18+
  1. «Ингеокому» замаячило расторжение

«Ингеокому» замаячило расторжение

«Ингеокому» замаячило расторжение
Договор на строительство центрального олимпийского стадиона в Сочи может быть расторгнут: федеральные власти недовольны работой ключевого подрядчика - «Объединения "Ингеоком", - пишут сегодня «Известия».

Предложение о расторжении госконтракта подготовлено правительством и направлено в администрацию президента в мае этого года. Инициатива основана на заключении ФАУ «Главное управление государственной экспертизы России», которое наконец утвердило предельную стоимость целого ряда олимпийских объектов. Центральный олимпийский стадион федеральные власти профинансируют из расчета предельной стоимости в 15,5 млрд рублей. Заявленная сумма превышает первоначальную – 11,1 млрд рублей, которая была озвучена на стадии проектных работ в 2009 году. Пересчитать стоимость стадиона олимпийские застройщики попросили еще в начале мая. По их подсчетам, финансирование объекта должно было составить 23,5 млрд руб.

Договор генподряда на строительство стадиона первоначально заключен с Объединением «Ингеоком». Речь шла о проведении практически всего объема работ. Впрочем, в пресс-службе «Олимпстроя» указывают, что в ближайшее время госкорпорация не собирается расставаться с застройщиком. Единственное, что планирует организация, - провести конкурсный отбор на выполнение еще одного подряда.

«Необходимость возникла в связи с дополнительными требованиями к объектам. Корректировка проектов направлена на совершенствование характеристик объектов, повышение эффективности и обеспечение инженерной защиты», - уточняют в госкорпорации. Представители «Олимпстроя» выражают надежду, что текущий подрядчик будет участвовать в тендере. В «Ингеокоме» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию, сославшись на отсутствие уполномоченного сотрудника. Согласно официальным данным, за 2009 и 2010 годы на стадион потратили 1,4 млрд рублей, цифры за 2011-й еще не обнародованы».

«Ингеоком» не раз становился генподрядчиком крупных строительных проектов. И почти никогда дело не обходилось без скандалов. Чаще всего речь шла о растрате выделенных на сторительство средства. Как сообщало в июле 202 года Агентство федеральных расследований FLB в публикации «Атриум» под следствием», «следователи, ведущие уголовное дело о растрате бюджетных средств во время строительства торгового центра "Атриум" на площади Курского вокзала в Москве, считают, что в процессе работы было расхищено $43,2 млн.

Дело "Атриума" возбуждено следственным управлением при УВД Западного административного округа 28 июня. Источник в МВД заявил, что дело возбуждено по факту растраты выделенных на строительство бюджетных средств. В основу дела легли материалы проверки Контрольно-счетной палаты (КСП) Москвы. По информации источника, следователи считают, что Bouygues вела строительство по завышенным сметным оценкам. Контракт на проектирование и строительство "Атриума" с Bouygues заключала компания "Ингеоком КРК" - инвестор и застройщик комплекса.

"Атриум" начали возводить летом 1997 г. После кризиса 1998 г. в проект вошло правительство Москвы, инвестировав $54 млн (стоимость "Атриума" - $136 млн) и получив 40% акций. "Ингеоком КРТ" остался владельцем 60% акций комплекса.

"На данный момент у нас нет никаких сведений о возбуждении в отношении нашей компании уголовного дела", - заявил гендиректор "Ингеокома КРК" Владимир Зайцев. По его словам, версия о том, что "Ингеоком" переплачивал Bouygues, получая от него "откат", не выдерживает критики. "Наоборот, мы постоянно вели и ведем переговоры с Bouygues о снижении сметной стоимости", - говорит он.

Представители Bouygues ситуацию не комментируют.

Президент "Ингеокома" Михаил Рудяк уверен, что возбуждение дела связано с недобросовестной конкуренцией. "Кому-то хочется остановить компанию в развитии", - сказал он. Впрочем, на кого конкретно падают его подозрения, Рудяк говорить не стал.

По его мнению, говорить о нецелевом использовании $43,2 млн из $54 млн, выделенных городом, несерьезно. Он считает, что участие города было вызвано необходимостью создания трехэтажного подземного паркинга, который обошелся в $60 - 70 млн. "Если бы его строили отдельно, он окупился бы лет за 50, тогда как весь комплекс в целом вернет вложения уже через три года", - считает Рудяк. По его словам, чтобы подтвердить правильное использование средств, его компания заказала оценку сметной документации в Мосгорэкспертизе, которая оценила стоимость строительства такого комплекса даже выше чем $136 млн.

