18+
  1. Малофеев начал судиться с ВТБ

Малофеев начал судиться с ВТБ

Малофеев начал судиться с ВТБ
Бывший акционер «Ростелекома» Константин Малофеев, в результате недобросовестной конкуренции со стороны структур Алишера Усманова попавший под прессинг силовиков и лишившийся сотен миллионов долларов, решил восстановить справедливость.

Он подал иск в Лондонский арбитраж против ВТБ, который, по мнению Малофеева, воспрепятствовал его сделке по созданию холдинга Garsdale. Сумма иска составляет $600 млн. - именно таков, по мнению Малофеева, размер его упущенной выгоды от несостоявшейся сделки с холдингом Алишера Усманова. Эта сделка сорвалась потому, что 10,6% акций «Ростелекома», принадлежавшие истцу, были на момент ее заключения арестованы по иску ВТБ. Банк обвинил фонд Малофеева Marshal Capital Holdings Ltd в мошенничестве, в результате которого ВТБ якобы потерял $225,05 млн. Арест с акций Marshal Capital Holdings Ltd сняли, однако, Малофеева к тому времени уже вытеснили из телекоммуникационного бизнеса.

Напомним, в 2011 году обыски в офисе Малофеева продолжались несколько дней, кроме того, силовики обыскали и его дом. Как писали СМИ, были изъяты документы и деловая переписка бизнесмена. Все эти следственные действия сопровождались массированной медиа-поддержкой изданий, принадлежащих Усманову.

О том, что пиар-кампания против Малофеева была спланирована заранее, говорят накладки вроде такой: принадлежащие Усманову СМИ сообщали о том или ином следственном действии до того, как оно проводилось, словно журналистам был известен график «прессования» бизнесмена.

Аналитики отмечали за всеми этими «накладками» один факт: и Усманов, и Малофеев фактически одновременно заинтересовались акциями регионального мобильного оператора «Теле2». Их можно понять - телеком-рынок заинтересован в расширении сферы влияния и пополнении клиентской базы.

Впрочем, для Усманова и Малофеева сделка по «Теле2» давала немного неравноценные бонусы. «Ростелеком» в случае слияния с дискаунтером мог внести серьезные коррективы в налаженную работу большой «тройки» - новые тарифы, привлекательные цены наверняка вызвали бы отток клиентов у монополистов. Усманов же, контролирующий «Мегафон», имел более утилитарную цель - «убить» «Ростелеком» и захватить его сеть.

Для этого олигарх задействовал свои самые серьезные связи. На «Ростелеком» ополчились и высокооплачиваемые пиарщики, и депутаты Госдумы, и чиновники из правительства, которые напрямую обращались в администрацию президента с предложением сменить руководство национальной телекоммуникационной компании. Такая вот рыночная конкуренция.

Впрочем, Малофеев раздражал конкурентов не только своим стремлением сделать мобильную связь более качественной и доступной для россиян. Для многих бельмом на глазу стала Лига безопасного Интернета, которую курировал бизнесмен. Идея ЛБИ заключалась в том, чтобы оградить неопытных пользователей Всемирной паутины от ресурсов, которые могут нанести им вред. Порнография, насилие, призывы к нарушению закона - в Интернете, к сожалению, тонны вредоносного контента, с которым и пыталась бороться Лига.

Идею Малофеева и вставших на его сторону депутатов Госдумы поддержали и в некоторых регионах России. Дело пошло, однако и тут началась медиа-дискредитация его инициатора. Потенциальные участники проекта, напуганные поднявшейся волной, один за одним отказывались заключать договора с Лигой, и нужное дело рухнуло, едва начиная вставать на ноги.

Однако бизнесмен, похоже, не собирается сдаваться. Для начала он решил вернуть упущенную выгоду от махинаций своих конкурентов, хотя сделать ему это будет, очевидно, непросто. По словам юристов, для этого Малофееву необходимо будет доказать, что его сделка по Garsdale действительно планировалась, а, доказав это, Малофеев должен будет обосновать и сумму упущенной выгоды.