18+
  1. Вадим Соловьев: "Единая Россия" чувствует свою слабость

Вадим Соловьев: "Единая Россия" чувствует свою слабость

Избирательные комиссии завершили процесс регистрации партийных списков в регионах, где 8 октября состоятся выборы. У многих партий, особенно у оппозиционных, возникли серьезные проблемы с прохождением этой во многом формальной процедуры.

Об особенностях работы "избирательного сита" обозревателю Век.Ru рассказал руководитель юридической службы КПРФ, секретарь ЦК партии Вадим Соловьев.

"ВЕК": - С чем связано столь резкое ужесточение избирательных процессов?

В.Соловьев: - Если брать мартовскую кампанию и ту, которая проходит сейчас, то все специалисты отмечают, что происходит резкое обюрокрачивание процесса выдвижения и регистрации избирательных объединений и политических партий. То есть вся избирательная кампания по замыслу Центризбиркома полностью сводится к надлежащей регистрации. У партий остается все меньше сил на участие в избирательных кампаниях, проведение агитации, работу с избирателями и т.п. Ужесточение процесса, как мне кажется, связано с тем, что "Единая Россия" начинает чувствовать свою слабость. По-серьезному влиять на избирательные процессы она может только с помощью административных рычагов, с помощью которых происходит отсев опасных конкурентов. Сегодня "Единая Россия" начала сдавать свои позиции в глазах избирателя. Потери настолько серьезны, что если бы не административный ресурс, мы бы их размочалили на ближайших выборах.

"ВЕК": - Препятствия, которые чинят партиям избиркомы, кажутся смехотворными. Сегодня снять кандидатов можно из-за "ненадлежащего оформления документов". Приходилось ли КПРФ сталкиваться со случаями подобной бумажной волокиты?

В.Соловьев: - Для многих политических партий процедура оформления документов крайне болезненна. Раньше не было такого количества придирок к оформлению документов и к процессу выдвижения кандидатов. Были большие к сбору подписей, и на этой стадии отметали неугодных кандидатов. Однако не так давно ввели ряд жестких барьеров. Во-первых, ввели правило, позволяющее снимать за неправильное оформление документов. При этом ни один специалист вам не ответит, что подразумевается под "неправильным оформлением". В свое время Юрий Скуратов был снят с выборов, поскольку не указал в документах, что он является не только заведующим кафедры, но одновременно и профессором этой кафедры. Во-вторых, более жесткой стала формально-бюрократическая часть при выдвижении партийных списков региональных отделений партий. В уставах эта процедура расписана, раньше избиркомы рассматривали только верхушку этого айсберга, то есть только партконференцию на предмет соответствия уставу. Чтобы был кворум, официально признанные делегаты, чтобы протокол был правильно оформлен и т.п. А сейчас они опустили эту проверку вплоть до первичных отделений, контролируя всю процедуру выдвижения кандидатов на областную конференцию. У КПРФ она трехступенчатая. Сначала собираются "первички", затем проводится районная конференция, которая выдвигает делегатов на областную конференцию. Теперь избиркомы с помощью Росрегистрации и прокуратуры проверяют всю цепочку снизу доверху. Делается все это только для того, чтобы "нарыть" какие-то нарушения. Понятно, что сегодня любой политической партии не хватает достаточного количества профессионалов, которые могли бы четко и без ошибки оформить все необходимые документы. Деньги на содержание такого штата бюрократов имеются только у "Единой России".

"ВЕК": - Закономерный вопрос: почему у самой "Единой России" не возникает проблем с регистрацией? Могут ли вообще "единороссов" снять с выборов?

В.Соловьев: - Чтобы сняли "Единую Россию" - это совершенно не реально. Во-первых, потому что "Единая Россия" - это профсоюз чиновников, а не партия. Во-вторых, у них действительно очень большой штат профессионалов. Это бывшие партийные работники, которые работали в райкомах и обкомах, секретари, которые получили надлежащие образование. По моим посчетам, у "Единой России" более тысячи юристов. У нас, хотя мы являемся второй партией по численности, всего 15! Возможности, как видите, несоизмеримые. Мы вынуждены постоянно командировать своих специалистов в регионы, чтобы они наблюдали за процедурой выдвижения и регистрации.

