18+
  1. Сергей Дарькин,или «неустановленное лицо»

Сергей Дарькин,или «неустановленное лицо»

Сергей Дарькин,или «неустановленное лицо»
На этой неделе завершилось предварительное слушание по нашумевшему делу о незаконном присвоении госимущества в Приморском крае. Суд отклонил ходатайство защиты бывшего руководителя Росимущества по Приморскому краю Игоря Мещерякова и других обвиняемых о возвращении дела на доследование.

По мнению политологов, «дело Мещерякова» носит явно политический характер и направлено на дискредитацию губернатора Приморского края Сергея Дарькина.

Рассмотрение дела по существу назначено на 18 февраля. Судебный процесс обещает быть громким, так как на скамье подсудимых оказалась группа чиновников и предпринимателей, обвиняемых в махинациях с госимуществом на полмиллиарда рублей. Среди фигурантов дела - бывший глава территориального управления Росимущества по Приморскому краю Игорь Мещеряков.

Многие политологи, опрошенные «Веком», уверены, что дело является «заказным» и носит политический оттенок. «Дарькин и Громов - последние из губернаторов-старожилов, кто остался на своем посту. Главу Приморского края оставили под предстоящий в 2012 году саммит АТЭС, но, тем не менее, правоохранительные органы все-таки занимаются ослаблением его позиций», - считает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.

Также и адвокаты обвиняемых считают, что дело изначально было направлено против губернатора Приморского края и тому есть все основания. Во-первых, Дарькин допрашивался в ходе расследования, но обвинение главе края предъявлено не было. Во-вторых, как заявляют подсудимые, при допросе одним из первых вопросов у следователей был - «Есть ли у Вас что-то на «первое лицо»?». В-третьих, несмотря на то, что старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Приморью Аврора Римская утверждает, что губернатор Дарькин фигурантом уголовного дела о махинациях с госнедвижимостью не является, следствие в 2008 году открыто заявляло, что весь процесс направлен в первую очередь против губернатора.

В 2008 году корреспондент «Века» Анастасия Бакурина брала интервью у следователя прокуратуры Приморского края Ольги Кравченко, расследовавшей дело о махинациях с госимуществом, которая напрямую заявила, что «Сергей Дарькин - один из основных и серьезных фигурантов в данном деле».

«Век» публикует часть данного интервью:

Труд тяжелый и неблагодарный. «Важняком» стала около пяти лет назад.

Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени. «Польза, честь и слава»- девиз. Мне, к сожалению, вручили награду не в прокуратуре, а в администрации Приморского края в торжественной обстановке. Вручал губернатор Сергей Дарькин, который в настоящее время причастен к совершению преступления по делу, которое я расследую. Поэтому и тогда мне это было не в радость.

В последнее время веду дела из категории «должностных», ну сейчас мы их называем дела коррупционной направленности. Мы предъявляем обвинения не просто так, а если есть доказательства, указывающие на то, что конкретное лицо совершило преступление - оно будет привлечено к уголовной ответственности. А если недостаточно доказательств для привлечения - его не будет.

Сейчас идет волна публикаций против меня. Но в приморской прессе такого нет, весь негатив публикуется только в центральной прессе. Уголовное дело было возбуждено еще в июне 2007 года по фактам незаконного отчуждения государственной собственности, в том числе и собственности РФ, объектов недвижимости по заниженным ценам с участием должностных лиц Приморского края и, в том числе, Мещерякова, Книжника, Степанченко, который с 4 декабря прошлого года находится в федеральном и международном розыске, в настоящее время скрывается на территории США. В соответствии с тем, что не заключен договор о выдаче между странами, нам в экстрадиции его отказано, во всяком случае, до сих пор мы его не получили.

Мы 27 октября предъявили Мещерякову новое обвинение в организации и руководстве преступного сообщества и ряде преступлений, которые он совершил в его составе. Соответственно и всем другим участникам этого сообщества будут предъявлены обвинения.

Поскольку дело это затрагивает интересы высокопоставленных чиновников края, естественно, все эти негативные публикации - это противодействие. Угрозы физической расправы в мой адрес никогда не высказывались, но писалось в прессе об угрозах, о привлечении меня к уголовной ответственности за расследование этого уголовного дела.

Видимо адвокаты Степанченко, возможно ряда других лиц. обратились с жалобой на мои действия в Госдуму к депутату, по моему Лаховой, которая направила сюда депутатский запрос и попыталась истребовать уголовное дело. Проводилась проверка, имелись ли в моих действиях нарушения. Я требую от следователей следственной группы неукоснительного соблюдения уголовно-процессуального кодекса, чтобы впоследствии в суде собранные доказательства были признаны доказательствами.

