18+
  1. Ждите ответа

Ждите ответа

Ждите ответа
Второй по величине государственный банк ВТБ недавно пообещал россиянам, что его руководитель Андрей Костин ответит на все интересующие их вопросы в ходе «прямой линии», которая состоялась 8 декабря.

Ограничение на вопрошающих наложили одно: избегать грубости и непристойных высказываний. Круг тем ограничен не был. И люди спросили...

Второй по величине государственный банк ВТБ недавно пообещал россиянам, что его руководитель Андрей Костин ответит на все интересующие их вопросы в ходе «прямой линии», которая состоялась 8 декабря. Ограничение на вопрошающих наложили одно: избегать грубости и непристойных высказываний. Круг тем ограничен не был. И люди спросили. На форумах и в блогах теперь бурно обсуждают, что самые насущные и интересные вопросы оказались для банкира неудобны, и он на них не ответил. «Такое ощущение, что они сами испугались прямой линии», - пишут в интернете те, кто не постеснялся спросить. «Что же это за «прямая линия» такая, на которой корректно заданные вопросы отсеиваются модераторами по принципу «не о том»!», - возмущаются граждане.

Выложенное банком в Youtube видео c ответами Костина на «пять самых интересных вопросов», действительно, мало похоже на «прямую линию», а больше – на домашние заготовки. И к своему удивлению граждане узнали, что в деятельности ВТБ их, оказывается, больше всего интересует судьба Еврозоны и спортивного общества «Динамо», спонсируемого ВТБ. Ну и, конечно, низкая стоимость акций банка. Это один из немногих наболевших вопросов, которые прошли отбор. Да и то потому, что Костин за четыре года после «народного» IPO банка привык на этот вопрос отвечать и, скорее всего, выработал к нему своеобразный иммунитет.

В своем обычном духе он ответил на вопрос «пострадавших народных акционеров» (а таковых у ВТБ более 180 тысяч) и на «прямой линии». «Мировая экономика в кризисе, поэтому акции не растут в цене, все наладится только после того, как придет стабильность, а вы, граждане, просто психологически привыкли зарабатывать на акциях «Сбербанка» и слишком много на данном этапе ждете от бумаг ВТБ », - такова квинтэссенция его ответов на многочисленные вопросы по этому поводу. Но граждане-то ждали совсем другого. Ведь когда-то, видимо в порыве чувств, Костин рассказал, как его гложет в неудачный момент проведенное IPO. «Так сделайте что-нибудь!», - предложили россияне. В тот момент и появилась у вкладчиков смутная надежда на то, что банк возьмет да и выкупит у них свои акции обратно по цене размещения.

И это решило бы якобы психологические, а на самом деле материальные проблемы миноритариев: ведь покупали они акции по 13,6 копеек за штуку, а сейчас они стоят 6 копеек. Наивные! На «прямой линии» Костин фактически лишил желающих вернуть банку его дешевые акции надежды. «Мы пока не согласовали юридически приемлемую схему для такого рода выкупа», - сказал он, призвав миноритарных акционеров к терпению. Возникает вопрос: «Схему еще не выработали, потому что «работаете, не просыхая», как сказал Костин премьер-министру Владимиру Путину недавно?». Тогда, на инвестфоруме «Россия зовет!» он, конечно, оговорился. Но оговорочка-то - по Фрейду. «Не просыхают, вот и некогда им!» - это так понятно любому россиянину.

С дивидендами тоже дело обстоит не лучше. «Задача их повышения всегда в конфликте с задачей повышения капитализации банка», - открыл глаза акционерам Андрей Костин. По его словам, банк, конечно, понимает, что дивиденды надо повышать, но пока есть то, что есть – пять копеек на акцию, выплаченные банком в прошлом году при прибыли в 54 млрд. рублей. А в этом году ВТБ планирует получить, как рассказал его руководитель, порядка 100 млрд. рублей чистой прибыли. Правда, пока, по российской отчетности, которую банк не комментирует, за 10 месяцев года его прибыль снизилась в 46, 6 раз и составила всего 980,8 млн. рублей. Впрочем, не сходится у ВТБ не только с отчетностью по российским и международным стандартам. Ведь получается, что в любом случае не произошло ни роста капитализации, ни дивидендов. На что же деньги уходят? Логичный ответ напрашивается сам собой: на бонусы банкирам. По их величине в первом полугодии этого года ВТБ лидирует: 419, 6 млн. рублей. ВТБ 24 заплатил топам еще больше: 775, 3 млн. рублей. Как объяснил глава банка неприкосновенность бонусов, «это часть рыночной системы мотивации сотрудников». А вот снижение капитализации он смог объяснить только тем, что все ведущие банки Европы и Америки тоже ее теряют. Это очень удобное объяснение. Но российских налогоплательщиков, все же, интересуют наши банки, которых на бюджетные деньги поддержали в кризис. ВТБ, в частности, на спасение от государства получил минимум 380 млрд. рублей. А в 2011 году потратил 108 млрд. на покупку 47% Банка Москвы, что для бюджета оказалось почти равно цене его спасения. А позже ВТБ попросил у государства на санацию «Банка Москвы» еще, и Агентство по страхованию вкладов дало ему 295 млрд. рублей на 10 лет под минимальную ставку 0,51% годовых.

