18+
  1. Скромное обаяние Андрея Комарова

Скромное обаяние Андрея Комарова

Скромное обаяние Андрея Комарова
Руководителя Челябинского трубопрокатного завода Андрея Комарова подозревают в связях с украинским олигархом Игорем Коломойским и представительстве интересов экс-вицепремьера Виктора Христенко.

ЦитатаКак руководителю Челябинского трубопрокатного завода Андрею Комарову удаётся выходить сухим из самой мутной водыКонец цитаты В воскресенье 29 мая в Свердловской области состоится открытие нового гольф-сезона. Событие для Урала знаменательное. О предстоящих 25 турнирах, которые пройдут на поле гольф-клуба Pine Creek Golf Resort в рамках короткого пятимесячного сезона местные СМИ пишут едва ли не больше, чем о визите в регион главы «Газпрома» Алексея Миллера. Да и что Миллер? Ведь не исключено, что все подписанные руководителем газового концерна договоры уже заранее были предрешены на турнирах гольф-клуба Pine Creek Golf Resort.

Этот единственный на Урале гольф-клуб с полем на 18 лунок принадлежит совладельцу и руководителю Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрею Комарову, а одним из его постоянных игроков является генеральный директор ООО «Газпром трансгаз Екатеринбург» Давид Гайдт. Возможно, это совпадение, но руководитель «Газпрома» провёл недавнее майское совещание с металлургами именно на площадке ЧТПЗ. Как сообщали СМИ, Челябинский трубопрокатный завод стал одним из победителей тендера на поставку труб для газопровода «Северный поток-2».

«Колоссальный прорыв»

Это Владимир Сысоев, зампред думского комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии, считает, что почти за 10 лет своего существования «Роснано» не показала никаких значительных результатов по продвижению и внедрению отечественных высоких технологий. В своём письме на имя вице-премьера Аркадия Дворковича он предлагает ликвидировать корпорацию, так как большинство её проектов «оказались убыточными и нерентабельными».

Он просто не видел «нанодерево», выращенное на «Этерно». А вот Алексей Миллер видел этот совместный арт-объект Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) и «Роснано». Неизвестно, насколько убедительным для него оказалось это нанопереплетение арматуры и труб, но теперь газовая монополия в рамках политики импортозамещения намерена закупать здесь соединения для труб для крупных газопроводов – «Сила Сибири» и «Северный поток 2».

«Этерно» – совместное предприятие группы ЧТПЗ и «Роснано». О его продукции сегодня принято отзываться в восторженных тонах. «Наша продукция способна выдержать ударные нагрузки при температуре до минус 40. Может упасть камень, любое внешнее воздействие», – утверждает Евгений Рудомётов, главный конструктор «Этерно». Ожидается, что «Газпром» будет использовать продукцию предприятия на дне Балтийского моря и в условиях вечной мерзлоты. Здесь готовы поручиться: давление под водой, низкие температуры, даже землетрясения и падение метеорита этим трубам не страшны, ведь «на производстве используют нанотехнологии».

Роль «Роснано» из официальных комментариев, правда, неясна. Можно было бы предположить, что именно собственные разработки совместного предприятия легли в основу производства «Этерно». Но руководитель ЧТПЗ Андрей Комаров проговорился о закупке технологий: «Сегодня, даже не имея возможности производства чего-либо, закупаем технологии, закупаем производства…» Известно лишь, что высокую прочность продукции обеспечивают некие «суперпрочные частицы», которые на предприятии добавляют во время сварки швов.

«Секретный ингредиент»

Но вряд ли только эти невидимые частицы обеспечивают успех проекта, за официальными рамками которого остался уникальный симбиоз председателя правления «Роснано» Анатолия Чубайса и совладельца и главного акционера ЧТПЗ Андрея Комарова.

Похоже, что специфические способности этих двух руководителей способны оказывать гипнотический эффект не только на главу «Газпрома», но и на следователей прокуратуры.

И действительно, успехи ЧТПЗ стали особенно заметны после того, как минувшей зимой было закрыто уголовное дело в отношении Андрея Комарова и его адвоката Александра Шибанова и Комаров наконец вышел из-под домашнего ареста.

