18+
  1. Из колонии - в эмиграцию

Из колонии - в эмиграцию

Из колонии - в эмиграцию
Пожалуй, самый известный политический узник мира, выйдя на свободу, сразу эмигрировал. Эксперты «Века», оценивая его поступок, уверены в том, что Ходорковский понимает: политического будущего у нефтяных олигархов в России нет. Даже несмотря на их безграничные финансовые возможности. Да и остались ли они?

Михаил Ходорковский вновь оказался в самом центре внимания СМИ и общественности. Его скоропостижное освобождение в рамках амнистии выглядело как очередной фильм о Джеймсе Бонде: спецрейс, анонимные сопровождающие, полная секретность. Владимир Путин остался верен себе - выход Ходорковского на волю стал сюрпризом для всех.

Впрочем, время «ходорковских» прошло, полагает доцент кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ Сергей Марков. Он уверен в том, что в стране больше нет условий, когда личная популярность могла базироваться только лишь на оппозиционности к власти.

«Почему он вообще был так популярен? Он позиционировал себя как жесткий противник Владимира Путина, который был и есть ядром существующего политического режима, его сущностью, - рассказал Марков «Веку». - Ходорковский бросал Путину открытый вызов. К тому же у Ходорковского были миллиарды долларов, которые он был готов бросить в эту борьбу, а будучи высоко статусным человеком, он подавал пример другим бросать перчатку власти, выступал для остальных ледоколом. Плюс мощнейшая медийная кампания, которую Ходорковский развернул в стране и мире. Сейчас же у него осталась только харизма. Он по-прежнему интеллигентен, умен, образован, но больше у Ходорковского ничего нет. Нет тех огромных, чудовищных денег. На жизнь, я думаю, ему хватит, на общественную деятельность, но, например, на тотальную скупку депутатов, чем он занимался раньше, уже не хватит. Не хватит на скупку СМИ. Нет у Ходорковского и прямого желания бросать вызов Владимиру Путину, это тоже видно».

Другой бывший политический заключенный Эдуард Лимонов склонен рассматривать поведение Михаила Ходорковского как слабость.

«Человек капитулировал, - пояснил Лимонов в разговоре с «Веком». - Десять лет держался и стал обыкновенным эмигрантом. Ему не надо было уезжать из России - этим самым он разрушил весь свой авторитет, который он приобрел за годы своей безупречной отсидки. Он оказался слабым».

Сергей Марков полагает, что ситуация с Ходорковским - вовсе не личная проблема олигарха, а отражение общих тенденций в развитии государства.

«Вообще, на его примере виден кризис модели, - убежден эксперт. - Олигархический капитализм, парламентская демократия - все это осталось в прошлом. Страна, подчиненная Западу, - тоже. У Михаила Борисовича просто нет сейчас модели, по которой можно было бы строить страну. Причем, очевидно, что он полностью в контексте - в заключении он получал всю информацию о том, что происходит на воле, анализировал ее. Более того, мы с ним вели переписку, обсуждали, что сегодня стоит почитать. То есть, российскую общественно-политическую жизнь он знает хорошо. Другое дело, что за время его отсидки в России изменилась реальность, страна больше не подчинена Западу. Мы стали сильнее, Запад стал слабее за те годы, которые Ходорковский сидел. Олигархическая модель исчерпала себя не только в нашей стране, но и в мире».

По словам Маркова, он не видит в Михаиле Ходорковском большой политической фигуры, которая после десяти лет изоляции вернулась на «шахматную доску». У олигарха, по мнению эксперта, не осталось «запала», кроме того, он поступился своими прежними принципами. Тем более, что его запугивают, считает Марков.

«Михаил Ходорковский переоценил свое мировоззрение с точки зрения социальной справедливости, он признал, что этого не было в той деятельности, которую он вел раньше, - говорит политолог. - То есть, этот человек вышел из тюрьмы немного другим, и он вышел в другую реальность. К тому же он, наверняка, должен благодарить Путина за такое помилование, они, наверняка, нашли какой-то компромисс. И если Ходорковский нарушит этот компромисс, то власть будет свободна в своих ответных действиях. И это, конечно, значительно ослабляет его позиции. Ситуация выглядит так, что Ходорковский, вернувшись в Россию, сразу будет арестован. По третьему делу. Если же он остается за границей, то кому он тут интересен? Олигархи обычно народу не интересны - кто будет симпатизировать человеку, наворовавшему миллиарды? Да, он был знаменем оппозиции, проявил твердость духа в тюрьме, но люди помнят, что в то время, когда он воровал, страна разваливалась. Это ему никогда не простят. Даже сейчас он заявляет, что, мол, нужда не заставляет его работать. Но ведь всех остальных она заставляет… Олигархов ненавидели и продолжают ненавидеть лютой ненавистью. Если бы Ходорковский сказал: «Я признаю, что умел воровать лучше других, отдаю вам все нажитое, оставляю себе минимум - 2-комнатную квартиру, скромный автомобиль, начинаю все сначала», то его рейтинг взлетел бы колоссально. Но они все хотят и рыбку съесть, и на пальму влезть».

Эдуард Лимонов согласен с Марковым: политическая карьера для Ходорковского закончена.

«Кем он будет дальше - непонятно, - говорит политик. - Человек добровольно сказал: «Я политикой заниматься не буду, бизнесом заниматься не буду, оппозиции помогать не буду». И, главное, зачем он поехал в Берлин? Надо было, стиснув зубы, сказать: буду жить в России. Тогда бы и авторитет у него остался. Когда меня освобождали, я сказал - ни на миллиметр не отступлю от своих политических взглядов. Заявил это на Павелецком вокзале, когда приехал в Москву».

По словам Лимонова, Ходорковский, пойдя на сделку с властью, утратил право на то, чтобы считаться символом оппозиции, олицетворяющим несгибаемую волю и сопротивление «автократическому режиму».

«Он отказался от той возможности, которая ему была предоставлена судьбой, - сетует Лимонов. - В глазах многих людей, особенно либерального толка, он был политическим вождем де-факто, а когда он вышел, он всех разочаровал - мол, я еду к семье. Он выбрал свою судьбу - вместо героя стал обывателем. Он отказался от огромного шанса, это поступок еще и не расчетливого человека».