18+
  1. Скоро ли мошенники схватятся за валидол?

Скоро ли мошенники схватятся за валидол?

Объем контрафактных медицинских препаратов, реализуемых на отечественном фармрынке, по-прежнему остается достаточно высоким. Мало того, по прогнозам экспертов, в ближайшем будущем доля продаваемых в России поддельных лекарств будет только увеличиваться, поскольку фармрынок не исчерпал еще резервы роста.

Контрафактный «бизнес» до сих пор остается привлекательным для многих мошенников из-за безнаказанности и возможности получения «легких» прибылей. Эта проблема стала предметом обсуждения на заседании «круглого стола» на тему «Роль государства в защите российского рынка от фальсифицированных лекарств», прошедшем в Совете Федерации.

По данным аналитиков, мировой оборот фальсифицированных лекарственных средств оценивается в $2,5 млрд. в год. Не лучше обстоят дела и в России, где, по словам директора по продажам в РФ компании Bayer HealthCare Григория Кохреидзе, контрафактные медпрепараты составляют 3-5% всего фармрынка.

При этом эксперты утверждают, что чаще всего в России подделываются спазмолитические (19%) и ноотропные (13%) лекарства, а также лекарства для лечения сердечно-сосудистых заболеваний (11%).

Кроме того, на российском рынке, по оценке аналитиков, ежегодно реализуется 8% фальсифицированных лекарств для лечения желудочно-кишечного тракта, по 6% контрафактных антигистаминных (противоаллергических) и гепатопротекторных (лечение печени) препаратов, от 3,5% до 4% поддельных гормональных средств, антибиотиков и витаминов.

В России, конечно, борьба с контрафактной лекарственной продукцией ведется. Соответствующие статьи есть даже в УК и КоАП РФ. Вот только они слишком расплывчатые и закрепляют лишь общие нормы ответственности за преступления, связанные с обращением фальсифицированных лекарств.

Примечательно, что несовершенство законодательства в этой сфере заключается еще и в том, что существующие нормы не позволяют органам Росздравнадзора составлять протоколы об административных правонарушениях, назначать административные наказания нарушителям и тем самым предотвращать совершение преступлений, связанных с производством и распространением поддельных лекарств.

По словам экспертов рынка, несуразность законодательства заключается еще и в том, что обнаруженные во время проверок фальсифицированные лекарства не могут быть сразу признаны вещественными доказательствами по административному, а затем и по уголовному делу, а подлежат в установленном законом порядке уничтожению. Такая практика, естественно, приводит к «развалу» уголовного дела еще до суда.

Поэтому, несмотря на то, что, по оценке экспертов, ежегодный оборот рынка поддельных лекарств в России составляет 13-18 млрд. рублей, ежегодно к административной ответственности привлекается не более 1,2-1,3 тыс. лиц, участвующих в обороте фальсификата, а органы внутренних дел ежегодно изымают из оборота фальсифицированных и недоброкачественных лекарственных средств на сумму всего 4-5 млн. рублей.

В зарубежных странах с «лекарственными фальсификаторами» борются жестко. К примеру, во Франции, как сообщила «Веку» генеральный директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова, производство и импорт фальсифицированных лекарственных средств наказывается лишением свободы на срок до 4 лет или штрафом в размере 400 тыс. евро, а организация незаконной сети сбыта таких подделок – лишением свободы на срок до 5 лет или штрафом в размере 500 тыс. евро.

Правда, и с этим Настасья Иванова согласилась, мошенники используют все более современные методы подделки лекарственных препаратов и упаковок. С ней согласен генеральный представитель в России компании «Фармацевтический завод ЭГИС» Ласло Почайи, уверенный, что с проблемой фальсификатов сталкиваются фармацевтические компании, продукция которых востребована на рынке и хорошо известна. По его словам, эта проблема усложняется тем, что зачастую поддельные лекарства произведены с минимальными отличиями от оригинальных.

«Я могу вспомнить случай, - заявил господин Почайи «Веку», - когда один добросовестный производитель лекарственных средств смог определить подделку только по качеству упаковки своего препарата!».

Для борьбы с лекарственным (да и не только) фальсификатом в Венгрии, по его словам, в марте 2008 года была создана Национальная комиссия под руководством правительственного поверенного.

Между тем, президент Фонда социальной безопасности Игорь Соломахин, выступивший на заседании прошедшего в Совете Федерации заседании «круглого стола», уверен, что с производством и распространением поддельных лекарств можно и нужно бороться не только административными методами или с применением уголовного законодательства.

По его мнению, которое он высказал «Веку», прежде всего, необходимо лишить мошенников экономической заинтересованности в производстве поддельных лекарств. Произойти это может только после того, как граждане перестанут покупать фальсифицированные препараты. Но возможно ли это сделать?

Возможно, уверен Игорь Соломахин. Для этого Фонд социальной безопасности предлагает законодателям рассмотреть вопрос о применении в России электронной идентификации лекарственных средств.

«Наш фонд организовал и запустил в пилотном режиме Центр управления мобильным контентом, который призван помочь россиянам узнать, является ли тот или иной товар фальсифицированным или нет?», - поясняет Игорь Сломахин.

В случае с лекарствами эта система может работать примерно так. Собирающийся приобрести то или иное лекарство гражданин набирает в своем мобильном телефоне ту комбинацию цифр, которая промаркирована на упаковке медицинского препарата, отправляет на определенный телефонный номер SMS-Сообщение и не более чем через 30 секунд получает ответ, в котором содержатся сведения о том, произведено ли это лекарство легально или нет.

Что и говорить, система удобная, особенно для тех граждан, кто приобретает дорогостоящие лекарства. Но вот будет ли она работать и пойдут ли фармацевтические компании или дистрибьюторы на дополнительные финансовые затраты, связанные с нанесением на упаковки лекарственных средств дополнительной маркировки?

«Не сомневаюсь, что пойдут», - говорит Игорь Соломахин, поясняя, что при затратах на маркировку одной упаковки лекарств от нескольких десятков копеек до 1 рубля в зависимости от ее качества, фармпроизводители выиграют значительно больше, так как будут реализовывать и ту часть своей продукции, которая раньше вытеснялась с рынка аналогичной поддельной.

«Фармпроизводители это понимают, поэтому никаких возражений с их стороны не последует», - уверен Игорь Соломахин. Более того, по его словам, даже и заикаться не следует о том, что после введения такой системы свои дополнительные затраты производители лекарств переложат на плечи покупателей, включив их в конечную цену фармпрепаратов. Не произойдет это все по той же причине – честь мундира, которая, в конечном итоге, приведет к получению компаниями дополнительной прибыли, важнее копеечного повышения цен на свою продукцию.

Последние новости
18:12