18+
  1. «Южный поток» превращается в «словесный»

«Южный поток» превращается в «словесный»

«Южный поток» превращается в «словесный»
«Южный газовый коридор», строительство СПГ-терминалов и поворот «Южного потока» в Турцию стали основной темой европейских чиновников. Несмотря на сомнения многих экспертов в том, что ЕС сможет найти замену российскому газу, все чаще звучит: Брюссель добудет-таки трубу. ЮП на самом деле не был реальным приоритетом Еврокомиссии?

События на Украине отошли на второй план. South Stream стал мейнстримом в Европе и России – Москву обвиняют в том, что она «вертит» газопроводом, как хочет, не испросив разрешения у европейских коллег.

А сам Брюссель тут же говорит о том, что у него уже есть газовая альтернатива. Приоритетом для ЕС стал проект «Южный газовый коридор» (ЮГК), создание которого ЕК инициировала еще шесть лет назад. Напомним, ЮГК – потенциальный проводник «голубого топлива» из Каспийского региона и из стран Ближнего Востока в обход России в Европу. Участники проекта – Азербайджан, Грузия, Египет, Ирак, Казахстан, Турция и Туркменистан. Целая кавалькада европейских чиновников в минувший вторник отметилась пресс-релизом, где было заявлено о том, что ЕС «по-прежнему должен твердо придерживаться задач интеграции газовых рынков Центральной и Юго-Восточной Европы и диверсификации поставщиков газа, его источников и маршрутов поставок».

Еврокомиссар по делам Энергетического союза Марош Шефчович заявил, что первый газ по ЮГК должен поступить в Европу к 2019 году. Он также отметил, что министры энергетики стран ЕС уже рассмотрели варианты упрощения политических и бюрократических проблем при реализации этого европейского энергетического проекта, а также оказания содействия в решении этих проблем между его участниками за пределами ЕС.

Ожидается также, что через ЮГК в Европу можно будет «перекидывать» от 60 до 120 млрд. кубометров каспийского и центральноазиатского газа в год (ЮП предлагал 63 кубометра). На данный момент стоимость проекта оценивается в $45 млрд. Он состоит из двух частей: из Баку газ попадет в Турцию по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), затем - по Трансадриатическому (TAP) - будет поставляться в Европейские страны: Италию, Грецию и Албанию. Ранее в ЮГК входил даже проект Nabucco, на сегодняшний день фактически провалившийся. Но, возможно, и он сможет стать частью ЮГК.

По словам Шефчовича, ЕС уже получил заверения Азербайджана и Турции в приверженности реализации проектов по «Коридору». В рамках ЮГК также рассматривается вариант Транскаспийского газопровода, по которому в Европу должен пойти газ из Туркменистана.

По мнению замгенерального директора Центра политической информации Анны Луневой, Еврокомиссия, безусловно, пытается «сохранить лицо» в этой истории. «На юге Европы нет необходимой инфраструктуры, которая позволит развести этот газ по европейским странам, в частности в Сербию, Венгрию, Хорватию, Болгарию, - пояснила эксперт «Веку». - Нет таких заводов, которые позволяли бы эффективно перекачивать газ из одной части Европы в другую. Также никто не гарантирует, что через ЮГК будет дешевле поставлять «голубое топливо», чем из России, да и ресурсная база там вилами на воде писана.

То, что сегодня может предложить Азербайджан, - до 10 млрд. кубометров. Из этого количества мало что останется Восточной Европе. Опять же Туркменистан ничего не сможет поставлять, пока не будет решен спор между ним и Азербайджаном о разделе дна Каспийского моря. Те договоренности, которые пару месяцев назад были достигнуты по Каспию, все равно весьма и весьма поверхностны. И никаким образом не отражают изменения позиций хотя бы одной из пяти каспийских стран».