"ВЕК": - Являются ли нынешние избиркомы полностью независимыми?

В.Соловьев: - Ни для кого не секрет, что 90% председателей и секретарей региональных комиссий укомплектованы по рекомендации "единороссов". Отсюда и столь либеральное отношение к партии власти со стороны избирательных комиссий. Рекомендуют кандидатуры председателей комиссий губернатор, законодательное собрание и партии. Ситуация очень интересная. Сколько мы не давали рекомендаций - только ухудшали положение того или иного члена комиссии. Если уж компартия рекомендовала, то его точно зарубят. Мы попробовали три-четыре раза и отказались от этой практики: людям только хуже от наших рекомендаций. А когда "Единая Россия" просит, да плюс губернатор, да плюс представитель президента, то тогда, как правило, вопросов не возникает. Еще, на что я обратил внимание, это то, что примерно 40% председателей - это бывшие сотрудники спецслужб. Это военная прокуратура или ФСБ и МВД. При всем моем к ним уважении, беда таких председателей в том, что они люди приказа, которые выполняют то, что говорят сверху.

"ВЕК": - В каких регионах, из тех, где пройдут выборы, у КПРФ возникли проблемы?

В.Соловьев: - На стадии регистрации у нас были проблемы в Чувашии, Астраханской области, Свердловской и Липецкой. В Чувашии возникли сложности с конференцией. Начали требовать документы по выдвижению кандидатов. Мы доказали, что требования эти незаконны. Тогда они отыгрались на местной комсомольской организации, потребовав от нее документы, начиная с 2000 года. В Свердловской области такая же ситуация. Придрались к тому, что у нас есть партийцы, которые проживают в закрытых территориальных образованиях. У них другие штампы в паспортах, а не регистрация. В Липецкой области были чисто технические придирки: букву не там написали, дату не там поставили. По десть раз заставляли переписывать заявления, протоколы. В Астрахани опять-таки к численности конференции придрались. В соответствии с законом, партии должны иметь не менее 500 человек в региональных отделениях. В свое время, когда Астраханское отделение проходило регистрацию, была заявлена численность в 1000 человек. Мы дали список на 700, указав фамилии, адреса, места работы и проч. Но, опасаясь, что могут начаться преследования, на всех человек мы никогда не даем полные списки. Теперь заставляют раскрывать всю нашу партийную структуру, давать полные списки.

"ВЕК": - Почему это происходит? Может быть, выборы хотят сделать более прозрачными?

В.Соловьев: - Если бы! Им действительно очень интересно знать всю нашу структуру и всех наших спонсоров. Для чего? Чтобы в нужный момент, когда последует команда, открутить им головы. Дело в том, что среди функционеров "Единой России" также немало представителей спецслужб, которые методы борьбы с внешним и внутренним врагом переносят на борьбу с политической оппозицией. В итоге КПРФ, "Яблоко" или СПС воспринимаются ими в качестве врагов, которых нужно уничтожать. Они не рассматривают оппозицию как важный аспект развития демократического процесса в стране и не понимают, что монополия на власть может привести к огромным проблемам.

"ВЕК": - Сегодня Центризбирком много внимания уделяет источникам финансирования партий. Вы поддерживаете идею борьбы с "серыми" доходами?

