18+
  1. Сколько школ, больниц и дорог не построено в Самарской области?

Сколько школ, больниц и дорог не построено в Самарской области?

Сколько школ, больниц и дорог не построено в Самарской области?
Увод прибыли в оффшоры – уже давно что-то вроде набившей оскомину общеизвестной темы. И может даже возникнуть ощущение, что государство вполне успешно с ним борется.

Ведь истории вроде дела ЮКОСа или «кризисного доктора» для Мечела послужили толчком для отказа от различных серых схем целого вороха компаний поскромнее. Но, оказывается, одна из самых старых схем и сейчас живее всех живых на одном из крупнейших химических предприятий России – «Тольяттиазоте», который с 2008 года провел мимо российского бюджета около 560 миллионов долларов.

Схема проста – вывод средств, принадлежащих предприятию, осуществляется за счет реализации продукции завода по заниженным ценам через аффилированные с руководством завода оффшорные компании - Nitrochem Distribution AG и Аmeropa AG, зарегистрированные в Швейцарии. Эти оффшоры принадлежат швейцарцу Андреасу Циви и через подставные фирмы владеют более 30% акций «Тольяттиазота». Эта схема позволяет противозаконно «экономить» на российских налогах. В ее использовании руководство «Тольяттиазот» чуть было не разоблачили в 2005 году. Против тогдашнего хозяина «Тольятиазота» Владимира Махлая и управляющего Александра Макарова было возбуждено уголовное дело по трем статьям УК РФ: «Мошенничество в особо крупных размерах», «Отмывание средств, добытых преступных путем» и «Уклонение от уплаты налогов». Кроме того, был возбужден ряд арбитражных разбирательств в гражданских судах. Их инициатором стала компания Tringal Equities Inc., которую связывали с группой «Ренова» Виктора Вексельберга, бывшей миноритарным акционером «Тольяттиазота». Именно с тех пор Владимир Махлай с семьей проживает за рубежом, а представители «Тольяттиазота» любые действия направленные против них называют попыткой рейдерского захвата.

Тогда речь шла «всего лишь» о 84 млн долларов. И руководителям «Тольяттиазота» удалось ловко уйти от ответственности. Ведь перед миноритариями изначально стоит сложная задача. В случае увода прибыли основным акционером за рубеж, согласно российской практике, необходимо доказать точную сумму ущерба. То есть рассчитать недополученную прибыль, выяснив все условия поставок. Ответчику проще – ведь документальные свидетельства, к примеру, переписка об объемах поставок и цен хранится у него, и достаточно просто не свидетельствовать против себя.

Но аппетит приходит во время еды. Сопоставление отчетов менеджмента ОАО «Тольяттиазот» с фактическими объемами продаж, декларируемыми в авторитетных отраслевых агентствах и фактическими ценами продаж, показывает, что в 2008-2011 годах прибыль «Тольяттиазота» ежегодно занижалась на 100-200 млн долл. В целом за четыре года менеджмент «Тольяттиазот», продавая продукцию предприятия по заниженным ценам «своим» оффшорам мог вывести около 560 млн долларов недополученной прибыли. Сумма недоплаченных налогов в бюджеты всех уровней с этой суммы превышает 3 млрд. рублей.

К слову, это почти половина от всех доходов бюджета города Тольятти, которые в 2012 году планировались на уровне 7,7 млрд рублей. Суммы в четырнадцать (14!) раз меньшей — 211 млн рублей не хватило в бюджете Тольятти, чтобы не повышать этим летом стоимость проезда в городском транспорте на 3 рубля, коснувшееся почти каждого жителя города. Из необходимых транспортникам компенсационных выплат на сумму в 486 млн рублей в бюджете нашлось только 275 млн рублей, рассказывал этой весной руководитель департамента дорожного хозяйства, транспорта и связи мэрии Геннадий Таранов.

Или, например, 3 млрд рублей хватило бы, чтобы обновить весь парк троллейбусов и автобусов Тольятти, состоящий из более, чем 400 единиц техники. Пока же начать обновление разваливающихся машин не удается даже в кредит. Но им еще надо и где-то ездить: дороги в Тольятти – отдельная больная тема. Ежегодно городу нужен ремонт 1,5 млн квадратных метров дорожного полотна. В 2011 году удалось найти 456 млн рублей, которых хватило ремонт лишь трети от необходимых метров. В 2012 году планы и того меньше — ремонт 373 тысяч квадратных метров. То есть на деньги, которые владельцы «Тольяттиазота» увели в оффшоры, можно было бы отремонтировать более 3 миллионов квадратных метров городских дорог — это почти 25% всех дорог города.

Вспомним и о социальной ответственности, о которой так много любит говорить руководство «Тольяттиазота». Чтобы покрыть потребности врачебных кабинетов Самарской области в компьютерной технике, области хватило бы и малой толики от 3 млрд рублей – 1/60 части. А еще можно было бы открыть 10 таких детских садов, как недавно построенные «Ладушки-2» на 250 детей. Или же приобрести 3000 машин скорой помощи, парк которых в Тольятти изношен более чем на 80%.

Но «Тольяттиазот» - это не только семья Махлаев, это еще и тысячи человек, связавших свою жизнь с непростым химическим производством. Выведение средств предприятия за рубеж бьет по ним напрямую. На оплату труда рабочих «Тольяттиазота» в 2011 году направлено около 1,45 млрд рублей, следует из годового отчета предприятия. Выведенных руководством «Тольяттиазота» в 2008-2011 гг. в оффшоры 560 млн долларов хватило бы, чтобы в 3 раза увеличить зарплату за этот же период времени всем работникам завода! На эти же деньги можно было провести кардинальную модернизацию производства, внедрить новые технологии, фактически отстроить «Тольяттиазот» заново. И не было бы бесконечных ремонтов, латания дыр в отслуживших свое установках, неизбежных штрафов Росприроднадзора, а главное – аварий, уносящих человеческие жизни.

Но пока эти деньги оседают на оффшорных счетах семьи Махлаев, проводящих время в комфортных европейских странах: Швейцарии и Великобритании. При таком притоке денег, вынутых из кармана жителей Тольятти, там проблем с детскими садами, общественным транспортом, медициной, дорогами и прочими коммунальными благами нет. Похоже, семейство Махлаев уже все для себя решило и не боится окончательно «сжечь мосты» в России. Обычно классическая схема с занижением прибыли через оффшоры заканчивается полным выводом активов: предприятие оказывается должником оффшорных трейдеров и банкротится. Доказать что-либо и вернуть деньги из-за рубежа на этой стадии будет уже нереально.

Зададимся простым вопросом: каким образом столько лет могло продолжаться сокрытие от российского бюджета таких значительных сумм? Почему много лет никто упорно «не замечает» такой масштабной утечки денег? Скорее всего, закрывать глаза на такие чудовищные нарушения очень хорошо помогает личная материальная заинтересованность тех лиц, которые по долгу службы обязаны стоять на страже финансовых интересов государства. Бездействие чиновников продолжается до сих пор, что подтверждает живучесть и действенность коррупционных схем.