Аналитики полагают, что обвинения в завышении сметной стоимости при строительстве "Атриума" могут быть связаны с особенностями московского законодательства, по которому стоимость любого строительства с использованием бюджетных средств должна укладываться в утвержденные Строительные нормы и правила (СНИПы). Услуги Bouygues стоят дороже, чем можно платить по СНИПам. Например, средние расценки Bouygues на устройство монолитных железобетонных конструкций превышают сметные нормы Москвы более чем вдвое, а стоимость арматурной стали - вчетверо. Но при строительстве "Атриума" контрагентом от имени города выступал Департамент инвестиционных проектов строительства города (ДИПС) , распоряжавшийся тогда внебюджетным фондом, поэтому СНИПы в этой ситуации применяться не могут.

Информированные источники называют еще одну версию произошедшего. В феврале 2000 г. Рудяк разбился, катаясь на снегоходе, и долго находился в коме. Вернувшись к активной деятельности в начале прошлого года, он "понял, что многие его подчиненные не рассчитывали, что он выживет", сообщил источник, близкий к компании. Сам Рудяк подтвердил, что за время его болезни руководство "Ингеокома КРК" допустило "менеджерские ошибки". "С моим возвращением только управленческие расходы сократились на $8 млн", - говорит он.

Владелец 40% "Атриума" - городское правительство сформулировало свою позицию предельно четко. "У правительства Москвы нет никаких претензий к французской фирме Bouygues, возводившей комплекс "Атриум", - заявил "Ведомостям" первый вице-мэр Владимир Ресин. А роль "Ингеокома" в строительстве он считает незначительной».

В сентябре 2001 года Агентство федеральных расследований FLB рассказало в публикации «Строители третьего кольца завысили цены на миллиарды»: «Контрольно-счетная палата (КСП) Москвы планирует провести проверку расходования средств территориального дорожного фонда (ТДФ), предназначенных для строительства третьего транспортного кольца, заявил сегодня аудитор КСП столицы Евгений Сироткин. По его словам, в ноябре прошлого - апреле нынешнего года палата провела проверку расходования средств ТДФ, выделенных на строительство участка третьего кольца "Москва-Сити" - Автозаводский мост.

В результате проверки выявлено завышение стоимости строительства по указанному участку на стадии проектирования на 5 млрд руб. Кроме того, по мнению аудиторов, в стоимость строительства были включены затраты, не предусмотренные распорядительными документами городских властей (премии за ввод объекта и затраты на научное сопровождение проектных и строительных работ).

В КСП Москвы полагают, что ООО "Организатор", ведущее строительство, существенно завышало и единичные расценки на отдельные виды работ. Также у проверяющих есть претензии к качеству строительства данного участка. Евгений Сироткин сообщил, что в стенках Гагаринского тоннеля и Тульской эстакады есть трещины, а бетон для строительства поставляли предприятия, не имеющие сертификатов.

По итогам проверки контрольно-счетная палата рекомендовала правительству Москвы пересмотреть договоры по данному объекту, включив в них обязательства по снижению стоимости строительства на 5%. В настоящее время КСП проводит проверки использования средств, выделяемых АО "Москвич", компании "Ингеоком" и ТВЦ "Столица"».

«Похожие события происходили с другим спортивным объектом – санно-бобслейной трассой, которую возводит НПО «Мостовик», - продолжают «Известия». - Согласно оценкам «Главгосэкспертизы», на объект целесообразно потратить 7,3 млрд рублей – при первоначальной оценке в 4,7 млрд, с последующим увеличением сметы до 8,9 млрд рублей. «Олимпстрой», как и в случае с центральным стадионом, собирается провести здесь конкурс на выполнение дополнительных работ. За два года на возведение трассы из бюджета было выделено 733 млн рублей.

Другой объект «Мостовика», большая ледовая арена для хоккея, по оценкам экспертизы, обойдется бюджету в 9,5 млрд рублей. Итоговая цифра оказалось даже ниже первоначальной базовой стоимости - 9,6 млрд рублей. Ледовый дворец спорта, в строительстве которого занят «Ингеоком», за время строительства прибавил в цене 2,4 млрд рублей, официально подорожав с 6,5 до 8,8 млрд рублей.

Повышенный интерес к строительным сметам со стороны госэкспертизы обусловлен тем, что федеральный бюджет выступает единственным источником финансирования строительства. Собственных средств в объект контрагенты не вкладывают. Разрыв между первоначальной и конечной ценой властям тоже придется погашать за свой счет».

