18+
  1. Санаторы «Траста» запутались в показаниях

Санаторы «Траста» запутались в показаниях

Санаторы «Траста» запутались в показаниях
В конце июля Лондонский коммерческий суд отказал бывшему совладельцу Национального банка «Траст» Илье Юрову, который оспаривал заморозку его активов по запросу санаторов из финансовой корпорации «Открытие».

ЦитатаВ деле против бывших владельцев банка все не так однозначно, как пытается представить публике новое руководствоКонец цитаты Это дало повод новому руководству банка в очередной раз заявить о мошенническом характере действий экс-банкира в период его управления «Трастом» и создании им «пирамиды» ради личного обогащения за счет вкладчиков. Однако сам Юров утверждает, что новые владельцы исказили смысл и суть выводов британского суда. Он обвинил своих оппонентов в подтасовке фактов и фактическом подкупе одного из основных информаторов по его делу, бывшего сотрудника «Траста» Бенедикта Уорсли.

Суд да дело

Банк «Траст» угодил под санацию в декабре 2014 года, не выдержав оттока вкладов клиентов на фоне сильнейших валютных шоков и паники населения. Его крах стал одним из крупнейших в российской истории - для реализации процедуры санации Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предоставило "Трасту" 127 млрд рублей по льготной ставке на закрытие "дыры" в капитале. Инвестором в рамках процедуры финансового оздоровления стал банк "ФК Открытие".

Довольно быстро новое начальство обвинило в проблемах «Траста» его бывших руководителей — председателя совета директоров Илью Юрова, членов совета директоров Николая Фетисова и Сергея Беляева, а также бывшего финансового директора банка Евгения Ромакова и и. о. председателя правления банка Олега Дикусара. Двое последних арестованы по решению Тверского суда Москвы по делу о переводе на кипрские фирмы 7 млрд рублей и 118 млн долл. Остальные были арестованы заочно, поскольку уже давно покинули Россию.

Кампания против экс-руководства «Траста» вышла на новый уровень в феврале этого года, когда санаторы банка начали преследование бывших акционеров за границей. В Лондонский суд было подано заявление об аресте заграничного имущества Юрова, Фетисова и Беляева и их жен на общую сумму 830 млн долл., которое было удовлетворено. Спустя пару месяцев в Высокий суд Лондона поступил другой иск от нового руководства «Траста», который теперь пытается взыскать замороженные активы бывших акционеров в свою пользу.

Подобную схему в свое время использовало АСВ в ситуации с «Межпромбанком» экс-сенатора Сергея Пугачева. Тогда по решению Лондонского суда также были заморожены активы экс-банкира по всему миру на сумму 1,2 млрд фунтов стерлингов. Однако в этих двух внешне похожих кейсах есть существенные отличия — если госструктура провела свое дело в Лондоне честно и чисто, то об иске «Открытия» подобного сказать никак нельзя.

«Траст» уполномочен заявить

В мае этого года Юров попытался оспорить в Лондоне заморозку своих активов по запросу новых владельцев банка. По его мнению, соображения о возможной растрате имущества (для предотвращения которой и был выписан ордер) не имеют под собой никаких оснований, а само решение было принято с нарушениями.

Рассмотрев вопрос, британский судья Джастис Мейлз все-таки отклонил ходатайство. Этот чисто технический момент (Юров оспаривал законность выписки ордера, а не основные обвинения в выводе активов — которые он, впрочем, тоже отрицает) банк «Траст» использовал для того, чтобы в очередной раз обвинить бывшее руководство организации в «многолетних мошеннических действиях», которые якобы нанесли ущерб в размере 830 млн долл.

Банк распространил заявление, где обильно цитировал выдержки из комментариев судьи по этому делу. Из них следовало, что экс-банкир якобы использовал «мошеннические схемы» при управлении банком и за их счет «обогатился на десятки миллионов долларов, а, может быть, и больше».

Однако представители Юрова с подобной трактовкой итогов заседания Лондонского суда категорически не согласны — по их мнению, распространенный банком пресс-релиз не отражает действительность и искажает как выводы судьи, так и позицию самого экс-банкира. Адвокаты указывают, что ходатайство о размораживании активов было более чем обосновано.

В частности, судья признал, что при рассмотрении вопроса о замораживании активов Юрова в феврале этого года «Траст» ввел суд в заблуждение по поводу важных и серьезных аспектов дела. В частности, банк утаил существенную информацию, а именно — свидетельские материалы, которые должны были быть приобщены к делу. И потому законность наложения ареста на активы экс-банкира вызывает у его защиты серьезные вопросы.