В.Соловьев: - У нас, начиная с 1993 года, была серьезная спонсорская помощь со стороны юридических лиц, среди них были строительные компании, банки. Когда началась вся эта кампания по раскрытию спонсоров под предлогом борьбы с теневыми деньгами, которые отмываются через выборы, намерения были самыми благими. Однако скоро их стали юридически уничтожать, давить на компании. В свое время нас очень поддерживал Росагропромстройбанк, который возглавлял Виктор Видьманов. Он сейчас депутат Госдумы от нашей партии. Перед выборами 2003 года на него возбудили уголовное дело и терзали до тех пор, пока он не свернул свой бизнес. Был у нас депутат Александр Афанасьев из Санкт-Петербурга, который владел сетью аптек. Не так давно он перешел в "Единую Россию". Почему? Потому что известные ребята пригласили его и сказали: "Будешь помогать коммунистам - от твоего бизнеса ничего не останется". Сегодня мы все данные о наших спонсорах передаем Центризбиркому. Сами понимаете, что дальше происходит, ведь у нас гарантии тайны нет никакой. После дела Ходорковского количество людей, готовых открыто спонсировать будь то правую или левую оппозицию, равно нулю. Сегодня можно открыто спонсировать разве что "Единую Россию", "Партию Жизни", Партию Пенсионеров, ЛДПР. В итоге сегодня у нас среди спонсоров осталось всего 4 юридических лица. Остальные 17 тысяч - это физические лица. В прошлом году мы получили от граждан порядка 8 млн. рублей. Поэтому заявление Александра Альбертовича о том, что фонды, которые помогают партиям, надо ликвидировать, у меня как у юриста вызывают двоякое чувство. С одной стороны, сделать финансирование политических партий прозрачным действительно необходимо. С другой, спонсоры, сдавая деньги в фонд, уходят от прямого засвечивания своих политических симпатий. Самое удивительное, кстати, что фондами в основном пользуется как раз "Единая Россия", в то время как у нас фондов нет.

"ВЕК": - Сегодня идут процессы по ужесточению избирательного законодательства. Недавно была изъята из бюллетеней графа "против всех". По всей видимости, процесс этот еще не закончен. Какие ужесточения законодательства Вы предвидите?

В.Соловьев: - Во-первых, "Единая Россия" однозначно протащит, несмотря на позицию спикера Совета Федерации Сергея Миронова, досрочное голосование. А это фактически фальсификация выборов. Расскажу о таком случае. Не так давно проходили выборы в городскую думу в Орле. Избирательный участок находился в компании "РегионГаз" и ее глава шел по этому избирательному участку депутатом. Около 300 человек проголосовали досрочно. Наши члены комиссии потребовали отдельного пересчета голосов досрочно проголосовавших. Оказалось, что 298 человек проголосовали за директора "РегионГаза" и только два - за оставшихся восемь кандидатов. В общем, использование механизма досрочного голосования - это фундамент для фальсификации выборов. Кроме того, уже вброшен в умы вопрос о введении ответственности за неявку на голосование. Озвучил это предложение Жириновский, который, как всегда, является рупором Кремля. Заставлять людей участвовать в выборах будут самыми различным способами. Недавно я встречался с секретарем КПРФ в Чечне, который рассказал, что для обеспечения явки на выборы в республике применялся очень интересный метод. Был пущен слух, что компенсацию за ущерб, нанесенный войной, получат только те, кто придет на выборы.

"ВЕК": - Могут ли снизить порог явки избирателей, в соответствии с которым выборы признаются состоявшимися?

В.Соловьев: - Не думаю, что порог снизят до 10 процентов или совсем отменят. Уменьшить порог явки будет неэтично даже для нашей власти.

"ВЕК": - Как вы относитесь к возможному внедрению практики электронного голосования?

В.Соловьев: - Если КОИБы введут везде, то можно забыть о свободных выборах. Результаты будут заведомо такие, которые угодны власти, поскольку их практически невозможно проверить. Никто не гарантирует, что в КОИБах не будет стоять программа, которая будет показывать те цифры, которые туда ввели заранее. Добиться пересчета голосов можно только в том случае, если для этого есть существенные основания. Но сколько мы не пытались добиться в Москве пересчета голосов на участках, где применялись комплексы, ни на одном нам не разрешили вручную пересчитать голоса. Наши жалобы не сочли достаточными для пересчета.