У Туркменистана на самом деле колоссальные запасы газа, при нынешней добыче Ашхабад мог бы поставлять Европе 40 млрд. кубометров, которые не восполнены Россией, говорит Лунева. Правда, для этого требуется построить СПГ-терминал и инфраструктуру для Транскаспийского газопровода, но еще вопрос, за чей счет будет реализовываться этот мегапроект.

Однако проблема инфраструктуры коснется и российской трубы. В той же Турции пока нет мощностей для приема, хранения и транзита объемов российского газа. Да и наверняка «Южный поток 2» и ЮГК в турецком пункте пересекутся, и возникнет инфраструктурная конкуренция, говорят эксперты.

Россия также не застрахована от очередной серии с Третьим энергопакетом, которым ЕК размахивала как флагом, тормозя «Южный поток». Вспомним, что Анкара ведет переговоры о вступлении в ЕС, и, если они закончатся успешно, турецкие власти будут приводить свое законодательство в соответствие с европейским.

Как пояснил «Веку» завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов, на самом деле ЮП никогда не был реальным приоритетом Еврокомиссии, и европейские чиновники всегда искали альтернативных поставщиков.

«Ну, да, пока есть только 10 млрд. кубометров в будущем от Азербайджана. Но сейчас вопрос в том, что вместо всеми ожидавшегося роста в Европе спад потребления газа и до 2020 года ожидается только восстановление на уровне 2007-2008 годов, - рассказал эксперт «Веку». - Но при этом есть еще падение внутренней добычи, так что импорт будет расти, в том числе и из РФ. С другой стороны, газ активно выталкивают из электроэнергетики, он неконкурентоспособен в сравнении с дешевым углем и субсидируемыми ВИЭ. Например, в Германии в первом полугодии этого года уже 28% электроэнергии вырабатывали из ВИЭ, хотя недавно это казалось просто фантастикой.

Новая инфраструктура с точки зрения простого баланса мощностей - не нужна. «Северный поток» загружен на 60%, через Украину можно вообще нарастить объем до 140 млрд. кубометров в пределе, а в этом году будет где-то только 60-70 млрд. кубометров. Европейцам кажется, что (с нашим упорством вокруг «Южного потока») мы хотим над ними доминировать в энергетике, поэтому они и не любят этот проект - хотят диверсификации. А нам ЮП нужен, чтобы не иметь дела с Украиной и не платить Киеву за транзит газа каждый год по $3 млрд. Так что даже супердорогой проект имеет смысл», - говорит Агибалов.

Тем не менее, эксперт добавляет, что заместить российский газ в обозримой перспективе нельзя. Это слишком большие объемы. В прошлом году доля «Газпрома» в потреблении ЕС составила 34%.

Как сторонам выйти из пикантной ситуации, не потеряв лица, рассказал «Веку» частный бизнес-ангел Дмитрий Черняк. «Для России строить «Южный поток» на фоне падающей добычи, перспектив американского экспорта в Европу и улетевшей вниз цены барреля – совсем не в дугу и не в тую. Да и с самого начала экономика этого проекта сильно хромала в угоду политическим амбициям. Однако заявить: «Все, мы облажались» - тоже не хорошо и грозит потерей лица. Но вот сослаться на злонамеренное сопротивление Европы как на объективную причину – дело приятное. Одним выстрелом – двух зайцев. Для Брюсселя же «Южный поток» ни по экономическим причинам, ни по политическим выигрыша не несет.

Единственные, кто теряет возможность немного урвать от энергетической трубы, – младоевропейские страны. Но с их элитой не сложно договориться обеим сторонам. Вот и возникает вопрос: риторика всех сторон, обвиняющих в срыве строительства своих vis-a-vis, не тайно ли согласованная элитами позиция? А что, и лицо сохранили, и бессмысленный для всех сторон проект закрыли», - делает вывод эксперт.

В общем, ясно, что ничего не ясно. Полемика вокруг «Южного потока» уже напоминает поток словесный. Все стороны стараются демонстрировать уверенность в завтрашнем дне, но по ключевым вопросам (а их очень много) хранят молчание.