рассказывали, что Ехья занимает большой пост, контролирует ГАИ. Как мне стало известно, Ехья и его люди занимаются покупкой и продажей оружия, вымогательством. Я лично видел у него собственный пистолет, автомат и гранатомет. В феврале 1995 года неизвестные мне люди на автомашине "ВАЗ 2101" зеленого цвета привезли в дом к Ехье 2 пулемета с лентами и 12 коробок (цинков) с пулеметными патронами. Как я понял из разговоров, ведущихся в доме, Ехья поставлял оружие в Чечню и продавал его там с целью наживы. Он, его семья, родственники и все приезжающие гости настроены антироссийски, ненавидят русских. Многие хвастались тем, что сами имеют рабов, и их отцы имели рабов, и деды имели русских рабов. И вообще, русские должны быть только рабами, а их женщины — проститутками", - рассказывает он.

За время своего правления Аушев неплохо подзаработал. К примеру, за время функционирования "зоны экономического благоприятствования Ингушетия" из федерального бюджета было получено почти миллиард четыреста миллионов рублей. За эти деньги были построены всего четыре экономических объекта: кирпичный завод, который был приватизирован, как говорят, в пользу клана Гуцериевых; полиграфический комбинат с неполным оборудованием; домостроительный комбинат и кондитерская фабрика, оснащенная антикварным итальянским оборудованием. При этом, на его дооборудование было списано 11,5 миллиона долларов, в то время как по оценке экспертов стоимость работ не превышала 2,2 миллиона долларов. На кондитерскую фабрику "ушло" 6,5 миллиона при реальной цене — 500—600 тысяч американских "зелёных". Ну и т.д.

Кстати, связка Аушев-Гуцериев, как утверждается, появилась благодаря небезызвестному Борису Березовскому, которой поручалось, в частности, решить "задачу по срыву благоприятной для российского правительства конъюнктуры на западноевропейском нефтегазовом рынке", говорится в книге "Игра без правил", посвящённой деятельности Бориса Березовского.