Заинтересованные налогоплательщики спросили на «прямой линии»: «Зачем вам нужен Банк Москвы с такими проблемами?» Ведь сегодня уже и школьнику понятно, что на выделенные деньги можно было открыть новый процветающий банк, который бы выполнил обязательства перед клиентами Банка Москвы. Летом Костин говорил красивые слова о том, что покупка Банка Москвы поможет ВТБ развить бизнес. Теперь он уже этого не говорит. Мало того – он признал, что в Банке Москвы воровали по-крупному. «А сейчас мы имеем, что имеем», - сказал Костин, пообещав довести Банк Москвы до ума. «Ответ так ответ», - подумали граждане, не удовлетворившись им. Ни для кого не секрет, что бывший глава Банка Москвы Андрей Бородин заявил недавно, что банк у него отобрали. И граждане в это верят. Ведь, ВТБ, действительно, ловко удалось втянуть государство в историю с Банком Москвы. На это Костину попенял недавно и Владимир Путин. И правда, странно, когда крупный банк решается на покупку другого банка и, начав это дело, идет за деньгами к государству. И это при том, что у Банка Москвы были и другие покупатели. Эксперты не раз отмечали, что до самого конца в ситуацию с Банком Москвы могли вмешаться другие люди и договориться с Бородиным полюбовно. Но заявивший в узком кругу Костин о том, что объявляет Бородину «личную вендетту», не отступил. Россияне это объясняют, судя по тому, что пишут в сети, просто: «Банк Москвы нужен ВТБ потому что и в ВТБ тоже воруют». Известный блогер и борец с коррупцией Алексей Навальный так прямо и написал: «В ВТБ крадут страстно и воодушевленно, это настоящие профессионалы – певцы мошенничества и расхищения». Парадоксально, но признал некоторые нелицеприятные факты и сам Андрей Костин, отвечая на «прямой линии» на вопрос о многострадальных буровых установках.

История эту сделал достоянием гласности все тот же Алексей Навальный. Он подсчитал, как заработал ВТБ на лизинговой сделке по этому обрудованию. Схема оказалась проста: ВТБ купил установки не у производителя, а у посредника и сдавал в аренду через посредника. На этом при покупке 30 установок, стоящих $10 млн. каждая, банк потерял $156 млн. Ведь покупал он у кипрского посредника оборудование по $15 млн. за штуку. «У нас на работе тоже закупили компьютерное обеспечение за миллион рублей, тогда как могли купить за 500 тысяч. Откаты!», - уловил знакомую схему один из блогеров. Сдавал банк оборудование в аренду не непосредственно буровикам, которые так в нем нуждались, а посреднику. Посредник же предлагал буровикам установки в два раза дороже, чем они могли бы получить напрямую у банка. Вот такой бизнес! На «прямой линии» Костин заверил россиян, что виновные уволены или наказаны, фактически признав правоту Навального. Углубляться в эту тему дальше он не стал.

Вот и получилось, что на самые волнующие наших граждан вопросы Андрей Костин так и не ответил. Например, на этот: «Считаете ли Вы, что ваш банк, получивший в кризис помощь от налогоплательщиков, имел право использовать выявленную схему с буровыми установками?». И на этот: «Считаете ли вы оправданным выделение почти 300 млрд. из бюджета на оздоровление Банка Москвы уже после того, как он перешел к ВТБ, при дефиците бюджета и растущих тарифах на ЖКХ?». И на это вопрос он тоже не ответил: «Это правда, что в ВТБ топ-менеджерами работают сыновья директоров ФСБ России?». И в ответ на это Костин тоже ничего не сказал: «На каких основаниях всю армию без спроса перевели на обслуживание в ВТБ?». История, кстати, весьма занятная. По факту массового перевода счетов военных в ВТБ (уж не за откаты ли?) Федеральная антимонопольная служба завела дело в отношении Минобороны по признакам нарушения «Закона о конкуренции», которое рассмотрит в декабре.

Теперь у граждан вопрос к ВТБ всего один: «Зачем так называемую «прямую линию» проводили?». Честнее было бы этого вообще не делать. Хотя Костин на этот вопрос частично ответил на самой «прямой линии». «Наш банк не может быть информационно закрытым, поскольку акции торгуются на российских и мировых площадках», - сказал он. Он заверил, что ВТБ намерен придерживаться политики открытости и дальше. Правда, по словам банкира, в этом вопросе важен компромисс с понятием банковской тайны, соблюдения которой требуют клиенты банка. Пожалуй, «прямая линия» стала не лучшим образцом компромисса банка с самим собой.

Последние новости