18+
  1. Про соцсети, Геннадия и продажных политологов…

Про соцсети, Геннадия и продажных политологов…

Про соцсети, Геннадия и продажных политологов…
В четверг меня пригласили на круглый стол КООРДИНАЦИОННОГО СОВЕТА СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ НАРОДНОГО ФРОНТА ПРЕЗИДЕНТА РФ В. ПУТИНА. В зал одного из пресс-центров Москвы набилось человек 30 народу. Пенсионерки записывали в блокноты речь, которую толкал мужчина за столом.

ЦитатаБойцы Народного фронта отличились «отсутствием морали»Конец цитаты - Геннадий, — представился мужчина.

Он махал кипой бумаг: «Вот мои прямые соглашения с Путиным и правительством!»

Пенсионерки смотрели после этого уважительно. Поначалу мне показалось – уж не разводка ли это? Сейчас Геннадий достанет шляпу из-под стола, пустит ее по кругу, помогите, дескать, отцу русской демократии, прибывшему не из Парижа, а из Берлина.

Я попыталась выведать у Геннадия, что за социальные сети у президента Путина? Есть, например, сеть «Фейсбук». Есть «В контакте». А какие сети у Путина? Честно говоря, я никогда не слышала о таких.

- Там очень сложное название, вы всё равно правильно не запишите! – отшил меня Геннадий.

И тут же пообещал прислать правильное название сетей Путина мне на электронную почту. Правда, даже ее не спросив.

- Я вам всем, всем пришлю на почту! – обещал Геннадий.

Рядом с Геннадием сидели два напарника – седой неизвестный мне мужчина и депутат двух созывов Госдумы Александр Чуев. Чуев постоянно шептал кому-то что-то в телефон. Было видно, что сети ему не интересны.

Зато седой мужчина знал про сети Путина всё – он объяснил мне, что никаких сетей в Интернете у президента на самом деле нет, да они ему и не нужны – интернет-сетями пользуются только «креативщики», «болотные» и прочие идиоты.

У настоящих же патриотов и сети должны быть настоящие, а никакие не виртуальные. Мне тут же было предложено стать звеном такой вот сети. Поняв, что денег с меня не потребуют, я осмелела и начала слушать внимательней. Тем более что Геннадий пообещал – он надает нам таких советов, что завтра мы все станем Абрамовичами: «Абрамович когда-то приехал в Москву абсолютно нищим!»

Геннадий, явно прошедший специальные тренинги, вещал нам о том, что сейчас мы все – несчастные, страдающие, нищие, убогие. Половина из нас живет в ветхом фонде, часть топит дровами и на улицу ходит в туалет. Нас унижают чиновники, которые ОБЯЗАНЫ создать нам хорошую, райскую жизнь – обеспечить теплыми клозетами, деньгами, просторными квартирами.

Но чиновники этого не делают – они разворовывают наши, народные, деньги. Купаются в золоте и ездят на наши деньги на Майами, пока мы мерзнем в холодном сортире в своем ветхом жилье.

Геннадий рассказал нам о том, что несколько лет назад враги хотели устроить Майдан, свергнуть Путина. Но он не сдался. Он один борется за счастье народа – лицом к лицу с многочисленным врагом. И мы, народ, должны ему помочь, тоже включиться в борьбу за свое счастье.

Чиновники не дадут просто так нам теплые клозеты: взять их у них – наша задача. «Путин сказал – всё зависит от того, насколько народ требователен, — разжевывал нам Геннадий. – Каждый из вас может прийти в наши соцсети и создать ячейку. На все собрания ходить не обязательно – берите и звоните друг другу. Правда, иногда придется делать кое-какие рассылки…»

А начать каждый из нас должен с того, чтобы взять и написать заявление на имя Путина о нарушении госпрограмм. Не надо надеяться, что народу отдадут какую-то власть – ничего хорошего из этого не выйдет: «Один какой-нибудь пройдоха заберет печать, как в ТСЖ, а потом его не могут переизбрать. Если передать власть народу, будет, как в 90-е. Путин создал хоть какие-то признаки власти, но мы должны ее укрепить».

Геннадий рассказал, что президент Путин всегда мечтал быть с народом. Он создал «Единую Россию» — народ туда не пошел (а его звали?), создал ОНФ – там тоже «нет активности». Но не всё потеряно – теперь в ОНФ появился Геннадий.

Пока ему мешают разные ложные активисты, которые сосут из государства деньги, а сами при этом «заблокировали все социальные тромбы».

Мы, члены путинских соцсетей, должны разблокировать тромбы и начать яростную борьбу с чиновниками. Мы должны приходить к ним, чиновникам, и говорить, что их ждут выговор, строгий выговор и увольнение. При этом надо делать угрожающее лицо и повторять заветную фразу: «Я посоветуюсь с товарищами».

И всё бы ничего, но тут речь Геннадия прервал какой-то седой мужчина. Он записывал всё подробно вместе с пенсионерками, но потом вдруг неожиданно заявил:

- А чего это вы так долго говорите? Это же круглый стол – дайте и нам слово!

От такой наглости Геннадий просто опешил.

- Вы кто такой? – спросил Геннадий.

- Я политолог, — ответил пожилой мужчина.

- Политолог??? – радостно завопил Геннадий. – Товарищи, мы на нем сейчас как раз и потренируемся! Политологам власть платит деньги! Пошел вон, политолог! Смотрите, товарищи, это тоже искусство – изгонять людей! Как говорил товарищ Ленин, лучше меньше, да лучше!

Пожилой мужчина начал протискиваться к выходу, повторяя:

- Это хам! Хам! Это полное отсутствие морали!

Как только за политологом захлопнулась дверь, Геннадий продолжил лекцию под восторженные взгляды пенсионерок.

- Никто не борется с коррупцией просто так, у каждого свой интерес, — объяснял нам Геннадий. – Вы думаете, Памфилова бесплатно что ли борется? У нее гранты. И у Кабанова, и у Мамаева.

У пенсионерок глаза и вовсе загорелись – стоит нам стать звеном путинской цепи, начать борьбу с коррупцией, и гранты посыплются на нас, как из ведра!

Я пошла к выходу. Обойдусь как-нибудь без грантов. С обратной стороны дверей стоял изгнанный политолог и горько-горько плакал…

Александра АЛЕКСАНДРОВА