18+
  1. В чекисты не годятся...

В чекисты не годятся...

В октябре ФСБ задержала начальника департамента Госнаркоконтроля генерал-лейтенанта полиции Александра Бульбова и двух его подчиненных. На это, мягко говоря, не рядовое событие глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Черкесов отреагировал в СМИ.

Пафос статьи главы ФСКН заключается в следующем: разным структурам многочисленных спецслужб России нельзя противостоять друг другу. Страна развалится, если чекисты вступят в междоусобную войну.

Тема «чекизма» оживает в России с постоянной периодичностью. Одни с ненавистью и непреходящей злобой бросаются на историю советских спецслужб, другие с уважением вспоминают органы государственной безопасности советского времени. Многие сегодняшние политики, вышедшие из спецслужб, с гордостью причисляют себя к сообществу чекистов.

Я не буду оценивать вклад спецслужб в судьбу нашей страны и нашего народа. Это очень непростая задача. Задача профессиональных и беспристрастных историков. Когда они – беспристрастные исследователи прошлого нашего Отечества – появятся, нам неведомо. Мои мысли сугубо сегодняшние, что называется, «на злобу дня».

Вот тут есть над чем подумать. Спокойно, без истерики. Сотрудники всех российских спецслужб любят причислять себя к чекистам. Все причисляют себя к чекистам. Причисляют, даже рискуя вызвать гнев и обвинения в свой адрес как со стороны российских либералов и правозащитников, так и со стороны и всего «цивилизованного» Запада. Причисляют себя к чекистам, даже не боясь обвинений в беззакониях и жестокостях ЧК-ОГПУ-НКВД- МГБ-КГБ.

А есть ли у нынешних «спецслужбистов» основание, а главное право, считать себя чекистами? История ВЧК и более поздних советских спецслужб – очень непроста. Трагична и жестока, отмечена героизмом, справедливыми карами врагов государства Советов, но и безвинными жертвами. Но могла ли эта история быть другой? Сомневаюсь.

Чекисты действовали во времена, когда вожди и весь наш народ были расколоты на две ненавидящих одна другую громадные людские массы. С некоторой долей условности разделение было на «красных» и «белых». На восставший против обездоленности трудовой люд и господ. Гражданские войны человеколюбием и законностью нигде и никогда не отличались. Россия – не исключение. Кровь лилась рекой. А если быть точными, то в годы гражданской войны по России текли две кровавых реки. И красные, и белые не щадили врагов. Красные не щадили белых, белые – красных. Брат на брата, сын на отца – это не выдумки писателей, так было.

ВЧК, чекисты служили карающим мечом революции. А меч – это не орало, у меча – иное предназначение. Чекисты в «гражданку» пролили много крови – факт неопровержимый. Правда, контрразведка белых в жестокости и чекистам не уступала. И после гражданской войны советские спецслужбы особым гуманизмом не отличались.

А если бы в гражданской войне победили белые, спецслужбы «чистого сословия» после военной победы, в двадцатые-тридцатые годы были бы гуманнее красной ЧК? Вот уж точно – не были бы! Борьба идей, вырвавшаяся из университетских аудиторий, конференц-залов и собраний, всегда чревата морями крови. Во всех революциях, во всех гражданских войнах, во всех странах.

Заслуживают ли чекисты оправдания и прощения? Вопрос нелепый. Такие вопросы надо задавать не обывателям, не судьям, не историкам, не политикам и уж точно не потомкам насмерть сражавшихся предков. Такие вопросы надо задавать - Истории. Правда, ответа мы не дождемся.

Но причем здесь нынешние «спецслужбисты»? Какой великой идее служат нынешние спецслужбы? В чем их «чрезвычайность»? В чем проявляется их самоотверженность и беспощадность? Кто с ними бьется насмерть? Ради чего они готовы жизнь отдать?

Что может стать яблоком раздора между многочисленными российскими спецслужбами? Разное видение путей развития страны? Приверженность разным социально-экономическим укладам? Разное представление о совершенном политическом строе в стране? Преданность разным идеям? Нет, такие «дискурсы» современных сотрудников разных спецслужб не разделяют. Ни на враждебные сообщества, ни на воинов и торгашей.

Так что, ребята из разных спецслужб сего дня, к чекистам вы не имеете никакого отношения. Не тот накал борьбы, не те страсти, не та самоотверженность. Не то пламя души. И жестокость не та, к счастью. И законности несравненно больше. И гуманизм не отвержен за ненадобностью и невозможностью следовать ему.

