18+
  1. Республика Башкортостан: время зрелых решений?

Республика Башкортостан: время зрелых решений?

Республика Башкортостан: время зрелых решений?
В декабре 2013 года исполнилось ровно два года с тех пор, как исполняющим обязанности мэра города Уфы был назначен Ирек Ялалов, работавший до этого министром жилищно-коммунального хозяйства Башкирии. В начале 2014 года в Уфе объявили прием документов для участия в конкурсе на замещение вакантной должности.

А уже 28 января в местных СМИ был опубликован список претендентов. Вошли в него 10 человек. О них чуть позже. Сперва вспомним имена тех, кого эксперты называли стопроцентными кандидатами, но в списке их нет и в помине.

Уфимские эксперты прогнозировали, что в списки обязательно попадут представители кругов, близких к бывшему столичному мэру Павлу Качкаеву, первому заместителю премьер-министра Башкирии Рауфу Нугуманову, председателю местного парламента под экзотичным названием «Курултай» Константину Толкачеву, а также выдвиженцы от финансовых кругов, связанных с региональным ТЭК, Уфимским моторостроительным производственным объединением, строительной сферой и нефтехимическим комплексом. В связи с переплетением различных интересов ожидалось образование нескольких политических коалиций.

Но итоговый список кандидатов наверняка заставил уфимских экспертов крепко задуматься. В принципе, они в своих прогнозах не учли только один фактор – фактор времени. Если бы борьба за кресло мэра началась полгода назад, сценарий экспертов, вероятнее всего, воплотился бы в жизнь процентов на 80-90. Но полгода назад, в сентябре, шла другая борьба – выборы в местный парламент, тот самый «Курултай». Эти выборы выявили нелицеприятные факты о местной политической элите, общественным достоянием стал ряд изобличающих видеоматериалов, снятых на скрытую камеру. В них люди, похожие на представителей ближайшего окружения президента Башкирии Рустэма Хамитова, решали, кому быть в парламенте, а кому туда путь заказан. Эти факты изменили Рустэма Хамитова и его кадровую политику. Глава региона стал более избирательным, он меньше прислушивается к своему окружению, где у каждого свой интерес. Решения в Башкирии теперь принимаются не на волне эмоций, а на основе детального анализа. В принципе, произошло то, чего ожидают федеральные власти, назначая того или иного человека на должность главы региона. Назначенец сначала обживается, притирается, определяет «направления ветров» и, наконец, созревает, становится независимым от «местного давления». Так выстраивается вертикаль власти. Правда, не все с этой задачей справляются успешно. Таких обычно меняют очень быстро.

Итак, вернемся к наиболее прогнозируемым кандидатам на пост мэра башкирской столицы, которых «обновленный» Хамитов видеть на этой должности все-таки не пожелал. Главным претендентом эксперты называли Александра Филиппова, занимающего должность первого заместителя мэра башкирской столицы. Да, были косвенные признаки, говорившие в пользу того, что Филиппов подаст документы на участие в конкурсе. Бросалась в глаза его активность в конце 2013 года. Помпезно прошла пресс-конференция в городской мэрии, где господин Филиппов делал громкие заявления. В местных СМИ, в том числе, оппозиционных, с завидной регулярностью появлялись материалы, в которых Филиппова называли чуть ли не главным борцом за чистоту и открытость земельных отношений в Уфе. И это несмотря на то, что сам Филиппов является причастным к истории с арендой земельных участков, прилегающих к развлекательному комплексу «Огни Уфы». Законность операции, к которой молодой чиновник приложил руку в бытность бизнесменом, у многих экспертов вызывает сомнение.

В общем, складывалось впечатление, что Александр Филиппов намеренно наращивал свое присутствие в медиа-пространстве, попросту говоря, пиарился, поговаривали, что у него даже появилась собственная пресс-служба, что вынуждало задуматься. Повод для размышлений предоставила и оппозиционная пресса, которая, время от времени, с особой злобой «проезжается» по неугодным чиновникам. А к Филиппову оставалось лояльным даже информационное агентство «Башмедиа», принадлежащее башкирскому оппозиционеру Альберту Мухамедьярову, что, как минимум, странно.

Филиппов, кроме всего прочего, являясь молодым и видным мужчиной, завел дружеские отношения с влиятельными женщинами региона. Наверное это тоже было попыткой приблизиться к политической элите. Хотя метод сомнительный. Эффект может быть совершенно противоположным, в виде немилости разгневанных мужей.