Вскоре после этого знаменательного события РЖД вдруг предоставляет заводу рекордную скидку в 24,4% на перевозку труб и заготовок по маршруту Первоуральск –Челябинск». Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер выдаёт ЧТПЗ авансы и обещает закупать высокотехнологичные трубы для реализации своих проектов в сложных природно-климатических условиях.

Главное же – предприятию, кажется, удалось пролоббировать отказ газовой монополии от собственной сертификации труб большого диаметра. Если до сих пор сертификацию закупаемой для газового гиганта продукции вёл ВНИИгаз «Газпрома», то в новую структуру должны войти трубники, различные НИИ и «общественность».

Очевидно, что среди этой «общественности» значительную роль, как можно предполагать, будет играть владелец уральского гольф-клуба и по совместительству совладелец ЧТПЗ Андрей Комаров, как раз чуть не пострадавший из-за строительства цеха изготовления труб большого диаметра. Между тем непричастные к «общественности» из гольф-клуба эксперты и участники рынка уже высказывают опасения, что создание нового сертификационного центра окажется на руку Челябинскому трубопрокатному и двум-трём другим крупным игрокам рынка, но ограничит конкуренцию и затруднит доступ к закупкам «Газпрома» импортёров и региональных игроков.

Хорошо знающие Комарова люди объясняют его способность добиваться своего умением производить благоприятное впечатление. «Он социальный полиглот, с каждым социальным слоем он умеет разговаривать на своём языке, и с английской королевой, и с каким-то бандитом и жлобом, причём без всяких больших усилий со своей стороны», – рассказывает первый работодатель будущего миллиардера – руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин.

Сегодня действительно мало кто вспомнит, что нынешний трубный магнат после вуза начинал свою карьеру скромным администратором московского театра. «Он обладает стопроцентным обаянием и харизмой, что колоссально важно для человека, который занимается чем-то таким. И администратором он был совершенно блистательным», –вспоминает Райкин, считающий важнейшим качеством Комарова умение договариваться со всеми и обо всём.

Сегодня действительно мало кто вспомнит, что нынешний трубный магнат после вуза начинал свою карьеру скромным администратором московского театра. «Он обладает стопроцентным обаянием и харизмой, что колоссально важно для человека, который занимается чем-то таким. И администратором он был совершенно блистательным», –вспоминает Райкин, считающий важнейшим качеством Комарова умение договариваться со всеми и обо всём.

Золотая высота

Нетрудно представить, как набравшийся артистического мастерства гений общения Андрей Комаров, уже став владельцем ЧТПЗ, уговаривает иностранных банкиров дать ему 1,4 млрд долларов под строительство новых цехов. В том числе и широко разрекламированного объекта «Высота 239» – цеха изготовления труб большого диаметра, который произвёл впечатление даже на президента страны.

Изначально предполагалось, что осматривать цех высокие гости будут из движущейся по монорельсу капсулы золотого цвета, в тот же цвет были окрашены внешние стены. Но потом всё же решили быть скромнее: всё-таки в стране кризис.

Интересно, что инвестиции в «Высоту 239» и сделанные с тем же размахом цеха «Железный озон 32» и «Финишный центр» составили 44,2 млрд рублей. А чистый долг группы ЧТПЗ на конец 2011 года составил 110,9 млрд рублей, и компания физически не могла расплачиваться по кредитам.

Во многом случилось это потому, что в самый кризисный для предприятия момент ЧТПЗ вдруг решил выкупить собственные акции у своих владельцев. Формально это оправдывалось подготовкой к IPO. Фактически в подконтрольный Комарову офшор Mountrise Limited почти за 24% акций ЧТПЗ было выведено 13 млрд рублей. Отмечалось, что выкуп акций производился по цене, которая в 2 раза превышала рыночную.

И в тот момент, когда завод вместе с открытым Владимиром Путиным цехом стоял на пороге банкротства, принадлежащая Комарову компания «Процион» строила роскошные гольф-комплексы стоимостью до 200 млн долларов каждый. Работы по проектам «Пестово» и Links National под Москвой и уже упоминавшемуся Pine Creek на Урале не останавливались даже в кризис.

А вот IPO компании так и не состоялось. И 25% акций группы ЧТПЗ не ушли на IPO ни в Лондоне, ни в Москве, сорвалась и продажа пакета французской компании Vallourec. И, как отмечают наблюдатели, вероятно, Комаров изначально планировал получить деньги из другого источника. Как потом станет ясно, оплатить долги Комарова придётся государству.