Нынешним «спецам» нет необходимости иметь такие горячие сердца, какие были у чекистов. И это нормально. В этом - бесспорный результат развития, расширения и углубления гуманизма в жизни, в обществе, в стране. Холодный ум всегда в цене, во все времена и во всех сферах социальной деятельности. Так что и по этому критерию сотрудников спецслужб к особой касте отнести нет оснований. А вот о чистоте рук…

Нет, не чекисты вы, господа из разных спецслужб. Это не хорошо и не плохо. Это не унижает вас и не возвышает. Это – просто факт. Независимо от того, нравится это вам и всем нам, или не нравится. А спорить с фактами был готов разве что Гегель.

Живем в странную эру. Все перехватывается, все присваивается. Чужие программы и лозунги, заводы и земли. И труды, и звания. Чужая слава тоже присваивается. Все можно, когда народ доверчив и беззащитен. Когда чужое приспособить к себе выгодно, а совесть дремлет.

И еще два момента. Первый момент. Нынешним «чекистам» гордиться спасением нашей страны от распада в девяностые годы точно нет ни оснований, ни прав. «Чекисты» как особое профессиональное сообщество (верность каждого персонального сотрудника КГБ – это сугубо личное) предали Советский Союз, на верность которому давали клятву. Ведь КГБ знал всех «прорабов-разрушителей» нашей великой державы поименно. И не принял тех мер, которые обязан (обязан!) был принять. КГБ в лице председателя Комитета В. Крючкова докладывал об опасности, надвигающейся на СССР – кому? Марионетке Горби докладывал. А обязан был защищать страну от разрушителей, несмотря на то, какую позицию занимает глава государства. Защищать, рискуя не только должностями, но и жизнями. Настоящие чекисты поступали так и только так.

А в девяностые годы уже «независимую» Россию от распада спасли не «чекисты» - спас терпеливый, спокойный, преданный своему Отечеству российский народ. Разрушители, настроенные на распад России на множество «территорий», почувствовали, что народ не пойдет за ними, сметет сепаратистов. А в новые времена Россию спасли высокие цены на энергоносители. При чем тут «чекисты»?

Да и сегодня стабильность нашего государства надежна только в речах «стабилизаторов» - президента, его сподвижников и «оптимистов» из «Единой России». Разве Чечню во главе с «преданным лично В. В. Путину» Р. Кадыровым можно считать надежным субъектом Российской Федерации? Разве все регионы уравнены в правах и обязанностях перед Федеральным центром?

Второй момент. В чем главная идея статьи В. Черкесова об опасности вражды между разными спецслужбами РФ, если очистить авторский опус от пафоса и оставить только голый смысл? Идея такова: спецслужбам огромной страны нельзя ссориться между собой. Интересно! А что это значит в переводе с пафосного на нормальный язык? Всем спецслужбам строго соблюдать законы России? Так это, теоретически, само собой разумеется, статей об этом писать не надо – всем и так ясно, что спецслужбы должны работать и жить строго по законам. Даже строже, чем другие граждане, потому что в распоряжении спецслужб имеется право на силовые действия по отношению к лицам, преступившим законы. Так что же означает призыв В. Черкесова к коллегам из разных спецструктур? Помогать друг другу? При некоторых нарушениях законов «коллегами» не принимать мер законного противодействия? Иногда поступать по принципу целесообразности – вопреки духу и букве закона?

Как ни рассуждай о «программной» статье В. Черкесова, остается много вопросов. И общее странное впечатление.

А зачем написана моя статья? Что нам какой-то там «чекизм», какие-то там выяснения отношений между спецслужбами? Бог с ними, со спецслужбами. Но в капле воды отражается море. А в статье В. Черкесова отражается пристрастие нынешних правителей ко лжи. Пристрастие к присвоению чужого себе, когда выгодно. Выгодно в самых разных отношениях. В материальном, политическом, моральном, психологическом и т.д.

Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков присваивает современным спецслужбам звание «чекистов», потому что это выгодное звание. Потому что большинство россиян с уважением относятся к чекистам прошлых времен. А ненавидящие ВЧК и все советское в России есть, но таких граждан намного меньше, чем уважающих. В политическом отношении носить звание чекиста выгодно и сегодня. Но если бы В. Черкесов встретился с настоящим чекистом, у них, мягко говоря, дружеского общения не состоялось бы. Все разделяет чекистов прошлого времени и нынешних «спецслужбистов». Служба социально разным государствам. Преданность разным (по сути – противоположным) идеям…