Как рассказывало Агентство федеральных расследований FLB в публикации «Олимпийская катастрофа», «Перед крупнейшими российскими строительными компаниями замаячили многомиллиардные убытки, после того как государство отказалось пересматривать сметы спортивных объектов в Сочи, строящихся на выделенные из бюджета средства госкорпорации «Олимпстрой». Эксперты уверены, что самостоятельно покрыть разницу между изначальной и итоговой ценой контрактов строители не смогут, в результате чего сметы проектов будут оптимизированы, а качество олимпийских объектов окажется ниже ожидаемого.

12 мая на совещании в Сочи Владимир Путин заявил, что он не допустит пересмотра стоимости строительства олимпийских объектов в сторону увеличения.

— Если цену объекта самостоятельно сформировал инвестор или подрядчик без соответствующего согласования с органами власти, риск увеличения стоимости и дополнительных расходов лежит на соответствующей частной организации, — сказал президент.

Это высказывание стало вердиктом в споре правительства в лице курирующего олимпийскую стройку Минрегиона с госкорпорацией «Олимпстрой» по поводу увеличения смет на центральный стадион Сочи (ЦС) и санно-бобслейную трассу (СБТ). В сентябре прошлого года в инвестиционном паспорте ЦС стояла сумма 11,127 млрд рублей, а в феврале она выросла до 23,5 млрд рублей. Цена строительства СБТ за тот же период увеличилась в цене с 4,7 млрд до 8,9 млрд рублей.

В целом удорожание олимпийских объектов далеко не сенсация: многие проекты пришлось переделывать, отдельные объекты переносились на новое место, где-то потребовалась противооползневая защита и т.д. Но случаи со стадионом и санно-бобслейной трассой вышли особо нарочитыми из-за резкости увеличения смет — сразу в два раза. Причем в тот момент, когда объекты были в относительно зрелой стадии: по СБТ уже проходили тестовые заезды, сейчас там монтируют оборудование.

Двукратное увеличение смет не поддержал Минрегион, как следствие, коррекцию не одобрил наблюдательный совет «Олимпстроя», в результате чего у госкорпорации возникли проблемы не только с этими, но и со всеми остальными проектами, по которым есть рост смет. Принятое правлением «Олимпстроя» 23 марта решение увеличить предельную стоимость десяти объектов в общей сложности на 44,99 млрд рублей в правительстве не поддержали, поручив компании заняться оптимизацией расходов.

Насколько успешно идет эта работа, в «Олимпстрое» говорить отказываются. Также в госкорпорации не смогли ответить на вопрос о том, кто теперь компенсирует подрядчикам разницу между проектом сметы и ее итоговым видом. Если будет в точности так, как сказал президент, то разница между 23,53 млрд рублей, запрашиваемыми на ЦЗ «Олимпстроем», и 11,127 млрд рублей, утвержденными ранее, ляжет на плечи подрядчика — ЗАО «Объединение «Ингеоком» — крупный строительный холдинг семьи Рудяк. Ляжет за вычетом того, что сможет еще выкроить для подрядчика «Олимпстрой» за счет оптимизации своей деятельности: в частности, госкорпорации уже поручено урезать бюджет на собственное содержание и пустить их на нужды строительства, рассказал «Известиям» источник в Минрегионе.

«Ингеоком» подписал контракт с «Олимпстроем» 27 октября 2009 года, в первом варианте обязавшись создать проект и сам стадион «под ключ» за 7,5 млрд рублей. Если брать изначальные цифры, то к сегодняшнему дню и менее чем за три года стадион подорожал втрое. Тут было много объективных причин: изменения и серьезные дополнения в проект вплоть до решения перестроить трибуны после закрытия Олимпиады, для того чтобы арена смогла принять матчи чемпионата мира FIFA 2018 года. Все эти решения, равно как и пересчет стоимости работ, на всех этапах согласовывались с «Олимпстроем» как ответственным исполнителем объекта. В «Ингеокоме» предпочли не комментировать ситуацию, но в частной беседе представитель компании назвал ее «сложной», потому что «Олимпстрой» ими воспринимался как представитель государства, а теперь получается, что госкомпания по своим обязательствам ответить не может.

— Если вопрос с финансированием не решится, пострадают либо время, либо качество, а скорее всего, и то и другое, — полагает генеральный директор компании «Гео девелопмент» Максим Лещёв. — Я сильно сомневаюсь, что кто-то из подрядчиков пойдет на то, чтобы сознательно потерять большие деньги. Скорее пострадает качество.

В омской компании «НПО «Мостовик», выступающей подрядчиком на строительстве санно-бобслейной трассы, не смогли поделиться идеями по поводу того, кто заплатит разницу между 4,7 млрд и 8,9 млрд рублей. Известно только, что и 8,9 млрд рублей здесь не предел: по информации «Минрегиона», в ноябре прошлого года подрядная организация направила в Главгосэкспертизу проектную документацию с предельной стоимостью строительства 12,01 млрд рублей. Как видим, и здесь стоимость по мере реализации проекта увеличилась втрое. Если вспомнить, как дорожал футбольный стадион на Крестовском острове в Петербурге (с 6,7 млрд рублей в 2005 году до 28,7 млрд рублей в 2011-м), то рост сметы спортивных объектов в 3–4 раза по мере их возведения можно назвать для России стандартом.

