18+
  1. У Дерипаски есть Ротшильд в кустах

У Дерипаски есть Ротшильд в кустах

У Дерипаски есть Ротшильд в кустах
Внеочередное собрание акционеров ГМК «Норильский никель» должно состояться 21 октября. Примечательно, что ситуация вокруг этого события все больше напоминает фарс, однако все может обернуться большими проблемами не только для компании, но и для страны в целом.

На собрании акционерам предстоит решить главный вопрос – переизбирать ли состав совета директоров компании, и если да, то кто в него должен войти. Основная интрига здесь – столкновение интересов Владимира Потанина и Олега Дерипаски. Если «Интеррос», принадлежащий первому из них, заручившись поддержкой менеджмента ГМК и ряда миноритариев, рассчитывает на то, что совет директоров останется в прежнем составе, то вот «Русал» намерен кардинально его поменять. Естественно для того, чтобы провести в совет директоров «Норникеля» как можно больше своих представителей.

Типичная вроде бы ситуация для современной России, когда каждый из акционеров предприятия пытается провести в состав совета директоров компании своих полпредов, чтобы влиять на ее экономическую политику, финансовую стратегию и тактику. Однако к «Норникелю» данная аксиома в настоящее время не подходит, поскольку Олег Дерипаска предложил ввести в состав совета директоров ГМК людей с весьма неоднозначной репутацией. В конце концов все может обернуться тем, что Россия потеряет контроль над ключевой металлургической компанией страны.

Утверждение это не является голословным. Дело в том, что, как оказалось, в никелевом гиганте заинтересована не только Россия, но и Великобритания, которая заполучила в свои союзники Олега Дерипаску. Именно с его подачи в совет директоров ГМК был выдвинут барон Натаниэл Чарльз Джейкоб Ротшильд, являющийся весьма спорной фигурой. Именно этот факт весьма удивил аналитиков и экспертов, даже несмотря на то, что указанный господин является наследником одного из самых влиятельных финансовых кланов мира.

В связи с этим будет полезно вспомнить, что Ротшильды уже однажды пытались влиять на экономику России. Как утверждают британские СМИ, Джейкоб Ротшильд, являющийся отцом Натаниэла, фактически контролировал «ЮКОС» через оффшоры, находящиеся под британской юрисдикцией.

Впрочем, сохранить контроль над частью российской нефти Ротшильдам не удалось по причине ареста Михаила Ходорковского и дальнейшего банкротства нефтяной компании. Однако интерес у Ротшильдов к ископаемым России, похоже, не только не угас, а еще более подогрелся. Тем более, что появилась возможность контролировать производство и экспорт российского никеля. Да еще не ломая голову над поиском способов снижения налоговой нагрузки. Ведь головные структуры Олега Дерипаски, как и ранее «ЮКОСовские», расположены именно в британских оффшорах, в частности, на острове Джерси. Этот безналоговый рай стал для владельца «Русала» отличной кубышкой, в которую оседает прибыль с российских производств алюминиевого гиганта, в то время как работники компании вынуждены дышать вредными выбросами.

Обращая внимание на устремления владельца «Русала», научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин в недавнем интервью заметил: «Ротшильд сначала был советником Дерипаски, а теперь, насколько я могу судить, это символическое действие, которое призвано подчеркнуть, что российское достояние, действительно, больше России не принадлежит».

Конечно, в своих высказываниях аналитик может быть и погорячился, однако в том, что интерес у Великобритании к «Норникелю» становится все более ощутимым, сомнений нет. И это объяснимо, поскольку ГМК «Норильский никель» - это крупнейший в мире производитель никеля (более 18% мирового производства), палладия (почти 50%), один из крупнейших производителей платины (около 13%) и меди (около 2,5%). Основные производственные подразделения компании находятся в Норильске и Мурманской области. От работы компании непосредственно зависит жизнь нескольких сотен тысяч российских семей.

Государство в этой ситуации как никто другой заинтересовано в том, чтобы компания, имея понятных владельцев и менеджмент, работала эффективно и прибыльно. Фактически, во многом об этом и говорилось во время недавнего визита Владимира Путина в Норильск, где он встретился как с акционерами, так и с простыми рабочими комбината.

Однако после визита Путина в Норильск конфликт не пошел на спад. Дерипаска сделал не вполне типичный для современной России шаг – несмотря на визит премьера, написал письмо лично президенту Дмитрию Медведеву, в котором потребовал провести прокурорскую проверку годового собрания акционеров ГМК. И хотя проведенная Генпрокуратурой проверка никаких существенных нарушений не обнаружила, сам факт подобного вмешательства властей в корпоративный конфликт смутил многих западных аналитиков и инвесторов. Так, старший аналитик RUXX А.Вольф в своем обзоре сравнил давление на «Норильский никель» с рейдерскими захватами 1990-х годов.

Тем временем западные аналитики обратили внимание на то, что «Русал» планирует всю сбытовую сеть «Норильского никеля» переключить на компанию Glencore, которая является не только крупным акционером самого «Русала», но еще и владельцем одного из главных конкурентов «Норникеля» - швейцарской Xstrata. Фактически, если у Дерипаски получится пролоббировать это решение в совете директоров ГМК – значительная часть экспорта российского никеля, палладия и меди попадет в руки одной из самых непрозрачных компаний мира во главе с Айваном Глейзенбергом.

Ситуация с Glencore, считает аналитик Джон Хелмер, может стать тем фактором, из-за которого российское правительство не допустит усиления позиций Дерипаски в «Норильском никеле». По мнению Хелмера, «менеджмент «Норильского никеля» и западные акционеры компании понимают намерения Glencore и не готовы делиться своими дивидендами с Глейзенбергом». «Это также хорошо понимают премьер-министр Владимир Путин и вице-премьер Игорь Сечин», - добавляет он.

Эксперты уверены – битва «Интерроса» и «Русала» за «Норильский никель» уже переросла банальный корпоративный спор. Конфликт «хозяйствующих субъектов» с приближением 21 октября все больше напоминает противостояние российских и британских национальных интересов за контроль над сырьевыми ресурсами. Ведь на кону – одна из крупнейших в мире металлургических компаний, заработавшая только в первом полугодии этого года более 2,3 млрд. долларов. Кто выйдет из этой схватки победителем, мы, скорее всего, узнаем уже 21 октября.