По слухам, в Уфе к концу 2013 года вокруг Филиппова сколотилась целая коалиция, в которую вошли глава городского Совета Евгений Семивеличенко (возглавляет депутатский корпус, прямой работодатель мэра), окруженный слухами о земельном рейдерстве Вадим Старов, Дмитрий Король и их сотоварищи, птенцы, вылетевшие из гнезда московского башкира Хабирова.

Да, исходя из всего перечисленного, можно было сделать вывод, что Александр Филиппов метил на должность мэра башкирской столицы. Действовал он уверенно, что свидетельствует о наличии поддержки среди влиятельных политических фигур Башкортостана. Эксперты не исключают вероятность, что его главным лоббистом является заместитель Премьер-министра Республики Башкортостан Рауф Нугуманов.

Но в список претендентов Филиппов не попал. Хамитов, вероятно, не оставил без внимания указанные выше факты. И вывод этого игрока на поле боя не согласовал. Ведь результат мог оказаться совершенно нежелательным. Скорее всего, помешала и славянская фамилия. Кто-то может удивиться, но для национального региона это действительно важный фактор. Вспомните, с чего начиналось отделение Казахстана от СССР. Первым проявлением напряжённости в период перестройки стали события, известные под названием «Желтоксан», произошедшие в Алма-Ате в 1986 году. Волнения начались из-за решения Горбачева о снятии с должности национального лидера Динмухамеда Кунаева, и замене его на ранее не работавшего в Казахстане Геннадия Колбина. Участники беспорядков требовали назначить на должность не «варяга», а казаха из представителей местной элиты.

Сегодня в национальных республиках России подобные настроения тоже имеют место быть. Например, в Башкортостане, где с приходом Хамитова во власти уменьшилось количество представителей титульной нации, сегодня националистические настроения особенно сильны. Глава региона не может не знать об этом и на осознанный риск идти не стал.

Идем дальше. Эксперты полагали, что своего человека в Уфу может попытаться протолкнуть и бывший мэр башкирской столицы Павел Качкаев. С преемником у него отношения не сложились. Лояльный к нынешнему руководству республики Ялалов нанес болезненные удары по бизнес интересам Павла Качкаева. И он действительно мог попытаться сменить нынешнего мэра и посадить на его место своего человека. Одним из возможных выдвиженцев Качкаева называли Рамиля Халимова. Он до 2008 года работал первым заместителем мэра Уфы.

Что касается этой кандидатуры – тут изначально все было ясно. Хамитов не жалует бывших соратников бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова. Рамиль Халимов и сам явного интереса к борьбе не проявил, заявив в одном из интервью, что возвращаться на муниципальную службу не намерен, поскольку доволен нынешним положением дел. Список претендентов на должность мэра это подтвердил.

Эксперты прогнозировали, что амбициозный Рауф Нугуманов в этой партии вряд ли ограничится одним игроком и попытается взять верх если не «качеством» претендентов, то их количеством. Еще одним его «тузом» называли Михаила Давыдова, который ныне возглавляет администрацию Уфимского района (не путать с администрацией города Уфы, это разные муниципалитеты). В Уфе ходили слухи, что ему еще в 2013 году поступило заманчивое предложение свергнуть президентского ставленника Ялалова и сесть на его место. Но тут есть фактор, который играет не в пользу Давыдова – кроношпановский шлейф.

Жителю Башкирии не надо объяснять, что такое Кроношпан, и с чем его едят. Такое название носит деревообрабатывающий завод, который хотят построить под Уфой – аккурат в Уфимском районе. Но местные экологи устроили по этому поводу настоящий бунт, якобы будущее производство нанесет природе республики большой ущерб. Бунт этот носит скорее заказной, политический, а не экологический характер. Поговаривают, что дров в этот костер подкидывают поочередно бывший глава республики Муртаза Рахимов и бизнесмен-оппозиционер Альберт Мухамедьяров, чтобы очернить Хамитова. И у них получается. Народ клюнул и акции протеста против Кроношпана для Уфы и Уфимского района не редкость.

Но Давыдов, похоже, трезво оценил свои возможности и, как показало 28 января, подавать документы на участие в конкурсе не стал. Однако и с Нугумановым ему отношения портить никак нельзя. Вот он и намекнул ему, что от борьбы не отказывается – так в список кандидатов на должность мэра попал заместитель Давыдова Вячеслав Гаврилов. Поэтому можно предположить, что сам Давыдов появится на большой политической арене чуть позже. Возможно, он созреет к президентским выборам.