В «Олимпстрое», «НПО «Мостовик» и «Ингеокоме» не смогли ответить на вопрос о том, будут ли пересматриваться сами проекты спортивных объектов после возникновения бюджетного дефицита».

Как сообщало в публикации «Минрегион назначил «Олимпстрой» крайним» Агентство федеральных расследований FLB, «на олимпийской стройке в Сочи разгорелся новый скандал с удорожанием спортивных объектов. Всего за пять месяцев — с сентября прошлого года по февраль нынешнего — сметная стоимость строительства «Санно-бобслейной трассы» (СБТ) и «Центрального стадиона на 40 тысяч зрителей» (ЦС) выросла в разы. Инвестиционные паспорта с новыми цифрами отказалось согласовывать Минрегионразвития, потребовав от «Олимпстроя» провести служебное расследование и предоставить фамилии виновных в завышении цен.

— В сентябре прошлого года в инвестиционном паспорте ЦС стояла сумма 11,127 млрд рублей, а в феврале она выросла до 23,5 млрд рублей, — рассказал «Известиям» высокопоставленный источник в Министерстве регионального развития РФ. — СБТ за тот же период времени выросла в цене с 4,7 млрд до 8,9 млрд рублей.

Ответственным исполнителем в обоих проектах выступает госкорпорация «Олимпстрой». Санно-бобслейная трасса уже построена: в феврале-марте на ней прошли тестовые заезды, сейчас вдоль желоба монтируют систему хронометража, в зданиях финиша и взвешивания саней идут отделочные работы.

Центральный стадион, где должны пройти церемонии открытия и закрытия Игр, сейчас возводится, объект планируется сдать в 2013 году.

— Представленные «Олимпстроем» обоснования удорожания объектов нас не устроили, — говорит представитель Минрегионразвития. — Поэтому мы потребовали от госкорпорации подробный факторный анализ причин увеличения стоимости объектов, настояли на проведении внутренней служебной проверки по фактам роста стоимости. Попросили фамилии должностных лиц, принявших решение об изменении стоимости объектов.

До тех пор, пока «Олимпстрой» не предоставит затребованные материалы, а вместе с ними решение наблюдательного совета корпорации об утверждении новых лимитов финансирования, Минрегионразвития отказалось согласовывать заявленные изменения стоимости объектов.

Решение наблюдательного совета «Олимпстроя» о внесении изменений в план-график строительства объектов с увеличением финансирования до сих пор не принято, хотя вопрос этот выносился на обсуждение совета в начале апреля. По словам близкого к «Олимпстрою» источника, на заседании наблюдательного совета госкорпорации 2 апреля ее руководством было предложено увеличить предельную стоимость десяти объектов, за которые отвечает «Олимпстрой», включая ЦС и СБТ, на 45 млрд рублей.

— Эта сумма была утверждена на правлении госкорпорации 23 марта, — уточняет источник в «Олимпстрое».

Наблюдательный совет прогнозируемо отказался визировать увеличение лимитов стройки на десятки миллиардов рублей; его возглавляет Виктор Басаргин, на тот момент глава Минрегионразвития, сейчас губернатор Пермского края. Как раз в это время Басаргин ждал от «Олимпстроя» объяснительной по фактам завышения цен на возведение ЦС и СБТ. Собеседник в Минрегионразвития пояснил, что эти объекты выбраны как наиболее показательные.

— Самый нарочитый пример — это СБТ, — говорит собеседник в Минрегионразвития. — В ноябре-декабре 2011 года «Олимпстрой» устранял замечания министерств к инвестиционному паспорту данного объекта с бюджетом 4,7 млрд и ровно в то же время, в ноябре прошлого года, подал на рассмотрение в Главное управление госэкспертизы документацию на строительство трассы с заявленной суммой в 12 млрд рублей.

Вероятно, чиновники Минрегионразвития не случайно именно сейчас захотели зафиксировать ответственность «Олимпстроя» за повышение цен на объекты в Сочи. 11 мая Владимир Путин провел заседание в Сочи по строительству олимпийских объектов и заявил, что цены пересматриваться не будут, и подрядчики должны уважать ранее подписанные контракты. Между тем практически все олимпийские объекты уже де-факто подорожали относительно тех сумм, которые прописывались в соглашениях изначально. Например, сметная стоимость проектирования и строительства двух трамплинов для прыжков на лыжах возросла в 2,6 раза — с 1,68 млрд до 4,38 млрд рублей: изначальный проект пришлось переделать и дополнить мероприятиями по инженерной защите, укреплению склонов и водоотведению.