Появилась негативная статья в «РГ», и для меня большая честь, что «РГ» выделила столько места на полосе для освещения моей личности. Потом появились перепечатки в других изданиях. Все эти материалы направлены на то, чтобы скомпрометировать следователя или спровоцировать его на обращение в суд, чтобы впоследствии его, как лицо заинтересованное, отстранили от дела. Мы считаем это издержками нашей профессии.

По делу еще идет следствие. По срокам сложно сказать - дело большое. Сейчас мы постепенно начинаем выходить уже на окончание следствия, уже готовим окончательное обвинение фигурантам, определяем круг лиц, которые подлежат привлечению, круг статей УК РФ - это еще длительный и сложный процесс, не одного дня.

Как правило, в отношении лиц, которые скрываются от следствия и суда, уголовные дела выделяются в отдельное производство. Как достать из США Степанченко, я, к сожалению, сейчас не могу ответить.

Сейчас под стражей находятся Мещеряков, Шиндин и Феликс Круч. У нас и другие лица находились под стражей, просто мы полагаем, что нет необходимости содержать людей под стражей, если в этом отпала необходимость. Законом все основания содержания под стражей четко определены и если мы полагаем, что это лицо не скроется от следствия и суда, не будет противодействовать предварительному расследованию (например, вступать в сговор с другими лицами, договариваться с ними о введении следствия в заблуждение, противодействовать установлению фактических обстоятельств дела), либо у нас есть основание считать, что это лицо не может уничтожить какие-то доказательства, не повлияет на ход дела - мы таких обвиняемых не содержим под стражей.

Либо окажет давление на свидетелей, в том числе бывших его подчиненных - а кто как не подчиненные могут многое рассказать о своем руководителе? Вот так огульно никто никого туда не направляет - это неправда. А Мещеряков и прочие так и будут сидеть? В настоящее время нет оснований для изменения меры пресечения на иное, не связанное с лишением свободы. Если на следователя жалуются - значит, следователь на верном пути. Если начались жалобы - значит, я очень близко к кому-то подошла. Я ни перед кем не оправдываюсь.

Про Дарькина не надо в статью включать. Потому что он один из основных и серьезных фигурантов и тоже сейчас не бездействует, не нужно будить спящего зверя до поры до времени.

По словам адвоката г-на Мещерякова Геннадия Верещагина, в обвинительном заключении организатором преступного сообщества выступает некое «неустановленное лицо», данный факт препятствует вынесению решения по делу, но суд отказал в ходатайстве о пересоставлении обвинительного заключения.

Получается, что за 2 года силовые органы Приморского края поменяли концепцию, и главный подозреваемый Сергей Дарькин «перетрансформировался» в неустановленное лицо. «В этом деле вероятно и нет состава преступления, тут есть предмет давления. Через его команду пытаются ослабить его позиции в регионе, чтобы было легче впоследствии его устранить и поделить сферы влияния», - говорит Дмитрий Абзалов.

По мнению вице-президента Института национальной стратегии Виктора Милитарева, все это похоже на сталинские времена, когда чтобы сделать человека управляемым «либо его самого маринуют, либо репрессируют его команду».

Звметим, что обвиняемый экс-руководитель территориального управления Минимущества РФ Игорь Мещеряков открыто отвечает на все каверзные выпады со стороны своих противников. Так, на днях он назвал некорректным комментарий директора Центра по изучению организованной преступности Виталия Номоконова о том, что это дело не является заказным, а самая настоящая уголовщина.

«Я не знаю, почему профессор Номоконов так считает. Пока дело не было передано в суд, соблюдалась тайна следствия, поэтому мне трудно предположить, откуда он может быть в курсе таких подробностей. Уголовщина это или нет – решить может только суд, и я готов оспаривать слова профессора хоть в суде, хоть в телевизионном эфире – где угодно», - заявил Мещеряков изданию PrimaMedia.

Адвокаты обращают внимание на то, что в деле есть много странностей. Так, например, в деле фигурируют только 44 объекта, тогда как продано на аукционах было около 150, все объекты оценивались примерно по одной и той же цене, но остальных, почему-то нет в уголовном деле. Или, например, сама оценка - 550 млн. предъявляемых по делу, это общая стоимость всех объектов, 400 миллионов из этой суммы были уплачены государству после торгов, т.е. спорная сумма 150 миллионов. Два оценщика со стороны следствия, один из них 4 раза дает показания, что сумма на самом деле на нижней границе рыночной цены, а остальные 7 оценщиков, считают, что объекты были куплены вообще по цене выше среднерыночной на тот момент.

В любом случае, окончательную точку в деле поставит суд. Только, как бы не оказалось, что за «политический заказ» придется отвечать ни в чем не повинным людям, ведь вместо Дарькина в деле уже фигурирует «неустановленное лицо», а за честь мундира кому то надо отвечать.