18+
  1. Супермен меняет профессию

Супермен меняет профессию

Супермен меняет профессию
Шел 117-й день очередной экспедиции на Международной космической станции. Космонавты и астронавты в открытом космосе обслуживали солнечные батареи. Работа на орбите проходила точно по намеченному графику.

ЦитатаВице-премьер Дмитрий Рогозин перевел космическую отрасль на ручное управлениеКонец цитаты В этот момент к окну своего московского кабинета подошел куратор космической отрасли России вице-премьер Дмитрий Рогозин и начал всматриваться куда-то ввысь.

«Блин! Что они, козлы, делают! – вдруг закричал он невицепремьерским голосом. – Они же мне сейчас всю станцию обесточат!»

В этот момент компьютеры подмосковного ЦУПа зафиксировали сбой в бортовом питании МКС. О чем немедленно доложили в Москву и Вашингтон.

«Я так и знал! Я предчувствовал!» — вскричал он и в бешенстве выбежал в приемную, застегивая на ходу пиджак.

«Вы куда? – лишь окликнула его секретарша. – Если будут звонить от первых, что сказать, где Вы и когда вернетесь?»

«Скажи, что я на МКС. Вернусь – как закончу!»

«Перчатки и шапочку не забудьте! Там прохладно», — услышал в спину себе, набирая скорость, вице-премьер. И кратчайшим путем устремился к международной космической станции.

Вырываясь через несколько минут из стратосферы в ближний космос, успел отметить, как много мусора скопилось на низких орбитах.

«Надо будет обязать руководство Роскосмоса и здесь навести порядок! Распустились, мать их…»

Станцию он догнал на первом же витке. Когда, подлетев к МКС со стороны российского модуля, приблизился к работавшему с панелью солнечной батареи космонавту, у того чуть любимая рогозинская кувалда из рук не выпала!

«Спокойно, спокойно, дорогой! – похлопал его дружески по скафандру вице-премьер. – Я тебе сейчас помогу!» И начал заматывать черной изолентой разлохмаченный минус соединительной клеммы.

Буквально через минуту=другую все болты панели солнечной батареи были закреплены, клеммы прикручены к правильным разъемам, и шоурумы Центров управления полетами в Королеве и Хьюстоне наполнились радостными воскликами специалистов: «Они сделали это! Ура!» Телетайпы ведущих информагентств передали с пометкой срочно, что экипаж МКС произвел на орбите уникальные работы по преодолению энергетического кризиса, грозившего станции. О настоящем же герое дня в сводках агентств не было, как и обычно, ни слова.

Дмитрий Олегович спокойно вошел в кабинет Дмитрия Анатольевича.

«Ты мне можешь объяснить, что там опять за хрень какая-то? Ты когда-нибудь наведешь в этой отрасли порядок? С этим космосом каждый день одни неприятности!» — премьер был очень напряжен.

«Да ничего особенного не случилось! Просто ребята в открытом космосе устали немного! Чуть клеммы опять не перепутали, контактик один подгорел слегка… Хорошо, что у меня с собой изолента была…»

Медведев с недоверием повернулся к коллеге.

«Ты хочешь сказать, что это… это сделал… ты?»

Рогозин по обычаю скромно пожал плечами. И улыбнулся – чуть ли не виновато.

«Ну, а кто же еще, Дмитрий Анатольевич? А кто же ещё? Ну не старика же Коптева туда посылать болты крутить! Хочешь всё хорошо сделать – делай сам!»

«Охренеть! – только и выдавил из себя премьер. – И давно ты… это… летаешь?»

«Давно! Уже почти два месяца. Как новый руководитель в Роскосмос пришел. Ничего не могу ему доверить. Все приходится делать самому!»

«Теперь я понимаю, почему ОН говорит, что ты – наша главная надежда и самое тайное оружие! Знаешь, я ведь до этой минуты никак понять не мог, на хрена он тебя в правительство пригласил. А теперь понимаю! Ну, вы, мужики, и даете!»

Премьер был крайне взволнован. Рогозин снова робко пожал плечами и молча вздохнул.

«Скромный ты, Дима! И очень смелый! Я бы, наверное, никогда на такое не решился! – премьер с какой-то опаской взглянул в окно, куда-то ввысь. – Как же классно, что ты во всем разбираешься! Когда в прошлом месяце в Белом доме прорвало канализацию и мне доложили, что все устранил ты, я, честно говоря, не поверил. Подумал, что это – чьи-то завистливые выдумки! Ты, кстати, когда в отпуск идешь?»

«Да какой тут отпуск, Дмитрий Анатольевич? О чём Вы! На этой неделе надо на Луне кратер подготовить – на случай аварийного прилунения МКС. А дней через десять буду сопровождать несколько наших спутников, стартующих к солнцу!»

«К солнцу? Но там же ужасно жарко, как мне говорили! Ты уж будь осторожен, пожалуйста! Ты нам очень нужен!»

«Спасибо, Дмитрий Анатольевич! Обязательно. Чтоб не сгореть, полечу ночью!»

«А неужели нельзя это как-нибудь по-другому сделать? Ну, чтоб так не рисковать постоянно…»

«Можно, конечно, Дмитрий Анатольевич! Но не сейчас! Проблемы – на каждом шагу! Пришлось перевести руководство отраслью на ручное управление!»

В этот момент в штанах Рогозина что-то завибрировало. Дмитрий Олегович пошарил правой, потом левой рукой по своим широким карманам и вынул какой-то прибор, по форме похожий на коммуникатор.

«Ой! Чуть не забыл! Извините, Дмитрий Анатольевич! Мне надо идти!»

«А сейчас-то куда? Время позднее, надо уже собираться домой»,- заботливо произнес премьер.

«Ага! Только собачек покормлю! И сразу — домой».

«Каких еще собачек?» — с недоумением переспросил премьер.

«Помните, мы год назад иностранный спутник с двумя дворнягами запустили? А изготовленный нами блок их питания при выводе на орбиту сгорел. Вот теперь каждый вечер кормлю их. Международные обязательства – как-никак! Ну, я полетел?»

И, открыв окно, он под изумленные взгляды премьера рванул в высоту!

Услышавшая за стеной какой-то нездешний рокот секретарша впервые в жизни без разрешения вбежала в кабинет премьера и увидела того стоящим у раскрытого окна.

«А… а где Дмитрий Олегович?» – осторожно спросила она, глядя по сторонам и не находя в просторной комнате каких-либо следов пребывания вице-премьера, кроме рюмки недопитого чая.

«Он улетел… — не отрываясь от манящей созвездьями бездны, ответил премьер. – Он улетел! Но обещал вернуться!»

Олег РАХМОНОВ