Если разница между ценами контрактов и ценами в реальности уже возникла, а государство ее погашать пока не хочет, так или иначе, встанет вопрос о назначении ответственного за перерасход. Тут и могут найти свое применение объяснительные от «Олимпстроя» на тему, почему в официальных документах одновременно фигурируют две разные цены одного и того же объекта.

В «Олимпстрое» брать на себя ответственность не спешат. В официальном комментарии пресс-служба госкорпорации заявила, что «Олимпстрой» в полной мере выполняет свои обязательства в рамках реализации программы строительства олимпийских объектов, а контроль за изменением их стоимости в связи с формированием и изменением технических заданий по объектам находится в зоне ответственности Минрегионразвития как главного распорядителя бюджетных средств.

—Все вносимые изменения в проект строительства олимпийских объектов в обязательном порядке проходят процедуру согласования с Минрегионразвития, — подчеркнули в «Олимпстрое».

Ход и результаты служебной проверки по росту цен на объекты, проводимой по настоянию Минрегионразвития, в «Олимпстрое» комментировать отказались.

Истосник в Минрегионразвития отметил, что в министерстве не разделяют аргументации «Олимпстроя» об объективных причинах подорожания объектов и считают госкорпорацию ответственной за низкое качество планирования их технических и стоимостных параметров.

Но в самой госкорпорации считают, что изменение стоимости некоторых объектов обусловлено дополнительными требованиями, предъявляемыми в процессе проектирования и строительства».

Впрочем, похоже, до сих пор строители олимпийского Сочи не особо озадачивали себя даже самым ближайшим будущим – жили на широкую ногу, нарушали все возможные нормы и предписания. Район Большого Сочи уже превратился в зону экологического бедствия, но вот, если еще и олипийские объекты начнут падать…

В публикации «Олимпийское спокойствие «Олимпстроя» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «По итогам 2011 года к Олимпиаде возведено 68 объектов, хотя планировалось 83. Но эта просрочка касается лишь прошлого года: по состоянию на 11 марта 2012 г. в общей сложности от графика отстают 28% всех олимпийских проектов. Главные проблемы полностью сорванных объектов связаны со строительством канализационной инфраструктуры, следует из материалов «Олимпстроя». Совокупные вложения в Олимпиаду уже перевалили за 600 млрд руб.

Из материалов «Олимпстроя» следует, что всего на текущий момент к Олимпиаде в Сочи планируется возведение 402 объектов: 285 из программы из постановления правительства от 29 декабря 2007 г (№ 991), 89 объектов безопасности и 28 объектов специального перечня. От графика отклонились 112 объектов и мероприятий, то есть 28%, – это вдвое больше, чем еще 1 июля 2011 года: тогда просрочки были по 56 пунктам.

Из «штрафной» категории выделяются 15 объектов, по которым в прошлом году были целиком сорваны сроки окончания строительства. Так, очистные сооружения канализации Краснополянского поселкового округа планировалось достроить к сентябрю 2011 г., теперь они официально ожидаются к июню. Водозабор на р. Бешенке намеревались сделать к декабрю, но новый прогноз – октябрь 2012 г., очистные сооружения в Адлере тоже планируется доделать только этой весной».

«На вопрос о том, как повлиял недострой на тестовые соревнования, в Минспорттуризма сказали, что тестовые соревнования были проведены успешно, однако подробно говорить о каких-либо бытовых сложностях отказались, - писал «Маркер».

Наибольшее количество просрочек (7 из 15) числятся за регионом Александра Ткачева, чьи полномочия на посту губернатора Краснодарского края были недавно продлены президентом. Почти все незавершенные в 2011 году объекты канализации находятся именно в зоне ответственности местных властей.

В целом у них соответствующие минимальные показатели и по освоению капитальных вложений – 58%: Краснодарский край планировал освоить в 2009-2011 годах 78 млрд руб. – освоил 45 млрд. Всего к концу 2011 года планировалось потратить на стройку 718 млрд руб., но показатель остановился на отметке в 633 млрд руб. Общий бюджет Олимпиады составит 1,303 трлн руб.

В департаменте Краснодарского края по реализации полномочий при подготовке Игр в Сочи прокомментировать итоги 2011 года не смогли.

Если считать частным инвестором «Газпром», то сорваны сроки по полузакрытому тиру лыжно-биатлонного комплекса, а у «Красной поляны» братьев Магомеда и Ахмеда Билаловых отмечены проблемы по комплексу трамплинов К-125, К-95.