Нугумановским чертом из табакерки мог стать и Салават Бахтияров, который сейчас возглавляет администрацию одного из районов Уфы. То ли просто однофамилец, то ли брат Салавата Бахтиярова по имени Искандар – генеральный директор ОАО «Уфанет», ведущего телекоммуникационного оператора на территории Башкортостана. «Уфанет», в свою очередь, является активом ООО «Трилистник групп» - одного из лидеров в Урало-Поволжском регионе по инвестиционной деятельности и управлению промышленными активами. Поговаривают, что данная группа в особом фаворе у первого лица региона. К тому же, злые языки утверждают, что в заместителях у господина Искандара Бахтиярова работает некая дама, состоящая в тесных отношениях с Рауфом Нугумановым.

Но даже такие связи не помогли Салавату Бахтиярову попасть в список кандидатов на должность мэра. Полгода назад это могло прокатить, но «обновленный» Рустэм Хамитов трезво оценил, что получит в его лице абсолютно «ручного» сити-менеджера, не обладающего, однако, достаточным опытом для управления городом-миллионником.

Итак, Хамитов «отсеял» варианты, навязываемые представителями различных элит. Заявления на участие в конкурсе в итоге подали 10 человек. Даже уфимские эксперты признаются, что имена некоторых из них слышат впервые.

Что ж, пройдемся по списку. Первым по алфавиту следует некто Николай Бажин. В Уфе его знают как шоумена, предпочитающего наряжаться в костюм Деда Мороза и заявляться в таком виде в гости к чиновникам. В принципе, мотивы этого персонажа ясны – перед ним, скорее всего, поставлена задача превратить процедуру в балаган. А значит, реальным претендентом на должность он вряд ли является. Да и слухи о Бажине ходят такие, что муниципальная служба ему не светит. Поговаривают, что у него имеются проблемы с судебными приставами в Ханты-Мансийском автономном округе. Якобы, за ним одних исполнительных листов накопилось на сумму около 4 миллионов. А в Уфе Бажин нашел покровителя в лице оппозиционера Мухамедьярова и верно служит ему, покуда тот прикрывает от нападок со стороны правоохранителей. Правда это только слухи, но дыма без огня, как известно, не бывает.

Вторым следует уже упомянутый в этой статье Вячеслав Гаврилов. Он, вероятнее всего, является проектом Давыдова, необходимым лишь до тех пор, пока тот сам не очистится от кроношпановского шлейфа и не будет готов к большой политической борьбе.

Третий претендент – Рафик Дусалиев. Председатель регионального отделения партии «Республиканская партия России – Партия народной свободы» (ПАРНАС). Известен тем, что предлагал внести изменения в Конституцию Башкирии и в государственное устройство республики в целом. Поговаривают, что страсть изменять документы у него вообще маниакальная. По слухам, чтобы избежать наказания за какие-то мелкие нарушения закона, он слегка подкорректировал свои паспортные данные. Вскоре правда всплыла, но делу ход не дали – шумихи было бы больше.

Далее следует Саид Закиров, генеральный директор Башкирского троллейбусного завода. Тут следует оговориться. Хамитов, конечно, отсеял кандидатов, навязываемых различными политическими силами. Но ведь и окружение главы региона становится хитрее и изворотливее. В фигуре Саида Закирова эксперты видят дальновидный проект того же Рауфа Нугуманова и бывшего руководителя администрации президента Башкирии Владимира Балабанова. Кстати, назначение Закирова на должность генерального директора троллейбусного завода пролоббировал именно Балабанов – это факт известный.

Чем может быть интересна новая должность самому Саиду Закирову? Может быть тем, что принадлежащий республике пакет акций ОАО «Башкирский троллейбусный завод» в размере 55,41 процента уставного капитала будет выставлен на торги 27 февраля и новую работу все равно придется искать?

Еще один претендент – Николай Пучнин, экс-министр экономического развития и промышленности республики. Его, вместе с Бажиным, эксперты считают очередной креатурой Альберта Мухамедьярова. Сам Мухамедьяров, по одним слухам, покинул страну, а по другим – готовится к президентским выборам. Должность мэра для него уже мала.

Владимира Чернова, который возглавляет в мэрии Уфы управление коммунального хозяйства, эксперты считают дублером Ялалова, лишенным сколь-нибудь серьезных политических амбиций. Заберет документы по первой просьбе шефа.

Есть среди претендентов и руководитель отделения организации инвалидов «Факел», паралимпиец Марат Юсупов. Инвалид-колясочник часто принимал участие в акциях мухамедьяровских СМИ, направленных на дискредитацию городских программ по созданию безбарьерной среды.

Кто такие Ильшат Шафигуллин и Ринат Насибуллин затрудняются ответить даже уфимские эксперты. Данных о них пока нет.