Свидетель на зарплате

Кроме того, дело против Юрова построено на показаниях экс-сотрудника «Траста» и бывшего доверенного лица банкира Бенедикта Уорсли. При этом санаторы банка платят господину Уорсли за «юридические услуги» 32,5 тысячи долл. ежемесячно, хотя на заседании в феврале они представили суду данные о куда более скромных гонорарах юриста — всего 2 тысячи долл. в месяц.

К настоящему времени банк уже заплатил бывшему юристу Юрова более 300 тысяч долл. Взамен тот предоставлял «корыстные и выборочные свидетельские материалы». Подобное сотрудничество британская фемида трактует однозначно как взяточничество. Пикантность ситуации придает тот факт, что подобные выплаты официально проводятся в банке, где ведется санация под руководством АСВ.

Сам Юров считает иск к нему санаторов из «Открытия» необоснованным и надуманным. Его адвокаты указывают на непоследовательность действий банка — если в России ему предъявляют соучастие в хищении через кипрские счета 22 млрд рублей (дело, по которому арестованы Ромаков и Дикусар), то в Великобритании этот эпизод вообще не фигурирует в претензиях к экс-банкиру. Зато в английском иске его обвиняют в нарушении обязанностей руководителя, которое привело к финансовым потерям — «забыв» при этом уведомить Лондонский суд об аспектах российского трудового права, с точки зрения которого Юров не виновен.

Из-за этих моментов иск банка к бывшим владельцам довольно уязвим; путаясь в обвинениях и показаниях, «Траст» уже несколько раз менял основания иска и обстоятельства дела, подавая противоречивые отчеты и несоответствующие доказательства.

Офшорный вопрос

Основная канва претензий новых владельцев банка к Юрову и его партнерам сводится к тому, что те якобы организовали вывод средств через невозвратные кредиты на фирмы, конечными бенефициарами были они сами. Сам Юров факт перечисления средств банка в офшоры не отрицает, но настаивает, что никакого отношения к этим фирмам не имеет. По его словам, все фирмы входили в офшорную сеть самого «Траста», а переводы использовались лишь для поддержания работоспособности банка в сложных кризисных обстоятельствах.

«Господин Юров строго опровергает ложные и противоречивые обвинения, сделанные банком. Во время пребывания на посту председателя банка он неустанно работал, чтобы отстаивать интересы банка; структурирование кредитов и предоставление кредитов компаниям, связанным с банком, что является центральным в этих обвинениях, было сделано в интересах банка», - утверждает защита экс-банкира.

Кроме того, сам Юров «не обладает средствами на сумму, близкую к 830 млн долл.», которые с него собирается взыскивать его уже бывший банк.

Куда уходят деньги

Между тем, санация банка «Траст» «Открытием» вызывает все больше и больше вопросов. Корпорации требуется все больше и больше средств, которые она просит у государства. Сразу после краха банка в нем была введена временная администрация под эгидой АСВ, которую возглавила Вероника Доленко (по совместительству - топ-менеджер «Открытия»). За недолгий период ее руководства сумма, необходимая для оздоровления банка, выросла с 30 млрд руб. более чем втрое.

При этом никто не проверил госпожу Доленко на предмет конфликта интересов. Глава «Открытия» Вадим Беляев, комментируя данный вопрос в показаниях на суде, назвал подобное назначение «обычной практикой».

«Есть положение, согласно которому в состав временной администрации АСВ в том или ином проблемном банке может входить только сотрудник агентства. Обычно банк, который помогает в процессе оздоровления (в нашем случае «Открытие»), командирует сотрудника в АСВ, чтобы то могло назначить этого человека менеджером в проблемном банке. И поэтому совершенно нормально то, что госпожа Доленко была направлена в АСВ и назначена управляющей банка наряду с двумя другими менеджерами от агентства», - пояснил он.

Спустя некоторое время выяснилось, что выделенных государством 127 млрд руб. не хватает для того, чтобы вывести «Траст» в устойчивое состояние. Поэтому новые управляющие попросили у ЦБ и АСВ еще порядка 50 млрд руб. Пока эти средства не выделены, но если будут — спасение банка «Траст» санаторами из «Открытия» станет самым дорогим в истории России.