Согласно специальному закону, целиком посвященному «Олимпстрою», эта госкорпорация контролирует, управляет и координирует процесс стройки и эксплуатации объектов, необходимых для проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в Сочи. У ГК есть и собственные объекты, за строительство которых она несет ответственность. Так, госкорпорация не смогла к сентябрю подготовить сети водоснабжения и водоотведения до совмещенного лыжного и биатлонного комплекса на хребте Псехако, новый прогноз – июль 2013 г. Кроме того, не достроена дорога от курорта «Альпика-Сервис» до финишной зоны курорта «Роза Хутор», коллектор сточных вод с Имеретинской низменности и адлерских очистных сооружений. Среди прочего не готова документация по планировке территории для размещения олимпийских объектов.

На вопросы «Маркера» о характере и причинах просрочек в «Олимпстрое» не ответили, отметив, что тестовые соревнования, которые прошли на спортивных объектах в Красной поляне в 2012 году, были обеспечены необходимой инфраструктурой в полной мере. «Также в полной мере будут обеспечены инфраструктурой тестовые соревнования сезона 2012-2013 гг. и Олимпийские игры 2014 года», – заверили в организации.

Ответственные застройщики олимпийских объектов и мероприятий должны регулярно отчитываться перед «Олимпстроем» – чтобы тот мог рапортовать федеральным властям. В своих материалах госкорпорация сетует, что Минприроды ни разу отчиталось по поводу инвентаризации выбросов парниковых газов, а ООО «Международный горнолыжный клуб "Красная поляна"», совладельцем которого является бывший глава ОКР Леонид Тягачев, ни разу не уведомило о ходе работ по возведению Центра подготовки резерва по лыжным видам спорта «Снежинка».

Среди тех, кто системно нарушает сроки подачи отчетов, но сдавал их хоть раз, – Генпрокуратура, строящая санаторий для своих работников под названием «Электроника», а также управделами президента, по оздоровительному комплексу «Дагомыс», санаториям «Русь» и «Сочи».

Всего по состоянию на 11 марта 2012 г. на олимпийской стройке занято пока что рекордное количество рабочих – 57 тыс. человек, а также около 5100 единиц техники; до конца года планируется сдать 116 объектов. В этом году также начнется строительство различных объектов безопасности: их построят до конца 2012-го 26 штук, в следующем году – 49».

Гораздо лучше у «Олимпстроя» обстоят дела с собственным обслуживанием. Например, с закупками элитных авто для топ-менеджеров госкорпорации. И гораздо хуже с утилизацией строительного и иного мусора.

Как недавно сообщало Агентство федеральных расследований FLB, «госкорпорация «Олимпстрой» продает один «мерседес» – 5-летний Меrсеdеs-Bеnz S600 Guard – и закупает другой, S 500 L 4Mаtic 2012-го года выпуска. Первый экземпляр – бронированный: его покупали еще несколько лет назад для руководства госкорпорации за сумму порядка $1 млн. Новый агрегат будет иметь более агрессивный дизайн (от AMG) и соответствующий спортивный пакет.

Автомобиль 2012 года выпуска с пробегом до 100 км в «Олимпстрое» ждут в мае, в московском филиале компании на Театральной аллее. Мультиконтурные задние и передние сиденья с функцией массажа, климатическая установка для задней части салона, cервозакрывание дверей, аудиосистема Harman Kardon Logic 7, панорамная сдвижная крыша с электроприводом. Автомобиль со стайлингом и спортивным пакетом AMG обойдется в 6,5 млн руб.

Одновременно с этим «Олимпстрой» продает машину, которая на 1,5 т тяжелее, – это Меrсеdеs-Bеnz S600 Guard на длинной базе, бронированный по классу В6/В7. В нем защищены оси, узлы, дно, крыша и – чуть хуже – стекла. Автомобиль 2007 года выпуска сейчас имеет пробег порядка 90 тыс. км. Его купили еще при первом президенте «Олимпстрое» – Семене Вайнштоке. Опрошенные официальные дилеры Mercedes-Benz в разговоре с «Маркером» сообщили, что сейчас такой S600 стоит 25-29 млн руб. – примерно столько же новый экземпляр стоил и 5 лет назад. Сейчас машину хотят продать за 10,5 млн руб.

В пресс-службе «Олимпстроя» сообщили, что «необходимость продажи автомобиля Меrсеdеs-Bеnz S600 Guard В6/В7 2007 года выпуска связана с истечением срока гарантийного обслуживания и высокой стоимостью его содержания».