"ВЕК": - Коммунисты много судятся, оспаривая результаты выборов. Есть ли существенные успехи?

В.Соловьев: - Практика в этом вопросе у нас действительно большая. Если нас прижимают, мы всегда судимся, пишем жалобы. Вот на последних выборах президента мы обнаружили факты фальсификации на 17 участках в Адыгее. Путину пририсовали примерно 18% голосов. У кандидата от КПРФ Николая Харитонова забрали примерно 40% голосов, а у Ирины Хакамады - 90%. По нашим жалобам были возбуждены уголовные дела. Члены избирательных комиссий сразу раскололись и все рассказали. Прокуратура года два вела уголовные дела, затем дело было передано в суд, который освободил обвиняемых от ответственности "за деятельным раскаянием". Действительно, норма такая есть, но применять ее к выборам просто абсурдно! В 1996 и в 1999 годах нам удалось довести ряд уголовных дел до вынесения приговоров. Реальную отсидку никто не получил. Глава Яйского района Кемеровской области получил два года условно. Это потолок привлечения к уголовной ответственности. С 1999 года, как только Владимир Владимирович пришел к власти, все наши жалобы заканчиваются ничем. В судах не допрашиваются свидетели, ни одно наше ходатайство не удовлетворяется. И я понимаю почему. Система фальсификации уже создана, и если начать выдавать санкции на арест председателей избиркомов, то она рухнет.

"ВЕК": - Чего вы ожидаете от выборов, которые состоятся этой осенью? Возможно ли сегодня применение "грязных" технологий, и дадут ли коммунистам столько же эфирного времени, сколько "единороссам"?

В.Соловьев: - То небольшое количество бесплатного времени, которое нам положено по закону, как правило, нам предоставляют. Однако это не касается новостных и авторских программ, доля которых к агитационному периоду существенно возрастает. Они целиком посвящены "Единой России". Губернатор возглавляет партийный список, и он же продолжает мелькать на экранах. В новостях: то он школы открывает, то больницы. Везде одна "Единая Россия". Оппозиционным партиям попасть в эфир можно только за большие деньги, которых у нас, обычно, нет. Что касается "черных" технологий, то они никуда не делись. На днях мне из Чувашии сообщили, что там вышла газета с компроматом на Геннадия Зюганова. Взяли все, начиная с 1993 года, что было написано про компартию со ссылками на семигинскую "Родную газету", "Московский Комсомолец", Компромат.Ru. Зюганов опять стал владельцем фабрик и домов на Кубе, написали про него, что он торгует местами в партийных списках, что ему дал Саддам Хусейн 1,5 млн. тонн нефти, и так далее. Местной прессе попросту выламывают руки и заставляют публиковать подобные материалы. Существуют и факты физического запугивания наших активистов. Регулярно свершаются нападения на наши штаб-квартиры. Сейчас я на контроле держу около 40 фактов воздействия на коммунистов, начиная от убийств и заканчивая похищениями и нанесением телесных повреждений. Вот вам пример. Во время муниципальных выборов в Звенигороде выкрали нашего кандидата. Но самое главное, что имеются 40 фактов откровенного бандитизма, и только по одному из них дело дошло до суда и привлечения к уголовной ответственности.

"ВЕК": - Может ли здесь как-то помочь закон "О противодействии экстремизму"?

В.Соловьев: - Это страшный закон. Для того чтобы бороться с политическим бандитизмом, в Уголовном кодексе достаточно статей. Главное, чтобы прокуратура имела волю доводить расследования до конца. Этот закон позволит признать любую критику чиновника экстремизмом и привлечь за это к уголовной ответственности. С выборов можно будет снимать любых кандидатов и любые партии. А как тогда вообще выражать свое отношение к действиям правительства или политических противников, находящихся у власти? Формулировка закона абсолютно расплывчатая, и под нее можно подогнать все что угодно. На правовом языке это называется правовой беспредел.