Незамеченная мобилизация

Некоторая информация о тайных источниках успеха Комарова стала всплывать во время расследования уголовного дела, которое Следственный комитет возбудил против миллиардера и его адвоката Александра Шибанова по обвинению в коммерческом подкупе аудитора. СКР даже пытался предъявить владельцу ЧТПЗ обвинение в мошенничестве в особо крупном размере, но по странному стечению обстоятельств его не поддержала Генеральная прокуратура.

Скандал начался с того, что оперативники ФСБ и сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции (ГУЭБиПК) МВД России задержали при передаче 300 тыс. долларов аудитору ФГУП «Промресурс» Александра Шибанова. А на следующий день взяли под стражу уже Андрея Комарова.

Следователи СКР выяснили, что проверяющие из «Промресурса» в ходе проверки ЧТПЗ и всё той же «Высоты 239» обнаружили, что предприятие в рамках возмещения 20% затрат на имущество, относящееся к мобилизационным мощностям, получило из бюджета 1,8 млрд рублей. Государственные деньги аккуратно списывались, но никаких реальных мобилизационных мероприятий не проводилось. В частности, аудиторы посчитали, что цех «Высота 239» вообще необоснованно внесли в список мобилизационных мощностей.

Как посчитало следствие, пытаясь замять скандал, руководство ЧТПЗ предложило аудитору ФГУП «Промресурс» 300 тыс. долларов, чтобы «урегулировать» вопрос, уничтожив мобилизационный план 2011 года и подправив акт проверки. Однако аудитор обратился в правоохранительные органы, что привело адвоката Шибанова в СИЗО, а миллиардера Комарова под домашний арест. Обвинение могло предъявить Комарову обвинение не только за попытку подкупа аудитора, но и за махинации с возмещением денег под мобилизационный ресурс.

Но вскоре после задержания Комарова стали происходить странные вещи. Сначала вопреки данным проверки «Промресурса», заместитель генпрокурора Виктор Гринь прекратил дело о мошенничестве как «необоснованное и незаконное». По всей видимости, незаконное использование средств не отрицалось, так же как не отрицалось, что руководитель предприятия попытался дать взятку проверяющим, но возбуждать дело по этому поводу надзорному ведомству показалось... незаконным. Ну а потом и дело о коммерческом подкупе было прекращено из-за отсутствия состава преступления.

Комаров и Шибанов вышли на свободу, а куда могли деться государственные деньги – в Mountrise Limited или в очередные гольф поля, разбираться стало вдруг никому не интересно.

Главный секретный ингредиент

Тут-то и заговорили о том, что секрет странного расположения Генеральной прокуратуры к миллиардеру Комарову может быть в его связях с правительством, а конкретно с бывшим вице-премьером и экс-министром промышленности и торговли, а ныне председателем коллегии Евразийской экономической комиссии Виктором Христенко.

Скромное обаяние Андрея Комарова

Сам Комаров признаёт дружбу с Христенко, но какую-либо аффилированность в бизнесе отрицает. Поверить в это непросто, учитывая, что в 2011 году Владимир Христенко, сын тогда ещё главы Минпромторга Виктора Христенко, вошёл в совет директоров ОАО ЧТПЗ. Причём свою карьеру в компании Христенко-младший начал ещё в начале 2000-х. В 2005-м он работал гендиректором сервисного дивизиона группы «ЧТПЗ», с 2007 по 2010 год был гендиректором нефтесервисного дивизиона группы «ЧТПЗ», после чего возглавил новый проект группы «ЧТПЗ» в области девелопмента, в частности курировал строительство гольф-полей.

Кстати, когда обнаружились миллиарды в офшоре Комарова, высказывались предположения, что это делалось потому, что тайный совладелец группы, которым, по мнению многих, мог быть всё тот же Виктор Христенко, решил выйти в «кэш».

«Форбс» делал намёки, что благодарить за удачную приватизацию ЧТПЗ Комарову, похоже, стоило именно Христенко. Кроме того, отмечалось, что уже бывший министр промышленности активно лоббирует выдачу ЧТПЗ госгарантий и уговаривает банки «отнестись с пониманием» к ситуации в компании.