«Приобретаемый для руководства ГК «Олимпстрой» Меrсеdеs-Bеnz S500 не имеет уровней бронезащиты и является серийной модификацией. Приобретение нового автомобиля не потребует дополнительных расходов, так как он значительно дешевле реализуемого, и на него распространяется гарантия производителя сроком на 24 месяца», – добавили представители компании.

Судя по всему, «Олимпстрой» намерен провести операцию по зачету автомобиля, то есть trade-in. Однако в одном из официальных дилеров Mercedes шансы «Олимпстроя» продать 5-летний S600 с пробегом 90 тыс. км за 10 млн руб. оценили крайне низко: при зачете дают только 5 млн. «Броневики – очень специфичный продукт: спрос на защищенные машины с пробегом невелик: клиенты, которым есть что защищать, обычно покупают себе новые броневики», – говорит собеседник «Маркера».

В госкорпорации не захотели пролить свет на свой автопарк, но из материалов «Олимпстроя» следует, что в гаражах организации есть машины Audi A6, джипы Toyota Land Cruiser 120, Toyota Land Cruiser 200, Kia Sportage, Volkswagen Passat, Mercedes-Benz Sprinter 515, УАЗ Hunter и другие».

«Для кого именно предназначен S500 и кто ездил на S600, «Маркеру» отвечать в «Олимпстрое» отказались. Сергей Гапликов – который работает как в Москве, так и в Сочи – занял должность президента в январе 2011 года, а из последних крупных кадровых новостей выделяется назначение Виктора Басаргина на пост главы наблюдательного совета «Олимпстроя». Если судить по автомобилям руководства, концепция работы организации за 5 лет изменилась несильно, несмотря на череду отставок: Гапликов – уже четвертый глава ГК с 2007 года. Бюджет «Олимпстроя» в 2011 году увеличили более чем вдвое, со 144 млрд до 304 млрд руб., но некоторые проблемы олимпиады до сих пор решить не удалось».

Как писали в феврале 2012 года «Известия», «Олимпиаду в Сочи-2014 обещали сделать самой зеленой в истории игр, пока же вместе со спортивными объектами ударными темпами растет олимпийская свалка. 23 га Сочинского национального парка завалены горами смердящих отходов — 9 млн куб. м. Заложниками экологической катастрофы стали более 10 тыс. человек из поселков Уч-Дере, Лоо, Атарбеково и Горный Воздух. Ядовитые ручьи стекают в море рядом с детскими санаториями, а смертность среди местного населения от онкологических заболеваний выросла в десять раз. Сочинцам обещали, что их город станет первым в стране, где будет действовать программа «Ноль отходов». В конце января на совещании по подготовке к Олимпиаде признали, что программа полностью провалена.

— Наши люди стесняются своих диагнозов. Когда я прихожу к онкологу, они отворачиваются и делают вид, что не видят меня, — говорит Ирина Бочурина, директор сельского клуба в Уч-Дере и по совместительству старшая по кладбищу.

У Ирины умерли от рака мать и отец, сама она перенесла уже несколько операций, но верит, что «прорвется». Она листает тетрадку, в которую уже много лет записывает всех покойников.

— Лет 5–10 назад в поселке умирали 2–3 человека в год, в последние годы — 25–35, — констатирует Бочурина.

Та же статистика в соседнем Атарбеково — еще одном поселке неподалеку от олимпийской помойки.

— Рак горла, рак легких — а у нас тут климат уникальный всегда был, туберкулезников к нам отправляли на лечение, больных кожными заболеваниями. Долгожителями села славились, — замечает Акоп Сунгурян. — А сейчас и до 50 не доживают.

— На одной только улице пятеро лежачих — доживают последние деньки, — тяжело вздыхает Ирина Бочурина. — У нас на весь поселок 750 человек, 170 дворов, 50 квартир в бараках — мы все друг друга знаем. Скажите, за что, по какому праву нас обрекли на вымирание?

Виновница невиданного доселе мора в здешних местах видна отовсюду. Гигантская гора мусора в официальных документах значится «полигоном твердых бытовых отходов (ТБО) в Лоо» (еще один близлежащий курортный поселок). Ни одного полигона ТБО на территории Большого Сочи, а это 145 км побережья, никогда не было, потому что их размещение на территории курортов по закону запрещено.

Десятилетиями все сваливали неподалеку от Адлера — гигантские многотонные массы изменили рельеф местности, спровоцировали массовые оползни, и «тело» свалки буквально упало людям на головы, разрушив несколько домов. Благодаря Олимпиаде в начале 2010-го ее, наконец, запретили к эксплуатации и недавно рекультивировали.

