18+
  1. «Дочкам» «Мечела» тоже нужен «доктор»

«Дочкам» «Мечела» тоже нужен «доктор»

«Дочкам» «Мечела» тоже нужен «доктор»
«Дочки» металлургической компании «Мечел» получают все новые иски о банкротстве – в Кемеровской области зарегистрирован уже 19-й иск к структурам Игоря Зюзина. ГК обременена огромными долгами, но ее руководство пытается сохранить «хорошую мину» при явно плохой игре. Вероятно, именно сейчас г-ну Зюзину не помешал бы «доктор».

Дочерние структуры «Мечела» с осени 2013 года получили уже почти два десятка исков о банкротстве за неисполнение обязательств по контрактам. На сей раз Арбитражный суд Кемеровской области зарегистрировал заявление о признании банкротом «дочки» ОАО «Мечел-Майнинг» - ОАО «Южный Кузбасс». Истцом выступает ООО «Горно-промышленная компания «Искатель», отмечает РАПСИ.

Ранее, 6 ноября, седьмой арбитражный апелляционный суд подтвердил решение нижестоящего суда о взыскании с ОАО «Южный Кузбасс» более 1 млн. рублей в пользу компании «Искатель». Еще раньше другие дочерние предприятия «Мечела» - «Мечел-Ремсервис», «Якутуголь», Челябинский металлургический комбинат, Коршуновский ГОК, «Мечел Транс Восток», «Ижсталь» и другие также получили иски, правда, часть этих дел закрыли из-за отзыва претензий заявителями, пишут «Ведомости».

Юристы говорят: даже если дочерняя компания будет признана банкротом - это не обанкротит материнскую компанию. Мол, «мать» не отвечает за долги «дочек». Правда, если не будет доказано, что они не исполняли своих обязательств по прямому указанию головной структуры. Однако, считают наблюдатели, в любом случае банкротство «дочек» еще сильнее ударит по «Мечелу», чье финансовое состояние весьма плачевно.

Чистый долг компании на 6 декабря 2013 года составил $9,4 млрд. (при том, что капитализация «Мечела» всего $900 млн.), 2,4 млрд. из них - облигационные заимствования, остальное - кредиты госбанков и привлеченные синдицированные кредиты. Убыток компании за первые девять месяцев 2013 года составил $2,2 млрд., она продала часть активов, сократила зарплаты и даже премии руководству.

Между тем, на этом кризисном для «Мечела» фоне недавно назначенный гендиренктор Олег Коржов говорит о каких-то «успехах в реализации стратегии». «Нам удалось продать ряд активов, не соответствующих стратегии дальнейшего развития в металлургическом и ферросплавном сегментах и сконцентрироваться на наших приоритетных направлениях - горной добыче и металлургии полного цикла», - говорит топ-менеджер.

«То, что компания сообщила об успехах в реализации стратегии, это нормально. Ни одно адекватное руководство не будет говорить во всеуслышание о наличии серьезных проблем, это приведет к тому, что инвесторы просто разбегутся, и компании будет еще тяжелее выходить из сложившейся ситуации, - пояснила «Веку» аналитик «Альпари» Анна Кокорева. - На текущий момент компания «Мечел» проводит структурные реформы, избавляется от непрофильных, убыточных и иных активов, что в перспективе поможет ей погасить часть долгов. В итоге компания станет меньше, а, значит, более маневренной и управляемой. Гигантом всегда управлять тяжело, возникает масса неэффективностей. В целом сейчас вся отрасль переживает не лучшие времена».

Четвертый квартал 2013 года, по оценке некоторых экспертов, лишил «Мечел» возможности какого-либо роста в нынешнем году. А слова о продаже непрофильных активов, судя по всему, лишь подтверждают подозрения аналитиков о том, что у ГК просто нет других средств для выхода из тупика.

По мнению аналитика «Ренессанс Капитала» Бориса Красноженова, на экспортном рынке конкурентные позиции «Мечела» слабеют из-за длинного транспортного плеча. На внутреннем рынке по компании бьет структурная слабость спроса, приводит слова эксперта портал «Общая газета».

Сокращать приходится и инвестиции: в минувшем году в компанию было вложено всего $300 млн., и, вероятно, в ближайшее время эта цифра может упасть еще вдвое. При этом банки вряд ли дадут кредиты структурам «Мечела». Так где же «успешная стратегия развития», о которой вещает господин Коржов?