На начало 2013 года долг компании превышал 100 млрд рублей. Синдикату из 20 зарубежных банков группа Комарова должна была 96 млрд рублей. Но банки успокоили, выделяя ЧТПЗ всё новые и новые госгарантии. Осенью 2012 года по запросу компании правительство предоставило ей госгарантии на сумму 43 млрд рублей. Причём долги ЧТПЗ зарубежным банкам в рамках реструктуризации были перекуплены российскими, и теперь среди его крупных кредиторов – Сбербанк и Газпромбанк.

После реструктуризации в 2013 году группа ЧТПЗ получила заём на семь лет на 86,5 млрд рублей и выпустила облигации ещё на 8,2 миллиарда. Половина нового кредита была обеспечена госгарантиями. При этом вопрос об их выдаче решался на уровне правительственной комиссии под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова.

И в отличие от многих иных производств каких-либо скандальных историй, с тем чтобы банки банкротили ЧТПЗ за долги, не слышно. Вот, например, Альфа-банк банкротит производителя танка «Армата» Уралвагонзавод за куда меньший долг, а о госгарантиях предприятию никто не вспоминает.

Можно сказать, что сбылся главный прогноз в отношении Комарова: «Если с банками удастся договориться, то следующие семь лет группа ЧТПЗ будет работать главным образом на них. Зато Комаров сможет спокойно играть в гольф».

И действительно, наш обаятельный миллиардер играет в гольф, а российские налогоплательщики, как я себе представляю, оплачивают строительство его гольф-клубов, золотых капсул, а главное – офшоров, обеспечивающих процветание как Комарову, так и его теневым бенефициарам.

Похоже, что пока эти «секретные составляющие» поддерживают бизнес олигарха и защищают его от любых претензий со стороны следственных органов не хуже, чем суперпрочные наночастицы «Роснано» в трубах для «Газпрома». А значит, Комаров по-прежнему может пользоваться госгарантиями и списывать бюджетные средства на мобилизацию офшоров.

Вместо послесловия

Понятно, что в силу новых жёстких вызовов, давления «коллективного Запада» и ожесточающихся внутренних проблем у страны правоохранители должны определиться по линии «свой-чужой». К сожалению, пока мы видели немало примеров, что «своим» у блюстителей закона считается денежный мешок, связанный с влиятельными людьми при власти. Как, к примеру, мы написали выше про связку Андрея Комарова с Виктором Христенко, бывшим его партнёром по бизнесу, а впоследствии вице-премьером, а ныне – председателем коллегии Евразийской энергетической комиссии.

Однако ориентация на «свой-чужой» по связям и коммерческим интересам вносит существенный и недопустимый разлад в работу самих правоохранительных органов. Одни выявляют преступления, раскапывают, ведут следствия, арестовывают и возбуждают уголовные дела, а другие совершают совершенно обратные действия по спасению одиозных фигур, к каким, на мой личный взгляд, относится «гений общения» Андрей Комаров. В результате получается отрицательный резонанс, начинающий раздирать и гражданское общество. Совершенно неверно думать, что после истории с Сердюковым – Васильевой оно смирилось с «главным российским злом» – напротив, на примере Общероссийского народного фронта и в других проявлениях мы видим, что общество от «размытости» переходит к чёткому осуждению коррупции, где-то даже озлоблению. В конечном итоге, на мой личный взгляд, таким, как Андрей Комаров, от ответственности не уйти, они однозначно не могут быть для нас «своими».

Думается, прокуратуре в ближайшее время придётся определиться, кто для неё является «своим», и отправить в разряд «чужих» не только преступников, избежавших наказания, но и кое-кого из своего аппарата. Иначе государственные механизмы войдут во «флаттер» («тряску» на языке авиации), турбулентные потоки и завихрения опрокинут общественное согласие, и идеи майданов станут привлекательны для обманутого общества.

Сейчас государство должно дать силовикам, обществу, судебной власти и бизнесу сигнал для решений по знаковым делам. А «дело Комарова», по-моему, именно такое знаковое. Если на глазах у всех будут уводиться от ответственности яркие образчики коррупционного разгула и преступности, то следующим этапом государственного регулирования, вероятно, будут чистки. Невзирая на чины, погоны, связи и уведённые большие деньги...