18+
  1. Будут ли США противостоять России?

Будут ли США противостоять России?

Будут ли США противостоять России?
Пытаясь противостоять интеграции постсоветских стран в Евросоюз, Россия играет против себя. ЕС потерял Армению, но это заставило европейских чиновников активнее взяться за защиту остальных стран, чтобы те под давлением России не изменили своего внешнеполитического вектора.

Определенных успехов недавно добился президент России Владимир Путин, воспользовавшись своей поддержкой режима Асада в Сирии, чтобы укрепить позиции Москвы на Ближнем Востоке. Но его достижения на этом фронте гораздо менее важны, чем все серьезные проблемы Москвы в ее "ближнем зарубежье" - так она называет стратегически важный регион, с которым граничит на западе.

Классическое в прошлом, во времена Холодной войны, соперничество между Востоком и Западом возрождается, но Соединенные Штаты выразительно держатся в стороне. Россия применяет экономические санкции и угрозы безопасности посткоммунистических стран, чтобы затянуть их в свой ​​евразийский Таможенный Союз, а также заблокировать реализацию программы Восточное партнерство Европейского Союза, целью которой является реформы и возможная интеграция Азербайджана, Армении, Беларуси, Молдовы Грузии, и Украины в структуры Евросоюза. Давление России усиливается с приближением ноябрьского саммита в Вильнюсе, на котором несколько стран могут подписать соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС.

Пока только Армения уступила давлению России, согласившись присоединиться к Таможенному Союзу, после того, как Москва, гарантирующая безопасность Армении от угрозы со стороны соседнего Азербайджана, подписала контракты о продаже последнему военной техники на $ 4 млрд.

Во всех других случаях запугивания со стороны Москвы привело к противоположным результатам. Россия запретила импорт молдавских вин, пригрозила прекратить поставки газа в эту страну, и предупредила, что население оккупированной ею сепаратистской территории - Приднестровье - будет сопротивляться любым соглашениям с ЕС. Однако, Молдова стала еще более решительно настроена парафировать соглашение о свободной торговле с Евросоюзом в Вильнюсе, и отреагировала на возникшую угрозу энергетической блокады, быстро договорившись с Румынией построить трубопровод, который соединял бы эти две страны.

Грузией, являющейся главной жертвой российских блокад и угроз в течение многих лет, руководит премьер-министр Бидзина Иванишвили, который, как известно, менее враждебно настроен по отношению к России, чем президент Михаил Саакашвили, который вскоре уйдет в отставку. Однако, Грузия также намерена парафировать соглашение о свободной торговле в Вильнюсе, давая понять, что европейская интеграция является выбором целой страны, а не отдельной партии.

Украина является крупнейшим призом в этом соперничестве, и ее запугивания Россией особенно контрпродуктивны. В дополнение к привычным угрозам экономического характера и торговым санкциям, включая запрет на импорт украинских конфет, Путин оскорбил украинцев во время государственного визита в июле, сказав, что они и русские являются "единым народом", и что Украина процветала при советской власти - полностью проигнорировав голод начала 1930-х годов, который украинцы называют голодомором.

В речи на День независимости в конце августа, президент Украины Виктор Янукович назвал ассоциацию с Европейским Союзом "важным стимулом для формирования современного европейского государства". В короткий срок парламент Украины принял законы, которые требовал принять ЕС и которые касаются таких проблем, как коррупция, импортные пошлины, содержание заключенных. Дочь Юлии Тимошенко, заключенного бывшего премьер-министра, на освобождении которой настаивает ЕС, сказала, что она надеется, что ее мать неизбежно выпустят на свободу.

Российское интернет-издание Gazeta.ru недавно заявило, что "шантаж является худшим из возможных способов рекламы экономического сотрудничества". Но проблема России - это не только плохой выбор тактики. Ее посткоммунистические соседи предпочитают выбрать скорее относительную динамику Европы - со всеми ее долгами и проблемами роста - чем застойную экономику России, и они не имеют никакого интереса к внезапному повышению импортных пошлин, чего потребует вступление в протекционистский евразийский Таможенный Союз.

Процесс, который проходит в Европе, почти не привлекает внимания американских медиа или администрации Обамы, которая, в основном, направлена ​​на Ближний Восток и его "сдвиг" в сторону Азии. Но эти возможности для США являются значительными, и Вашингтон мог бы серьезно помочь этому процессу.

Соединенные Штаты должны вступить в диалог с правительствами и гражданским обществом в Украине, Грузии и Молдове, для того чтобы идущий в данный момент процесс реформ не только способствовал увеличению объемов торговли и экономического развития, но и привел к формированию правительств, которые будут менее коррумпированными и более подотчетными своим обществам. Соглашения об ассоциации этих стран с Европейским Союзом должны рассматриваться не как цели сами по себе, а как отправные точки, которые делают возможным проведение глубоких реформ и установления более подлинной демократии.

Российская демократия также может выиграть от этого процесса. Решение Украины приблизиться к Европе ускорит конец идеологии российского империализма, представителем которой является Путин. Есть также признаки появления нового русского национализма: высокие результаты лидера оппозиции Алексея Навального на недавних выборах мэра Москвы и опросы, указывающие на рост недовольства Путиным в российской провинции, его традиционной социальной базы. Этот национализм заинтересован не в восстановлении имперского величия России, что было бы немыслимо, если бы Украина сблизилась с Европой, а в борьбе с коррупцией и решении серьезных экономических и социальных проблем русского народа.

Россияне тоже стоят перед выбором, и Путин может проиграть не только в "ближнем зарубежье", но также в самой России.