По мнению некоторых экспертов и СМИ, может сложиться ситуация, при которой государству придется спасать «Мечел». У ГК всего несколько сценариев выхода из кризиса: дальнейшее сокращение издержек и привлечение госинвестиций для покрытия колоссальных долгов. Однако, остается еще и негативный выход - дефолт, но это чревато социальным взрывом - в структурах компании трудятся десятки тысяч рабочих. Впрочем, судя по всему, в дело действительно вмешается руководство страны с бюджетным «кошельком».

«Естественно, что главы крупных корпораций стараются поддерживать хорошие отношения с государством, они от него зависят, - говорит Кокорева. - Интерес государства тоже понятен, все-таки «Мечел» - масштабное предприятие в России и вносит свой вклад в ВВП, создает рабочие места и так далее».

«Не знаю, если честно, на чем «Мечел» до сих пор держится, - заявил «Веку» аналитик УК «Атон-менеджмент» Дмитрий Голубовский. – Но, мне кажется, все просто: он задолжал столько, что его долг перестал быть его проблемой и стал проблемой госбанков. Есть такая пословица: если Вы должны банку миллион - это Ваша проблема, если Вы должны банку миллиард - это уже проблема банка. Висят кредиты «Мечела» на балансах, списывать их больно, вот и позволяют дальше существовать этой несчастной зомби-компании. А вдруг конъюнктура изменится? Или бюджет поможет? Я в это не верю. «Мечел» надо продавать. Банкротство неизбежно».

С антикризисной программой у «Мечела», похоже, дела не идут. А ведь можно было диверсифицировать бизнес - производить актуальные ТНП, комплектующие для машиностроения и т.п. Можно было взять пример с коллег: «Северсталь» производит антипригарные сковородки, а Лысьвенский металлургический завод - качественные плиты, стальные мойки, кастрюли.

Но «Мечел» не пошел по этому пути. Более того, по данным некоторых СМИ, процесс крушения ГК может быть запущен и самим руководством компании. «Подобные схемы широко использовались в процессах M&A в первой половине 2000-х. Банкротство с помощью третьих лиц как метод очищения бизнеса», - напоминает «ОГ».

Возможно, именно сейчас «Мечелу» не помешал бы «доктор» в лице антикризисных управляющих, грамотных экономистов и пиарщиков. Напомним, еще в 2008 году Владимир Путин (тогда премьер-министр) выражал недовольство сбытовой политикой компании. Он указал на то, что в первом квартале того года «Мечел» продавал сырье за границу по ценам в два раза ниже внутренних, и поинтересовался: «А маржа где в виде налогов для государства?» Премьер попросил ФАС и Следственный комитет при Генпрокуратуре проверить деятельность компании. А узнав, что Зюзин отсутствовал на том совещании в связи с болезнью, сказал: «Игорь Владимирович должен как можно скорее выздороветь, иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы».

После этой критики котировки «Мечела» на Нью-йоркской фондовой бирже рухнули более чем на 30%, а капитализация компании уменьшилась почти на $5 млрд. Еще бы, подобной «взбучки» в адрес крупного бизнеса в России не слышали со времен «ЮКОСа». Наблюдатели не исключали, что атака на «Мечел» могла быть организована его недовольными «коллегами по отрасли». Как писали в прессе со ссылкой на конфиденциальные источники, именно эти «коллеги» привлекли персональное внимание премьера к Игорю Зюзину. Сообщалось, что основные претензии к «Мечелу» были у владельца Новолипецкого меткомбината (НЛМК) Владимира Лисина. Именно по его жалобе ФАС возбудила дела против основных компаний группы «Мечел», заподозрив их в злоупотреблении доминирующим положением на рынке. По неофициальной информации, как сообщали СМИ, жалобы поступали также и от Магнитогорского меткомбината.

«Нелюбовь» Путина, поговаривали, могла быть связана и с тем, что Игорь Зюзин поддерживал экс-премьера Михаила Касьянова и защищал опального Михаила Ходорковского. Также он весьма активно сотрудничал со своим старым знакомым по Союзу промышленников и предпринимателей, а затем главным грузинским чиновником по развитию экономики и производства Кахой Бендукидзе. Возможно, сразу несколько факторов могли стать для господина Зюзина роковыми.

Но - обошлось. По слухам, дела у «Мечела» пошли на поправку после того, как Игорь Зюзин встретился с Игорем Сечиным. С кем же главе ГК придется теперь «решать вопросы»? И захочет ли он их решать?