Закрытие адлерской свалки стало единственным обещанием властей, которое они выполнили по программе «Ноль отходов». Сотни мусоровозов поехали в сторону Уч-Дере и Лоо.

Свалке в Лоо больше 20 лет. Местный совхоз славился чайными плантациями и фруктами, а перезревшие плоды сваливали неподалеку от некогда роскошного яблоневого сада, народ с радостью растаскивал компост к себе на огороды.

От сада и сейчас осталось несколько деревьев. Рядом табличка, что сваливать мусор на территории Сочинского национального парка запрещено. Дорога завалена пакетами и шинами. То и дело попадаются зубы и останки животных: неубранные трупы собак и шкуры коров. Запах такой, что мы жалеем, что у нас нет противогазов. Кажется невероятным, но среди смрада и трупных ядов пробиваются первые подснежники и крокусы, а по окраинам «тела свалки» высотою, по официальным данным, 84 м, колышутся вековые буки и краснокнижные пицундские сосны.

— Когда на Кубани из-за чумы резали свиней, к нам ночью привезли два «КамАЗа» с трупами и всех сожгли, у нас, говорят, это дешевле, чем везти в крематорий, — говорит Татьяна Головина. Она одна из тех, кто активно борется со свалкой, которая с каждым месяцем все ближе и ближе подбирается к ее дому. Сейчас по прямой до нее чуть больше 100 м.

Сельские активисты пишут письма во все инстанции, требуя запретить незаконную свалку, устраивают митинги и фотографируют машины без опознавательных знаков, которые появляются тут днем и ночью.

82-летний фронтовик Жора Вартеванян считает, что всё это — мертвому припарка. «Трассу надо перекрывать, окопы рыть, но не давать им сюда ехать!» — горячится он. Дядя Жора призывает к решительным действиям уже давно, как только здесь появились первые мусоровозы с олимпийских строек. Теперь их за сутки фиксируют 650–700.

У дяди Жоры много сторонников, останавливает их только одно: перекроешь дорогу на свалку, автоматом «умрет» единственная федеральная трасса. А за перекрытие федеральной трассы теперь грозит уголовка. Пока местные выбрали другую тактику — наблюдение и митинги, не исключая, что, в конце концов, перейдут к крайним мерам.

— Ночью — как в кино: только фары выдают вереницы машин и до утра слышно: бах! бах! Я за бинокль — и в детскую, оттуда лучше всего видно, как они вываливают тонны мусора: пластик, строительный мусор, — рассказывает Ольга Асланян.

Как его по ночам жгут, отлично видно и без бинокля. В августе 2010-го пожар продолжался несколько суток, черный дым добрался до президентской резиденции в Бочаровом Ручье. Тушили его вертолетами, попутно вырубив 3,2 тыс. реликтовых деревьев нацпарка. По факту пожара были возбуждены уголовные и административные дела, которые ничем не закончились.

— Свалка полностью незаконна и должна быть немедленно закрыта, — говорит чиновник Роспотребнадзора, попросивший не указывать свою фамилию. — За последний год там было девять проверок: воздух, почва и вода отравлены, нормы превышены в десятки, сотни раз. Мусор можно размещать только отсортированный и брикетированный — ни одного брикета я там ни разу не видел. Когда мы после пожара составили протоколы, судья даже не стала их смотреть, а прокуратура обвинила нас в превышении служебных полномочий.

По данным Счетной палаты России, проводившей проверку на свалке, она уже давно выработала свой ресурс, «эксплуатацию полигона осуществляет ОАО «Спецавтохозяйство» без лицензии и утвержденных лимитов на размещение ТБО». И получить эти документы, замечают проверяющие, с существующими требованиями невозможно. ОАО «Спецавтохозяйство» (САХ) — бывший МУП, на 100% принадлежащий администрации Сочи. Надзорные органы не раз накладывали на САХ различные штрафы — от 300 тыс. до 6,5 млн рублей, но остановить эксплуатацию незаконной свалки так и не смогли.

— О том, что здесь творится, все прекрасно знают, но не хотят афишировать, чтобы не сорвать курортный сезон и не чернить Олимпиаду. Пишут в Москву, что в районе свалки находится лишь несколько домов и никто не живет. Мэр Пахомов во всех местных СМИ отчитался, что на полигоне в Лоо приступили к рекультивации, а это просто невозможно, потому что она по-прежнему эксплуатируется, — говорит еще одна активистка — Маргарита Кравченко.

Ее внук Никита уже 1,5 месяца не ходит в школу: в Уч-Дере он просто задыхается, и сейчас его отправили к родственникам. Единственная школа находится в 150 м от свалки.

Сто лет назад Уч-Дере был знаменит уникальным субтропическим климатом и считался царской в