И последний по счету претендент – Ирек Ялалов. Нынешний и.о. мэра Уфы, который за два прошедших года успел запустить несколько крупных проектов и заинтересован в их успешном завершении, постарается сохранить должность за собой. Удивительную солидарность и единодушие проявили городские депутаты, представители различных фракций, объявившие сразу после начала конкурса на замещение должности главы городской администрации о своей склонности вновь поддержать Ялалова. Но это еще ничего не значит ни для Ялалова, ни для других претендентов. Решающее слово скажет глава региона. А он, как уже говорилось выше, сегодня предпочитает взвешенный подход.

Вспомним недавние страсти вокруг должности главного идеолога политической системы Башкирии – главы президентской администрации. Какие только слухи не будоражили в этот период общественность региона. Кого только не пророчили на эту должность, начиная от первого заместителя премьер-министра Республики Башкортостан Рауфа Нугуманова и заканчивая председателем государственного комитета Башкирии по транспорту и дорожному хозяйству Ильясом Мунировым. Хамитов оказался хитрее всех. По крайней мере, имя Сергея Молчанова (возглавлял до этого один из небольших, по федеральным меркам, городов Башкирии – Октябрьск), в качестве претендента на эту должность, вообще нигде не упоминалось.

Это назначение и стало первым сигналом перелома, произошедшего в Хамитове. Теперь он принимает все важные решения самостоятельно и уже не на волне эмоций, как это было в первые годы. Импульсивность, заключающаяся в склонности действовать по первому побуждению, под влиянием внешних обстоятельств, уступила место взвешенным и обдуманным решениям.

Дальновидность назначения Молчанова заключается вот в чем – он имеет большой опыт чиновничьей работы – руководил Октябрьском с 2003 года. В течение двух последних лет он нес общественную нагрузку, являясь председателем ассоциации «Совет муниципальных образований РБ». Многие эксперты считают, что успешное управление региональным промышленным городом, а также знание проблем городов и районов региона, и стало решающим фактором при назначении Сергея Молчанова на ключевой для башкирской политики пост. Но для Хамитова, скорее всего, определяющим стал другой фактор – отсутствие ангажированности, не связанность Молчанова с теми или иными политическими группами, лоббирующими свой интерес.

Таким образом, Хамитов выбрал человека, который будет работать на него, а не на темную лошадку, рвущуюся к власти, каковых вокруг президента Башкирии сегодня как никогда много.

Ряд других кадровых назначений, произошедших в последнее время в регионе, подтвердил, что Рустэм Хамитов поменял свою кадровую тактику. К примеру, после Молчанова в Администрацию Президента попали еще несколько чиновников муниципального уровня. Среди них – Рамиль Дильмухаметов, Владимир Нагорный, трудившиеся до этого в администрации Уфы и имеющие, в отличие от ранних назначенцев Хамитова, солидный опыт работы. Скажем так – ставка сделана не на молодость и энергичность, как прежде, а на опыт и взвешенность. За это Хамитова даже могут обвинить в политическом консерватизме. Но, говоря словами Николая Бердяева, смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперёд и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию.

В чем логика последних назначений? Все просто. Чем выше сидит чиновник, тем выше его ангажированность, шире круг личных интересов. Среди них соратников искать не стоит. А на муниципальном уровне есть люди, лояльные действующему Президенту и он сколачивает из них по-настоящему свою, сильную команду. Он взвешивает все «за» и «против», прежде чем принять окончательное решение. На советы ближайших соратников сегодняшний Хамитов вряд ли отреагирует – он уже допустил несколько ошибок, ориентируясь на мнения высокопоставленных башкирских чиновников. Именно с этим была связана кадровая чехарда последних лет в руководящих органах республики. Именно за это его критиковали эксперты.

Нужны ли Хамитову, которому вскоре самому придется выдвигаться в качестве кандидата на президентских выборах, такие непопулярные меры? Вряд ли.

Так что в вопросе утверждения столичного главы его решение тоже будет взвешенным и обдуманным, основанным на принципе целесообразности.

P.S. Первые признаки консенсуса и примирения политических элит, наблюдаемые сегодня в Башкирии, кому-то явно не дают покоя. С этим, в частности, связаны попытки породить конфликты между различными ведомствами и органами власти региона. Кто-то хорошо информированный то и дело сливает в СМИ «инсайдерскую» информацию со ссылкой на различные источники, которые, в свою очередь, вынуждены затем оправдываться, что подобных утечек не допускали.

Кому выгодны искусственно создаваемые конфликты? Кто эта хорошо информированная о делах в регионе «темная лошадка»? Бывший президент республики и его окружение? Московские башкиры? Либо сочинский строитель, который в скором будущем останется без работы? Это уже тема для будущих публикаций.